Sponsor's links:
Sponsor's links:

«««Назад | Оглавление | Каталог библиотеки | Далее»»»

прочитаноне прочитано
Прочитано: 2%

Ч А С Т Ь I

Н Ь Ю - Й О Р К, 1 9 6 6

ГЛАВА ПЕРВАЯ

ПОСЕТИТЕЛЬ ИЗ КАЛЬКУТТЫ


     Перейдя на другую сторону Бауэри у Хаустон Стрит, я впервые увидел его. Когда он проходил мимо на фоне железного сетчатого забора спортивной площадки, я на какое-то мгновение отчетливо уловил окружавшую его ауру святости. Я старался не потерять его из виду среди потока мчащихся машин и слоняющихся по улице бездомных.
     Он с беспечным видом прогуливался по тротуару. Выглядит он старым, но возраст его трудно определить. В стороне от людей и окружающей его, уличной суматохи, он гордо, независимо шагает по тротуару, держа руку в полотняном мешочке для четок. На нем шафрановые одежды саннйаси, а на ногах - необычные остроносые белые туфли.
      Всего семь месяцев назад я повидал множество одетых в шафран монахов и святых, идущих по грязным дорогам Хардвара и Ришикеша и стоящих посередине Ганги, совершающих омовение. Для меня это было тщетным путешествием на мистический Восток в поисках всезнающего гуру.
      Но сейчас - что это? Я опять вижу белые туфли с заостренными мысами. Неужели этот человек проследовал за мной всю дорогу с Севера Индии? Или он прямо так вдруг сошел с небес на Манхеттенский тротуар? Я решил, что должен поговорить с ним.
      Когда я начинаю пересекать улицу, грузовики, с грохотом мчащиеся по направлению к Голландской Туннели, сокрывают его от моего зрения. Я снова смотрю, чтобы убедиться, что он все еще там. Да, кажется даже, что ему известно обо мне. Он обладает всеми манерами великого актера из знаменитого кинофильма. Я не могу придумать, что сказать, но все равно обращаюсь к нему.
      Мы оба останавливаемя одновременно. Его неожиданная улыбка источает лунный свет среди густого тумана и копоти июля.

- Вы из Индии? - тупо спрашиваю я.
- О да, - говорит он, его глаза сияют и выражают радость. Городские

автобусы с ревом проходят мимо нас, волна выхлопов похожа на облака насекомых. Я чувствую, что его спокойствие сосредоточено далеко от рева уличного движения.

- А вы? - спрашивает он.
- Я американец, - говорю я, - но я только что возвратился из

Калькутты.

- Ага! Калькутта! - Еще одна улыбка. - Я родом из Калькутты. А вам

понравилась Индия?

- Да, она ... очень разная.
- А Вриндаван? Вы были во Вриндаване?
- Нет, - говорю я. - Где он находится?
- Недалеко от Матхуры, - отвечает он.
- Боюсь, что нет, - говорю я, так как даже не знаю этого места. - Я

заболел и был вынужден покинуть Индию.

Слабое оправдание, но я не могу придумать ничего кроме этого. Его

большие карие глаза искрятся. Сколько ему лет? Его голова обрита. не считая небольшой пряди седых волос сзади, а цвет его кожи золотистого бенгальца кажется излучающим сияние на фоне шафрановых одежд. Его присутствие вызывает воспоминание о тихих ашрамах, уютно примастившихся у Гималаев, о коровах, колокольчиках, храмах и святых реках.

- Но мне нравится Индия, - добавляю я. - Я интересуюсь философией

индуизма. Когда-нибудь я вернусь туда.

- Вы живете неподалеку отсюда? - спрашивает он.
- В двух кварталах, - я показываю через Бауэри. - На Мотт Стрит.
- Тогда мы соседи, - говорит он. - Я хочу дать несколько лекций по

Бхагавад-гите. У меня есть одно место. Я сомневаюсь, на сколько оно подходящее. Может быть вы можете сходить и посмотреть?

- Конечно же, - говорю я, и мы разворачиваемся и проходим пол

квартала до Второй Авеню.

Мы останавливаемся перед маленьким магазинчиком между Первой и

Второй улицами, следующая дверь - автозаправочная станция Мобил, а через дорогу - бар Красная Звезда и похоронное бюро Гонзалез. Занимая половину првого этажа четырехэтажного дома, магазинчик раньше использовался под ювелирную лавку, это следует из слов "Бесценные Дары", которые написаны над входной дверью.

Бесценные Дары.
Я заметил объявление, висевшее в окне: "Лекции по Бхагавад-гите.

Понедельник, среда, пятница - с 19.00 до 21.00. А. Ч. Бхактиведанта Свами".

Итак, он - свами!
- Это неплохой район? - спрашивает он.
- О да, - говорю я. - Несомненно, - внезапно меня охватывает

чувство жалости к этому пожилому джентельмену, находящемуся так далеко от дома, такому беспомощному в столь чужой ему столице. - Я хотел бы послушать ваши лекции, - говорю я.

- Тогда вам стоит прийти, - отвечает он. Еше одна обдающая лунным

светом улыбка.

- У меня есть еще друзья, - добавляю я, - которым было бы инте-

ресно.

- Да. Очень хорошо. Вы должны привести их.
- Хорошо, - обещаю я. - В понедельник вечером.

«««Назад | Оглавление | Каталог библиотеки | Далее»»»


Sponsor's links: