Sponsor's links:
Sponsor's links:

«««Назад | Оглавление | Каталог библиотеки | Далее»»»

прочитаноне прочитано
Прочитано: 9%

этот садху, приведи его ко мне, - сказал царь повару. На следующий день Намби снова принес траву, и тогда повар сразу привел его к царю. - Чем мне наградить тебя? - спросил царь. - Каждый день ты приносишь эту редкую траву и не просишь платы. И тогда Намби попросил царя поговорить наедине. Он рассказал об уходе его деда и о том, что дед оставил ему великое сокровище, которое просил перед смертью передать Алабандаре. - Мы отправимся вместе, и я передам вам то, что было завещано Натхамуни. Сокровищем, о котором говорил Намби, был прекрасный Господь Ранганатха, божество огромного семистенного храма на острове посреди реки Кавери. Намби прочитал царю послание <Бхагавад-гиты>, и после четырех дней пути они достигли реки, переплыли ее и оказались у ворот священного храма. Намби провел Алабандару через шесть наружных ворот, пока они не очутились у храмовой комнаты. Тогда Намби сказал: - Перед нами на Ананта-Шеше, как на ложе, лежит сокровище, которое было единственным достоянием твоего деда, - это Господь Шри Ранганатха, Господь Лакшмидеви, самый прекрасный из всех личностей. Услыхав это, Ямуначарья бросился вперед и упал без сознания у лотосных стоп божества. С этого дня у него пропало желание быть царем. Он принял посвящение у Намби и провел остаток своих дней в служении Ранганатхе. Он возглавил общину вайшнавов, написал четыре книги по вайшнавской философии, а также много молитв, прославляющих Верховного Господа. Ямуначарья был особенно предан писаниям своих предков - <Тамильским Ведам>, которые постоянно цитировал и по которым учил всех своих учеников. В конце концов царь Чхоласа и его царица приняли его своим гуру и посвятили себя поклонению Господу Вишну. Все преданные Южной Индии любили Ямуначарью за его отрешенность, ученость, скромность и непоколебимую преданность. Ямуначарья писал в основном на санскрите в отличие от песен альваров на тамиле. Он подготовил почву для Рамануджи, который основал Шрисампрадайю, как теологическую школу вайшнавизма. У Ямуначарьи было много учеников и последователей, но история сохранила имена только двадцати из них. Хотя все были искренними и преданными своему гурудеву, только Шри Рамануджачарья воплотил надежды Ямуначарьи, связанные с будущим вайшнавизма. Рамануджачарья Перия Тирумалай Намби, которого также называли Шри Шайла Пурна, был любимым учеником Ямуначарьи. Он принял отречение от мира и жил со своим гуру, служа ему, пока учитель не покинул эту планету. У Намби было две сестры - Бхудеви и Шридеви. Бхудеви была замужем за брахманом Асури Кешавачарьей, который жил в Перумудуре, в двадцати шести милях от Мадраса. Скоро у них родился сын, и Намби назвал его Лакшманом, именем младшего брата Господа Рамачандры. В действительности он и был воплощением Лакшмана. Поскольку мальчик был великим преданным Господа Рамы, вскоре все стали называть его Рама-ануджа, то есть <слуга Рамы>. Рамануджа родился в пятнадцатый день полной луны в месяце Чаитра в 1017 году. Семья его принадлежала к касте Вадама смарта-брахманов, считавшихся пандитами. Отец Рамануджи, Кешавачарья, всегда был занят совершением ведических жертвоприношений и за это прославился как Сарвакрату, тот, кто проводит все виды жертвоприношений. Когда сын его подрос, отец дал ему хорошее санскритское образование, обучая логике, грамматике и Ведам. Хотя Рамануджа получил хорошее брахманическое воспитание, он не проявлял глубокой привязанности к тамильским гимнам, прославляющим Шри Вишну. Дремлющая в его сердце преданность Господу пробудилась в нем благодаря общению с учеником Шри Ямуначарьи по имени Канчипурна, который не был брахманом, и Рамануджа уже в раннем детстве вел себя как святой. Время шло, он прошел все очистительные обряды благочестивых хинду, в том числе и церемонию одевания брахманского шнура, а затем женился, когда ему было шестнадцать лет. Через месяц после женитьбы Рамануджи отец его тяжело заболел и покинул этот мир, и Рамануджа вместе со своей семьей переселился в Канчипурам, где стал посещать высшее учебное заведение Ядавы Пракаши, ведантиста имперсональной школы Шанкары. Решение отдать Рамануджу в не-вайшнавскую школу показывает, что семья его не строго придерживалась поклонения Вишну. Как истинные кастовые брахманы, родственники заботились лишь о том, чтобы их сын стал великим ученым. Некоторые, правда, считают, что этот шаг позволил Раманудже хорошо изучить аргументы Шанкарачарьи, прежде чем он опровергнет их в собственных комментариях. Скоро Рамануджа стал лучшим и самым любимым среди всех учеников Ядавы Пракаши. Ядава Пракаша проповедовал теорию монизма и считал иллюзией все формы этого мира, включая и Шри Вишну. С каждым днем преданность Господу Вишну лотосом распускалась в сердце Рамануджи, и отвращение к этой философии росло. Но из уважения к своему учителю он избегал конфликтов. Скоро, однако, настал день, когда он не смог стерпеть имперсонализма Ядавы Пракаши. Рамануджа растирал спину своему гуру, когда Ядавы Пракаша объяснял стих из <Чхандогья Упанишад>. В этом стихе были слова: капийашан пундарикам эвам акшини. Вслед за Шанкарачарьей Ядава Пракаша сказал, что капи означает <обезьяна>, и ашанам - <зад>, и поэтому стих в толкованиях Ядава Пракаши прозвучал так: <Лотосные глаза Господа Вишну красны, как зад обезьяны>. Рамануджа был так разгневан этим оскорблением, что горячие слезы покатились из его глаз и стали капать на спину его гуру, причиняя ему боль. Ядава Пракаша не понял, что так взволновало его ученика, и спросил, что произошло. Когда Рамануджа возразил толкованиям своего гуру, Ядава Пракаша очень удивился и отверг доводы Рамануджи. Рамануджа объяснил, что капийашан означает <то, что находится на воде и, выпивая воду, пышно расцветает>, другими словами, это лотос. И значение стиха было: <Лотосные глаза Вишну прекрасны, как красноватые лотосы, которые распускаются в воде>. Когда Ядава Пракаша увидел, как искусно его опроверг ученик, он понял, что у него появился могущественный противник, и с этого дня начал плести интриги против Рамануджи. Он задумал вместе с учениками совершить паломничество к Ганге и там убить Рамануджу в укромном месте. А чтобы очиститься от греха, им достаточно будет совершить омовение в Ганге. К счастью, двоюродный брат Рамануджи по имени Говинда, узнав о коварном замысле, успел предупредить Рамануджу, и Рамануджа спасся. Когда Ядава Пракаша вернулся в Канчипурну, Рамануджа стал снова посещать его лекции, хотя в душе уже искал другой путь. Ямуначарья сам пришел в Канчи повидать Рамануджу, но, видя, что юноша все еще находится под влиянием Ядавы Пракаши, не стал приближаться к нему. Говорят, что Ямуначарья издали наблюдал за ним и молил Господа, чтобы Рамануджа стал даршана-правартака, его преемником в Шри Вайшнавасампрадайе. В это время Ядаву Пракашу вызвал к себе царь Канчипурам. Его дочь донимал брахма-ракшас, привидение-брахман, и Ядаву Пракашу, известного заклинателя, попросили изгнать злого духа. Когда он прибыл во дворец вместе со своими учениками, его привели к царской дочери, но устами девушки привидение стало оскорблять Ядаву Пракашу и смеяться над ним. Тогда Рамануджа предложил помочь, и, когда он встал перед девушкой, привидение-брахман сказало: - Если Рамануджа благословит меня пылью со своих лотосных стоп, я оставлю эту девушку. Рамануджа сделал все, как нужно, девушка почувствовала облегчение, и царь был глубоко признателен ему. Чувствуя себя униженным, Ядава Пракаша велел Раманудже покинуть его ашрам. Окончательный раскол между ними произошел, когда Ядава Пракаша объяснял смысл двух стихов Упанишад: сарвам кхалв идам брахман - <все есть Брахман> (<Чхандогья Упанишад>, 3.1) и неха нанасти кинчана - <нет различий> (<Катха Упанишад>, 4.11). Ядава Пракаша растолковывал эти стихи во всех деталях, красноречиво объясняя теорию монизма Шанкарачарьи. Как только он закончил говорить, Рамануджа представил ему собственные толкования. Рамануджа сказал, что выражение сарвам кхалв идам брахман, <все есть Брахман>, не означает, что Вселенная и есть Брахман, но что она пронизана энергией Господа Вишну, Брахманом. Из Брахмана Вселенная исходит, Брахманом поддерживается и в Брахман в конечном итоге входит, в точности как рыба, которая рождается в воде, живет и умирает тоже в воде. Однако рыба не становится водой, это существо, которое живет в ней. Таким же образом Вселенная, хотя и пребывает в Брахмане, отлична от него. Как и рыба никогда не становится водой, Вселенная никогда не может быть Брахманом. Второй стих неха нанасти кинчана Рамануджа растолковал не как <в этом мире нет разнообразия>, а, наоборот, все разнообразие в творении целостно, подобно отдельным жемчужинам, которые держатся на одной нити, хотя при этом не теряют своей индивидуальности. Таким образом, все одновременно как едино, так и отлично. Видя, как Рамануджа развенчал учение Шанкары, Ядава Пракаша разгневался и прогнал его. Расставшись с Ядавой Пракашей, Рамануджа по совету матери сблизился с Канчипурной, вайшнавом незнатного происхождения, чья преданность восхищала Рамануджу. Канчипурна посоветовал ему служить божеству Вишну в храме Господа Варады, каждый день принося божеству воду. Рамануджа относился к Канчипурне с великой преданностью и вскоре стал его учеником. Хотя Канчипурна по рождению был шудрой, а Рамануджа брахманом, это не мешало Раманудже испытывать искреннюю привязанность к своему учителю. Он безоговорочно принял Канчипурну своим гуру. Однако жена Рамануджи не могла терпеть, чтобы ее муж поклонялся шудре как гуру, и считала своим долгом отговаривать мужа от этого общения. Ямуначарья был в это время уже очень стар. Разбитый болезнью, он готов уже был покинуть мир, когда услышал, что Рамануджа оставил школу Ядавы Пракаши и стал смиренно служить Канчипурне, знаменитому преданному Вишну. И тогда он отправил нескольких учеников привести к нему Рамануджу. Когда Рамануджа услышал эту новость, он тут же отправился в Шри Рангам, центр вайшнавов, где сейчас умирал Ямуначарья. Однако Рамануджа опоздал. Когда он пришел, учитель уже покинул этот мир, уйдя на Вайкунтху, чтобы совершать свое вечное служение Шри Вишну. Глядя на тело Ямуначарьи, Рамануджа заметил, что три пальца на его правой руке были согнуты и зажаты, и спросил учеников, были ли они такими при жизни. - Нет, обычно они были прямыми, и мы не понимаем, почему сейчас они зажаты. Шрипад Рамануджа понял, что эти три необычно зажатых пальца означают три неисполненных желания Ямуначарьи, и дал обет исполнить эти три желания. Он пообещал обучать людей преданности Господу Вишну, наставляя их в пяти самскарах, или очистительных процессах. Как только он сказал это, один палец на руке Ямуначарьи выпрямился. Затем Рамануджа дал обет прокомментировать гимны альваров, южно-индийских святых, и тогда выпрямился другой палец. Наконец Рамануджа пообещал написать комментарий к <Веданта-сутре>, провозглашая принципы вайшнавизма как конечную истину Вед. С этим последним обетом выпрямился и последний палец Ямуначарьи. Мир и покой отразились на лотосном лице Шри Ямуначарьи, божественного учителя Рамануджи, словно только сейчас он спокойно ушел, зная, что его миссия в надежных руках. Вскоре после возвращения в Канчипурну Рамануджа потерял всякий интерес к семейной жизни, своей прекрасной жене и дому и целиком погрузился в служение своему гуру Канчипурне, с которым стал проводить все больше времени. Не видя мужа дома, жена Рамануджи страдала в одиночестве. Особенно ее задевало то, что Рамануджа предпочел ей - служение низкорожденному шудре. Однажды Рамануджа пригласил Канчипурну на обед, надеясь почтить остатки прасада своего гуру и обрести таким образом благословение. Канчипурна, будучи человеком смиренным, пришел очень рано, прежде чем Рамануджа успел вернуться домой. Он объяснил жене Рамануджи, что у него очень много служения в храме и он не может остаться надолго. И тогда Камбалакша, жена Рамануджи, накормила его и проводила. Как только Канчипурна ушел, она взяла длинную палку, аккуратно подцепила банановый лист, с которого он ел, и вынесла все это из дома, боясь оскверниться остатками пищи неприкасаемого. Приказав служанке тщательно вымыть комнату, она и сама совершила полное омовение. Когда Рамануджа вернулся и услышал об оскорблении своего гуру, он страшно разгневался. Как-то, набирая воду из колодца, жена Рамануджи повстречала жену Канчипурны. Случилось так, что вода из кувшина жены Канчипурны попала на Камбалакшу, и та прокляла жену Канчипурны, считая, что женщина осквернила ее. Когда Рамануджа узнал и об этом оскорблении, он тут же отправил свою жену к ее родителям, а сам принял санньясу. Покинув дом, Рамануджа пошел в храм Варадраджи увидеть любимое божество Вишну, которому он так долго служил. Облачившись в шафрановые одежды санньяси, он принял тройной посох (триданду), который носят санньясивайшнавы и который символизирует полную преданность Вишну умом, телом и словами. С этого момента его имя стало Ятираджа, <царь отречения>. Вскоре после принятия санньясы Рамануджачарья основал собственный монастырь, или ашрам, где стал обучать учеников вайшнавским толкованиям <Веданты>, раскрывая перед ними путь преданности Вишну. Его ашрам находился недалеко от храма в Канчи, а первым учеником стал сын его старшей сестры, его племянник Мудалли Андан, которого еще называли Дашаратхи. Его вторым учеником был ученый и богатый брахман Куратталван, которого еще называли Куреша, знаменитый своей феноменальной памятью. Однажды мать Ядавы Пракаши увидела, как Рамануджачарья обучает своих учеников, и его святость поразила ее. Она была великой преданной Вишну и скорбела, что ее сын Ядава Пракаша следует имперсональной философии Шанкары. Она приложила все силы к тому, чтобы Ядава Пракаша посетил Рамануджачарью. В эту ночь Ядава Пракаша увидел сон, в котором божественный голос наставил его стать учеником Рамануджи. Посетив на следующий день Рамануджачарью, Ядава Пракаша увидел его в одеждах вайшнава. - Почему ты отверг школу Шанкарачарьи? Зачем надел одежды вайшнава? Разве писания поощряют это? Можешь ли ты представить доказательства из писаний? Тогда Рамануджачарья велел Куреше, лучшему из своих учеников, прочитать Ядаве Пракаше необходимые стихи из писаний. И он тут же процитировал из шрути - Вед, Упанишад, Пуран и других, - доказывая, что преданное служение Господу является совершенством жизни. Ядава Пракаша был изумлен осведомленностью этого ученика Рамануджачарьи. Помня совет своей матери, вспоминая божественный голос во сне, который велел ему предаться Раманудже, а также все свои оскорбления этой святой личности, Ядава Пракаша в великом раскаянии припал к стопам Рамануджачарьи, моля о благословении. Он жаждал стать учеником Рамануджи, который тут же принял его и дал ему имя Говинда Джия. Впоследствии Ядава Пракаша широко прославился. Он полностью освободился от привязанности к имперсональным толкованиям Шанкарачарьи и, приняв санньясу, использовал все свое влияние и авторитет, чтобы прославить Рамануджачарью и утвердить Шри-вайшнавизм. Теперь это был не гордый ученый, а смиренный преданный. В конце жизни он исполнил желание Рамануджи, написав книгу об этике вайшнава-санньяси <Ятидхарма-саммуччая>, которой до сих пор следуют санньяси в Шри-сампрадайе. Слава Рамануджи росла, и ученики Ямуначарьи в Шри Рангаме попросили его возглавить их. Испросив позволения у своего любимого Господа Варады, Рамануджа покинул Канчипурам и отправился

«««Назад | Оглавление | Каталог библиотеки | Далее»»»


Sponsor's links: