Sponsor's links:
Sponsor's links:

«««Назад | Оглавление | Каталог библиотеки | Далее»»»

прочитаноне прочитано
Прочитано: 8%

однако, считают, что Джаядева родился в Ориссе, а третьи называют местом его рождения Южную Индию. Тем не менее нет сомнений в том, что Джаядева в течение многих лет жил в Навадвипе и последние дни своей жизни провел в Джаганнатха Пури. Одна из самых знаменитых его книг, <Гита-Говинда>, исполнена трансцендентной любви к Кришне. Перед началом танца раса девушки-пастушки Враджа, самые близкие преданные Господа, переживали божественную разлуку с Кришной, и <Гита-Говинда> описывает их сокровенные духовные чувства. <Гита-Говинда> имеет много бесценных комментариев. Чондидас, сын священнослужителя, родился в деревне Наннура провинции Бирбхум в Бенгалии в начале XIV века. Полагают, что Чондидас и Видьяпати были большими друзьями, выражая в своей поэзии трансцендентную любовь к Кришне. Описанное Чондидасом и Видьяпати чувство экстаза было проявлено Господом Шри Чайтаньей Махапрабху. У Шри Чайтаньи было немало и других выдающихся предшественников. В ранние века движение бхакти пышно расцвело в Южной Индии благодаря альварам. Слово альвар означает <погруженный в медитацию>, и святые мудрецы древнего южно-индийского движения бхакти, без сомнения, были одержимы любовью к Богу. Они стали провозвестниками религии бхакти, в XVI веке в совершенстве представленной Господом Чайтаньей. По свидетельству ученых Индии, альвары, которых было двенадцать, жили между II и IX в. н.э., но древняя вайшнавская литература говорит, что некоторые из них появились в конце Двапара-юги, а другие - в начале Калиюги. Все альвары были махабхагаватами, которые проявляли наивысшую любовь к Богу, бхагаватпрему. Каждый из них имел божественную встречу с Господом и был постоянно поглощен любовью к Нему. Свои мистические откровения они выражали в прекрасной поэзии. Собрание четырех тысяч песен преданности альваров на тамильском языке получило название <Налайира-дивья-прабандхам>. Гимны эти выражают состояние души, полностью зависящей от Бога и предавшейся Ему. Они также прославляли Господа Нараяну и главное во всей Южной Индии божество Вишну - Господа Ранганатху в Шри Рангаме. Во многих стихах альвары воспевают славу Господу Кришне, сыну Нанды Махараджа и возлюбленному девушек Враджа (гопи). <Дивьяпрабандха> считалась в Шри-сампрадайе такой же сокровенной, как Вайшнававеда, и была даже предметом поклонения. Особенностью религии бхакти, которую исповедовали альвары, было сближение людей высших и низших каст, мужчин и женщин, богатых и бедных, образованных и невежественных, чистых и нечистых. Среди альваров Андаль была женщиной, Тируппана принадлежал к низшей касте, Кулашекхар был царем, Тондарадипподи в прошлом был великим грешником. Согласно альварам, единственное, что необходимо для самоосознания, - это прапатти, то есть преданность. Песни альваров стали величайшим источником вдохновения для вайшнавов Южной Индии, а также оказали влияние на развитие вайшнавизма на севере. Если альвары придавали особое значение дасья-расе (любовь слуги к своему господину), сакхья-расе (дружеская любовь) и ватсалья-расе (родительская любовь), то северный вайшнавизм (Гаудия) главной считал мадхурьярасу, супружеские отношения с Богом, которую во всей полноте выразил в Своем учении Господь Чайтанья Махапрабху. Мадхурья-раса Господа Чайтаньи вобрала в себя суть южного и северного вайшнавизма. В средние века на юге и на севере Индии великая монотеистическая традиция вайшнавской (ведической) теологии в целом пребывала в глубоком упадке. Несмотря на благородные попытки великих преданных, подобных альварам, Индия долгое время подвергалась духовным <атакам> учения Будды и Шанкары. Как свидетельствует история, во времена Будды (середина I тыс. до н.э.) ведическая религия пришла в упадок. Последователи Вед под видом ведических жертвоприношений убивали животных. Будда пришел, чтобы прекратить это лицемерие, и ради достижения своей цели вообще отрекся от Вед. Шанкара (VIII в.) явился, когда буддизм, получив поддержку императора Ашоки, распространился по всей Индии. Он восстанавливает авторитет ведических писаний, но в искаженном виде. Иногда философия Шанкары рассматривается как компромисс между теизмом и атеизмом. После полного атеизма буддистов невозможно было сразу восстановить теистическую концепцию Вед, и поэтому Шанкара пошел на компромисс, которого требовали время и обстоятельства. Его толкования напоминают буддизм, но при этом он опирается на авторитет ведической литературы. Шанкара говорил, что Бог - это абсолютная сила и всякое личностное отношение к Богу - плод воображения. Интерпретация ведической литературы, данная Шанкарой, стала известна под названием Адвайтаведанта (монистическая веданта), потому что он утверждал, что живое существо, джива, неотличимо от Бога. Хотя в священных писаниях Абсолютная Истина часто описывается как Верховная Личность, а дживы - как Его вечные составные частицы, всегда зависящие от Него, Шанкара учил, что Абсолютная Истина (Парабрахман) - это и есть дживы и что в конечном счете в духовном бытии нет разнообразия и личностей. Он учил, что кажущаяся индивидуальность Верховного существа и дживы - ложна. Отрицанием множественности джив Шанкара расходился со всеми традиционными ведическими школами. Более того, он утверждал, что ответить на вопрос о происхождении Космоса невозможно и что природа майи непостижима. Объясняя те места Вед, где Ишвара, Верховная Личность Бога, описана как причина всех причин, Шанкара развил теорию двоичного Брахмана. В соответствии с ней существует два аспекта Брахмана - чистый имперсональный Брахман и Брахман, проявляющийся во Вселенной как Бог. Чтобы обосновать это утверждение, Шанкаре пришлось по-своему истолковать или вообще отвергнуть многие ведические писания. Приравняв дживу к Бхагавану, он вступил в резкие противоречия с <Бхагавад-гитой> и Пуранами. Внешне Шанкара принимал авторитет <Бхагавад-гиты>, но его толкования стихов <Гиты> противоречат ее ясным выводам, сиддханте. Имперсональному учению Шанкары бросила вызов великая проповедь преданности, которую несли альвары, достигшая своих высот с приходом Рамануджи (1017 - 1137), ачарьи Шрисампрадайи. Он продвинул процесс восстановления авторитета Вед на один шаг. Если Будда остановил явное лицемерие заблудших последователей ведических писаний, просто отвергнув эти писания, а Шанкара восстановил авторитет Вед, позволив своим последователям интерпретировать их содержание, то Рамануджа приблизился к изначальному монотеизму Вед, сформулировав свою философию Вишиштаадвайта-вада, или ограниченный монизм. Рамануджа учил, что качественно мы такие же, как и Бог, но мы и отличны от Него. На первый взгляд Рамануджа подчеркивает больше единство, чем различие. А если человек подобен Богу, то служение Богу теряет всякий смысл. Если Бог и живое существо едины, то можно спросить, кому служить? Доктрина полного единства Бога и живого существа выражена в философии Шанкары, а Рамануджа гораздо ближе, чем Будда и Шанкара, подходит к изначальной ведической сиддханте (заключение), потому что в конечном счете утверждает значительное различие между живым существом и Богом. Однако особо выделил это различие Мадхвачарья. Приблизительно через сто лет после прихода Рамануджи появляется Мадхва (1239 - 1319), ачарья Брахма-сампрайи, проповедующий Двайту, доктрину чистого дуализма, которая ясно утверждает, что существует вечное различие между Богом и дживой. Рассматривая соотношение трех сущностей - Верховного Господа, дживы и материального мира, - Мадхва говорит, что Бог отличен от Своего материального творения. Дживы также отличны от материи, потому что являются высшей духовной энергией Бога. В то же время дживы отличны от Бога, они являются Его слугами и во всем зависят от Него. Между школой чистого дуализма Мадхвачарьи и школой монизма Шанкары существует большая разница, отразившаяся в индийской философской литературе. Идеология Шанкары сделала шаг вперед с появлением книг Валлабхачарьи (Валлабхи Бхатты), современника Господа Чайтаньи, потому что он дополнил Шанкару своей философией Шуддха-адвайты, <чистого монизма>. Валлабха, которого обычно относят к Рудра-сампрадайе, философски был очень близок к имперсоналисту Шанкаре, но он утверждал поклонение Радхе и Кришне и в этом сближался с Господом Чайтаньей. Мадхвачарья, Рамануджа и позже Валлабха признавали единство и различие между Богом и живым существом, тогда как Шанкара признавал только единство. Нимбарка, которого считают ачарьей Кумарасампрадайи, был еще ближе к доктрине Господа Чайтаньи благодаря своей философии свабхавика-бхеда-абхедавада и поклонению Радхе и Кришне. Ведическая традиция считает Мадхву и Рамануджу величайшими вайшнавами среди всех индийских философов, потому что они утверждали различие между Богом и живым существом (в противоположность единству). Однако нужно отметить, что таттва-вади, школа последователей Мадхвы, меньше всего приблизилась к учению Господа Чайтаньи, тогда как последователи Рамануджи были очень близки. Господь Чайтанья Махапрабху окончательно сформулировал философскую доктрину вайшнавов, сказав, что Бог и живое существо одновременно едины и различны. В итоге Господь Чайтанья причислял Себя к Мадхва-сампрадайе и был близок со многими представителями Шри (Рамануджа)-сампрадайи. Известно, что Он обратил и Валлабху Бхатту, но впоследствии тот основал свою школу. Философия Шри Чайтаньи - это суть всех вайшнавских философий, ясная сиддханта, самое точное объяснение слов Бхагавана, Шрилы Вьясадевы, и последнее слово в философии <Веданты>. А.Ч. Бхактиведанта Свами Прабхупада заканчивает предисловие к <ШримадБхагаватам> такими словами: <Философия Шри Чайтаньи богаче любой другой, что позволяет ей быть живой религией дня, способной стать вишва-дхармой, или всемирной религией>. В действительности все четыре вайшнавские философии - Вишиштаадвайта, Двайта, Шуддха-адвайта и свабхавика-бхеда-абхеда - проложили путь для появления доктрины Господа Чайтаньи, которая получила название ачинтья-бхеда-абхеда-таттва. Господь Чайтанья усовершенствовал все четыре философские системы. Учение Его провозглашало одновременное непостижимое единство и различие живого существа и Бога. Мы едины с Богом качественно, но не количественно. Капля океана и сам океан, как показывает химический анализ, имеют одну структуру, но капля очень мала, а океан велик. Точно так же Господь преисполнен всех достояний - красоты, богатства, силы, знания, славы и отречения. Будучи Его неотъемлемыми частицами, мы обладаем такими же качествами, но в очень незначительной степени. Поэтому мы не Всевышний. Наоборот, всегда и во всем завися от Бога, мы призваны служить Ему. Ведическая литература провозглашает, что Бог - изначальный источник разнообразных энергий. В этом Его можно сравнить с Солнцем, которое излучает энергию в виде света и тепла. Как Солнце нельзя отделять от солнечных лучей, так и Бог неотделим от Своих энергий, Бог и Его энергии - одно целое. Но в то же время Бог и Его энергии различны. Солнце и солнечные лучи как едины, так и различны. Когда мы наслаждаемся на Земле солнечными лучами, сама огненная планета находится очень далеко от Земли. Бог тоже находится повсюду благодаря Своим проявленным энергиям, но в то же время Он сохраняет Свою индивидуальность, обладая именем, формой, качествами, имея обитель и наслаждаясь играми со своими преданными. Хотя все живые существа - это проявленная энергия Бога, Бог и живое существо одновременно различны (бхеда) и неразличны (абхеда). Для обусловленной души эта истина (таттва) остается непостижимой (ачинтья). В этом и состоит изначальная ведическая сиддханта, суть. С приходом Господа Чайтаньи процесс восстановления авторитета Вед был завершен. Когда мы говорим о философии Господа Чайтаньи, или сознании Кришны, не нужно путать его с индуизмом. Сознание Кришны берет начало в древнейшей ведической литературе, тогда как индуизм вовсе не упоминается в Ведах. Более того, используемый сегодня термин <индуизм> утратил свое первоначальное значение. Когда Александр Великий вторгся в Индию около 325 г., он пересек реку Синдху и назвал ее Индус, это слово легче было произнести на греческом языке. И все воины Александра Македонского стали называть земли, лежащие к востоку от реки Синдху, Индией. Позже мусульманские завоеватели назвали реку Синдху Хинду, потому что на фарси санскритский звук <с> произносится как <х>. Персияне называли земли, лежащие к востоку от реки Синдху, Хиндустан. В более поздние века эти земли снова стали называться Индией, но во время британского владычества политики часто использовали слова <хинду> или <индуизм>, подчеркивая иностранное звучание этих слов. Делалось это для того, чтобы отличить индусов от мусульман, что помогало британским правителям <делить и править>. Западные писатели приняли этот термин из удобства, а восточные - просто вынуждены были принять его. Эта путаница распространилась, когда слово <индуизм> стало все шире использоваться для определения так называемой религии индийского народа. Однако гораздо в большей степени оно подходит для описания культуры этого географического региона, довольно разноликого и многообразного во многих отношениях. Непонимание, связанное с термином <индуизм>, сделало его в действительности неупотребимым словом. Его употребление можно сравнить с употреблением слова <инки-изм>, если представить себе, что захватчики вторглись в США и назвали местный уклад жизни этим словом, считая его американской культурой. В Индии нет религии, называемой <индуизм>, и даже сегодня ученые и хорошо осведомленные религиозные лидеры не используют этот термин. Вместо него они пользуются выражением санатана-дхарма, что означает <вечный закон>, который и описывается в древней ведической литературе Индии. Слово же <индуизм> является обычным производным от слова <Индия> и не имеет реального смысла. Ведическая философия Господа Чайтаньи основывается на этом до-индуистском, несектантском и вселенском учении, и принцип этот может быть использован последователями всех религиозных направлений. Ярко описывая период индийской истории, предшествовавший приходу Господа Чайтаньи, Равиндра Сварупа, современный ученый, последователь Господа Чайтаньи, пишет: <В таком окружении Господь Чайтанья торжественно начал возрождение бхакти и привлек внимание людей к Богу, тогда как в это же время Ренессанс в Европе привлек взгляд людей к человеку и миру. Люди, подобные Да Винчи, были очарованы изумительной сложностью и гармонией материальной природы. С ненасытным любопытством погружались они в ее секреты и были сполна вознаграждены открытиями. В то же самое время, как будто в противовес, Господь Чайтанья, возрождая бхакти, открыл миру беспрецедентный путь во внутреннюю динамику бесконечной любви ко всепривлекающей Верховной Личности Бога. Точно так же, как люди Ренессанса пытались открыть мир и познать секреты природы, Господь Чайтанья и Его спутники открыли царство Бога и секреты любви к Нему. Людям Ренессанса мир и человек казались полными безграничных возможностей. Западная цивилизация до настоящих дней следует этой точке зрения. Но с каждым днем становится все более и более очевидным, что мир и человек не живут согласно своим обещаниям. Ренессанс обратил взгляд людей от Бога к человеку и материи и лишил их всякого трансцендентного источника понимания смысла жизни и ее ценностей. Результатом этого стали отрицание возможностей объективного познания мира в силу относительности человеческих знаний и полный скептицизм. Были выпущены на волю демонические силы, которые опустошают

«««Назад | Оглавление | Каталог библиотеки | Далее»»»


Sponsor's links: