Sponsor's links:
Sponsor's links:

«««Назад | Оглавление | Каталог библиотеки | Далее»»»

прочитаноне прочитано
Прочитано: 35%

имя Шьямананда?> Он объяснил, что медитируя на лотосные стопы своего гуру, он получил свое имя и тилаку. Это все, благодаря преданности Кришнадаса своему гуру,- Хридою Чайтанье, которая выражается в его уборке Канака Кунджи. Делая это ежедневно, Кришнадас читает Бхагавата Пурану. Он выполняет свое служение в кундже с поразительным энтузиазмом. Это Кришнадас. Будь то день или ночь, он повторяет имя Господа непрерывно>. Однажды, - продолжал Джива Госвами,- <Кришнадасу приснился сон, который он мне рассказал. В этом сне, когда Кришнадас убирался в кундже, ему явился Хридой Чайтанья. Кришнадас предложил своему уважаемому гуру удобное сиденье из травы куша и начал возносить ему молитву. Видя искренность и смирение Кришнадаса, Хридой Чайтанья очень обрадовался и сказа ему, что он достиг того, к чему стремился даже Господь Брахма, - личного служения кундже Радхики. Хридой Чайтанья заверил его, что скоро он получит милость Радхи и Кришны и, потому что он доставляет такое удовольствие Шьяме (Радхе), он получил имя Шьямананда>. Сказав все это Кришнадасу, - сказал Джива Госвами, - Хридой Чайтанья благословил его и поставил свои стопы на его голову. Это и принесло прекрасную тилаку на лоб Кришнадаса, что можно видеть и сегодня. Следует помнить, однако, что все это произошло по милости Хридоя Чайтаньи. Это факт. Но, так как многие не понимают этого, то местные жители изобрели свои интерпретации того, что произошло>. Таким образом, Шри Джива Госвами сказал правду, так как Кришнадас действительно видел все как милость своего гуру, и, вместе с тем, он не раскрыл секрета Лалиты-сундари и Шьямананды. Ученики Хридоя Чайтаньи были рады услышать ответ Дживы Госвами, и они попросили его написать всю историю в форме письма их гуру. Шри Джива так и сделал, но он настоял, чтобы они пошли к Кришнадасу и услышали рассказ непосредственно от него. Джива Госвами заверил их, что Кришнадас расскажет им то же самое во всех подробностях. Когда они пришли к Кришнадасу, он сказал им: <Я держу лотосные стопы своего гуру - Хридоя Чайтаньи на своей голове. Он мой Хозяин и господин. Хотя я выполняю преданное служение во Врадже под руководством Дживы Госвами, я вижу все, как милость моего любимого гуруджи. Именно так я получил благословение Радхи и Кришны, и я совершенно уверен, что имя и тилака были даны мне через Хридоя Чайтанью, как особая милость Божественной Четы>. Ученики Хридоя Чайтаньи были очень довольны, что Шьямананда подтвердил слова Шри Дживы. Посетив все святые места во Врадже, преданные возвратились в Бенгалию и передали письмо Хридою Чайтанье. Ответ отвергнут Хридой Чайтанья прочитал ответ Шри Дживы и внимательно обдумал его содержание. <Похоже, что Джива Госвами искажает правду, - сказал, - так как я, насколько помню, не появлялся во сне Кришнадасу. Не давал я ему и имени <Шьямананда>. Это абсурд утверждать, что я дал ему имя и тилаку во сне, даже если я этого не помню. Этот сон - просто плод воображения. Он нереален. Неужели мы должны позволить просто сновидению противоречить реалиям жизни. Нет! Это возможно только, если мы сойдем с ума. Только дураки так веруют в сновидения. < <Скажу вам откровенно, - сказал Хридой Чайтанья своим ученикам, - Шри Джива пытается нас обмануть этим письмом. Я лично пойду во Вриндаван вместе со многими преданными и разгадаю эту шараду, чтобы узнать правду. Только тогда мое сердце успокоится>. Хридой Чайтанья собрал большую группу преданных из двенадцати гопалов, шестидесяти четырех махант и плюс к этому многих своих учеников, и они отправились во Враджу. Скоро после начала своего путешествия они подошли к дому Гауридаса Пандита, некоторые из его верующих последователей присоединились к ним, чтобы выступить арбитрами между обеими сторонами. Прибытие во Враджу Когда большая группа преданных во главе с Хридоем Чайтаньей прибыла прибыла во Вриндаван, им было оказано изысканное гостеприимство. Шри Джива сам оказал максимум уважения преданным, о они, в свою очередь, ему, и он начал восхвалять их в изысканных стихах. Скоро пришел Шьямананда и, увидев своего гуру, Хридоя Чайтанью, упал, вытянувшись, как палка, предлагая гуру свои смиренные поклоны. Хридой Чайтанья немедленно бросил вызов Шьямананде:>Кому это кланяется Дукхи Кришнадас?> - саркастически спросил он. <Прабху, - с удивлением сказал Шьямананда.- я кланяюсь Вашим стопам, а также стопам всех этих возвышенных личностей>. Хридой Чайтанья не принял его ответа:>Твои отношения со мной складываются на основе твоего имени и тилаки, а не искусственным показом смирения>. Шьямананда заверил его, что имя и тилаку он видит только как милость своего гуру и ничего больше. Иначе он бы их не принял. Но Хридой Чайтанья стоял на своем. <Послушай меня, - сказал он, сны не могут приниматься как факт. Ты действовал без моего согласия и вместе с Дживой Госвами ты послал мне ложное письмо о каком-то неправдоподобном сне. Это непростительно>. <Но я не пытался Вас обмануть, - запротестовал Шьямананда,- и все в этом письме правда>. Хридой Чайтанья начал терять терпение:> Я собственными руками смою тебе эту тилаку. В дополнение я напишу имя <Шьямананда> на твоей груди, но и оно сотрется. Это имя и тилака также временны и иллюзорны, как и человек, который их придумал>. Если они смоются, ты будешь известен как лжец, а я буду опозорен. На это я положу свою жизнь. Если тилака мистически снова появится на твоем теле, тогда я приму твой, так называемый, духовный сон как реальность. Принимаешь ли ты вызов?> Поклонившись стопам своего гуру, Шьямананда ответил, что он сделает все, что собравшиеся вайшнавы потребуют от него. Он сказал, что докажет, что его имя и тилака настоящие и авторитетны. Затем Хридой Чайтанья собрал всех махант, а их были сотни в Расастхали во Вриндаване. Ассамблея великих душ заняла свои места и вызвала Шьямананду. Распростершись перед их стопами, Шьямананда вознес молитвы всем собравшимся. <Кто твой гуру? - спросили маханты, - и кто тебе дал это имя и тилаку?> <Хридой Чайтанья, мой господин, - сказал Шьямананда, - и я его слуга>. Однако прежде, чем Шьямананда мог продолжить, маханты сказали ему также, как и Хридой Чайтанья, что сны всегда ложны и что он должен сказать правду, особенно, если он принял другого гуру. Собравшиеся преданные могли отпустить ему этот грех, но, если он упорно будет говорить неправду, то его ничто не спасет. Маханты сказали Шьямананде, чтобы он серьезно подумал, прежде чем дать окончательный ответ. Шьямананда с уважением отнесся к словам махант и попросил немного времени, чтобы собраться прежде, чем отвечать на их вопросы. Они дали ему несколько минут и тогда, глядя на форму Хридоя Чайтаньи, он впал в глубокий медитативный транс. Глубокая медитация В своем совершенном теле он начал читать мантру, которую ему дала Лалита. Он очутился в духовном измерении прямо рядом с домом Радхики. В своей вечной форме служанки Канаки Манджари он сидел на ступеньках Ее дома и плакал от любви и от той дилеммы, которую он не мог решить со своим гуру. Другие служанки Радхарани проходили мимо и, увидев Шьямананду (Канаку), спросили ее, почему она так горько плачет. Шьямананда объяснил. Я живу во Вриндаване. Меня зовут Канака Манджари, и я одна из помощниц Лалиты-Сундари. Недавно я провела с ней весь день и всю ночь, а когда я вернулась домой, мой муж набросился на меня с угрозами. Я в страхе убежала. Пожалуйста, попросите Лалиту прийти ко мне и спасти мою жизнь. Она должна сказать, что мне теперь делать. Служанки сразу же побежали к Лалите и рассказали ей все, что им поведал Шьямананда. <Приведите ее сюда, - приказала Лалита, - я готовлю орехи бетеля для Шри Радхи и не могу отойти>. Выслушав приказ Лалиты, гопи побежали к тому месту, где они видели Канаку Манджари и привели ее внутрь дома к Лалите. Канака Манджари остолбенела, когда она увидела Радхарани, сидящей на красивой и, вместе с тем, простой кушетке и жуя листья бетеля один за другим по мере того, как Лалита готовила их. Шри Рупа Манджари массировала ноги Радхики, а Чампакалата Тхакурани опахивала ее чамарой, чтобы дать ей прохладу от полуденного солнца. Онемев от такого видения, Канака Манджари поплыла в океане экстатической любви, забыв обо всех своих проблемах. С чувством безграничной радости она упала на пол. Радхика приказала гопи поднять ее. Лалита тогда поспешила к Канаке, чтобы обнять ее, чувствуя все, через что она прошла. Радха тоже подошла к Канаке и благословила ее, поставив ей на голову свои божественные стопы. Канака на несколько мгновенний потеряла сознание, затем пришла в себя у ног Рупы Манджари. Глядя снизу вверх на Радхарани, она начала рассказывать, что с ней произошло. Милость Шри Радхи <О, Величайшая Богиня, - сказала Канака, - выслушай мой рассказ, и ты услышишь самую печальную в мире историю. Во внешнем мире я слуга Хридоя Чайтаньи, и я его преданный слуга. По его приказу я пришла во Враджу и также верно служу Дживе Госвами. Шри Джива очень помог мне и особенно в моей медитации на Твою милость и в понимании Твоих божественных Игр. Он поставил меня под начало Рупы Манджари, которая является служанкой Лалиты. И всем известно, что Лалита Тхакурани Твоя близкая подруга. Таким образом, я смогла насладиться косвенным служением Твоим лотосным стопам, убирая кунджу>. Рассказав всю историю, включая пропажу браслета, его возвращение, имя Шьямананды, тилаку, клятву Лалите хранить тайну, версию <сна> Дживы Госвами и бурную реакцию Хридоя Чайтаньи на все это, Канака Манджари упала к стопам Радхики, прося Ее помочь в этой сложной ситуации. В ответ Радхика позвала Субала, лучшего друга Кришны, и рассказала ему проблемы Канаки Манджари. По своей беспричинной милости Она приказала Субалу уладить все к удовольствию Канаки. Субал рассказал свою историю, объяснив, что в лилах Махапрабху он опустился как Гауридас Пандит, гуру Канаки. Он заверил Канаку, что как ее Гранд-Духовный Учитель, он от имени Шьямананды подтвердит имя и тилаку. Он сказал Канаке, чтобы она больше не горевала, и, сказав это, он нарисовал ей тилаку и имя Шьямананды на груди. Сделав это, он сказал, что, когда он снова появится как Шьямананда (в ассамблее махант) и когда Хридой Чайтанья попытается стереть ее тилаку и имя, она выйдет победительницей. <Просто вспомни обо мне в этот момент, - сказал Субал, - и имя и не сотрутся. Скажи им, что все это произошло по милости Гауридас Пандита>. Канака хотела выразить свою глубокую признательность, но не могла найти слов. Поклонившись с полным уважением Радхике, Субалу и всем собравшимся гопи, Канака буквально впилась в красоту лица Радхики. Не в силах остановить слезы, которые лились из ее глаз, она обратилась с еще с одной последней просьбой к Шри Радхе: <Пожалуйста, помоги мне посвятить свою жизнь, тело и душу служению твоим розоватым лотосным стопам>. Шри Радха, образ любви, заверила ее, что Канака всегда будет иметь Ее благословение. Она сказала Канаке, что после того, как она разрешит свою нынешнюю дилемму, она должна будет пойти с Расиком Мурари во все уголки Ориссы распространять доктрину и практику Гаудия-вайшнавизма. Канака не поняла, что Шри Радха имела в виду, не знала она еще и кто такой Расик Мурари. Но она была уверена, что настанет день, когда все это станет ясным. Приняв этот приказ, она отправилась во внутренний мир, к махантам, которые ждали во Вриндаване. Божественная справедливость В то время, как в своей форме Канака Манджари, она наслаждалась присутствием Радхики, как Шьямананда, она сидела безжизненно и неподвижно. Маханты смотрели на Шьямананду в глубокой медитации, и они думали о том, кто эта великая душа, которая сидит среди них. Только Шри Джива понимал, что только что произошло на духовном плане и, чтобы отпраздновать это, он начал мощный киртан. Когда все начали петь имя Господа, медитация Шьямананды прервалась, и он вернулся в мир махант. Глядя на все эти великие души, он начал кричать: <Хридой Чайтанья! Хридой Чайтанья!> Вся ассамблея вайшнавов повернулась к нему, желая услышать его окончательное заявление о своем имени и тилаке. <Послушайте, что я скажу, - начал Шьямананда. - По милости моего учителя мне явился во сне Гауридас Пандит и заверил меня в чистоте моего имени и тилаки. Пожалуйста, пометьте мое тело этой особой тилакой Шьямананды и напишите мне на груди <Шьямананда>. После этого можете тереть мылом и водой сколько хотите - они не смоются>. Маханты так и сделали. Хридой Чайтанья сам подошел и потер лицо и грудь своего ученика. Сначала тилака и имя начали смываться, но затем, когда Шьямананда позвал Гауридаса Пандита и Лалиту Сундари, тилака и имя проявились еще сильнее, чем прежде. Все жители Вриндавана, которые видели это, были изумлены. Хридой Чайтанья с радостью признал поражение, гордый необычной мистической победой своего ученика. Преданные начали кричать, прославляя Шьямананду Пандита, но Шьямананда мог только смиренно припасть и обнять стопы своего гуру. После того, как преданные насладились огромным праздничным столом, Джива Госвами посоветовал Шьямананде всегда быть вместе с Хридоем Чайтаньей, так как через все это недопонимание Шьямананда все ближе и ближе подходил к служению Радхике. <Это, - сказал он, - было божественным планом Шри Чайтаньи Махапрабху>. Радха-бхава Покончив с противоречиями в жизни Шьямананды, он и его гуру Хридой Чайтанья, также как и многие, оказавшиеся во Вриндаване для дебатов, вайшнавы могли теперь пройти по лесам и кунджам Враджи. В Сенкете они наткнулись на группу артистов, которые играли раса-лилу. Духовным зрением маханты увидели настоящую лилу, и особенно Шьямананда начал кричать, как безумный, полностью переживая экстаз любви в разлуке. Увидев духовные эмоции своего ученика, Хридой Чайтанья подумал: < Мой Шьямананда наверняка служанка Радхи. Это настроение настолько отличается от моего. Как у ученика Гауридаса Пандита, мои отношения строятся, в основном вокруг сакхья-бхавы, или трансцендентной дружбы с Господом. Шьямананда отошел от настроения друга и принял гопи-бхаву>. С такими мыслями Хридой Чайтанья ушел с представления расалилы с печалью в сердце. Шьямананда же, напротив, остался, еще больше рассердив этим Хридоя Чайтанью. После представления в расастхали преданные устроились на ночлег, и на следующее утро, когда Шьямананда отправился к своему гуру, чтобы засвидетельствовать свое почтение, следующие слова поразили его, как ядовитый дротик: <Ты бросил свои чувства к Кришне, - сказал Хридой Чайтанья, - и вместо этого ты погрузился в гопи-бхаву. Это не мое настроение и потому тебе больше нет смысла общаться со мной>. Шьямананда был шокирован. Он надеялся, что все разногласия между ним и его гуру окончены. Он сказал: <В конечном счете Гауридас Пандит пребывает в Радха-бхаве и Ваша Милость тоже. Это правда, что он делает упор на сакхья-бхаве, отношениях дружбы с Кришной, и что Вы доводите это настроение до совершенства. Но и Вы и Он в конечном счете думаете, как помочь гопи в их служении Шри Шри Радхе и Кришне. Все настроения благостны только потому, что они ведут к этой цели. Разве это не так? <В форме Субала, - продолжал Шьямананда, - наш многоуважаемый Гауридас Пандит всегда поглощен Радха-бхавой в кундже. Я видел это. Под влиянием этого аналогичное настроение возникло и у меня, ученика его ученика. Что же здесь плохого?> Хридой Чайтанья не мог принять эту идею. <Гауридас Пандит никогда не объяснял вещи таким образом, - сказал он. - Если ты заявляешь, что следуешь по моим стопам, ты должен себя вести как друг Кришны. Не тешь себя другими мыслями или же иди ищи духовной жизни в другом месте. <Я не могу последовать Вашему желанию, - печально сказал Шьямананда. - Человек не в силах изменить своей страсти к Богу. Это дело сердца. Это вопрос вечных отношений души. Конечно же, есть способ примирить эти две точки зрения. Вы мой хозяин и господин, и если Вы меня покинете, я оставлю эту бесполезную жизнь. Но, пожалуйста, не просите меня сделать то, чего я не могу сделать>. К этому моменту Хридой Чайтанья был так разгневан, что он схватил ветку и начал хлестать ею Шьямананду по рукам, по ногам и спине. Весь в синяках Шьямананда упал на землю. Увидев, в каком состоянии он находится, маханты в гневе обратились к Хридою Чайтанье: <О, Госвами, что Вы делаете? Не бейте его так. Вы дали волю своим чувствам. Вы убьете его. Вы что этого хотите? Кроме того, он прав: гопи-бхава - это вершина всех рас. Мадхурья-раса содержит в себе все остальные, поэтому сакхья-бхава там присутствует>. Шьямананде не понравилось, что они вмешались: <Не беспокойтесь за меня, - сказал он. - Фактически это означает, что мой духовный учитель наконец заметил меня. Он беспокоится обо мне и не хочет, чтобы кто-либо затмевал его отношения с Кришной. Он так поглощен своей конкретной бхавой, что он думает, что я несправедлив к себе, погружаясь в Радха-бхаву. Его намерения полностью духовны, и Джива Госвами даже сказал, что я должен воспринимать мои отношения с Хридоем Чайтаньей как особую милость Чайтаньи Махапрабху>. Повернувшись к своему учителю в полном смирении, Шьямананда заключил: <Если я оскорбил Вас чем-либо, мне очень, очень жаль. Пожалуйста, простите меня. Я сделаю все возможное, чтобы думать также, как Вы>. Маханты были впечатлены смирением Шьямананды и снова заступились за него перед Хридой Чайтаньей. Очень недовольный гуру, однако, не принял сердечную просьбу Шьямананды. Он считал это ничем иным, как неискренней риторикой и в конце концов решил закончить свои отношения с ним. Но, поскольку был уже поздний вечер, он решил отложить это до утра, еще раз все хорошо обдумав и, может быть, дать Шьямананде еще один шанс. Когда он уже лежал в кровати, он так и не смог найти в своем сердце прощения своему ученику и решил расстаться с ним на следующий же день. Чайтанья Махапрабху Этой ночью Чайтанья Махапрабху явился Хридою Чайтанье во сне. После того, как Госвами смиренно поклонился, он заемтил, что белый чадар Махапрабху был покрыт кровью. Его руки, ноги и спина были покрыты ранами. Хридой Чайтанья заметил, что чадар был так пропитан кровью, что прилипал к спине Господа. <Что случилось? - спросил Госвами Господа. - Откуда эти ужасные отметины на твоем божественном теле?> Ответ Махапрабху прошел прямо в сердце Хридоя Чайтаньи: <Это только по твоей милости, - сказал Махапрабху, - мое тело и одежда пропитаны кровью. Ты побил Шьямананду, который все равно что другой Я. Он очень дорог мне, и потому я принял наказание за него>.*

*Единственная душа, которую также защищал Махапрабху, был Харидас Тхакур, его близкий спутник. Следует отметить, что Хридой Чайтанья - это не мирская Личность. Он вечный ближайший спутник Господа. То, как он обошелся со Шьяманандой, входит в лилы Господа. Внимательно изучая эти сложные отношения между преданными Господа, утонченный читатель может постичь истины вайшнавской философии.

Хридой Чайтанья бросился в ноги Махапрабху, прося прощения: <Я не знал, что Шьямананда такая особая душа. Пожалуйста, прости меня. Я теперь все ясно вижу. Если я не получу твоего прощения и твоей милости, я отдам свою бесполезную жизнь. Это не будет большой потерей. Но я хочу остаться в этом мире, чтобы искупить вину в присутствии нашего дорогого Шьямананды, от которого я так многому научился>. Махапрабху простил Хридоя Чайтанью и велел искупить ему свой грех, организовав пять вайшнавских фестивалей. Хридой Чайтанья, переполненный благодарностью и смирением, упал к Его стопам, и Господь Чайтанья поставил Свои лотосные стопы на голову Хридоя Чайтанье, и частички пыли с Его стоп, которых так жаждут все маханты, дали ему духовное совершенство. В конце концов Хридой Чайтанья пришел в себя, поняв, что сны, в которых фигурирует Господь и Его чистые преданные, если они не противоречат святому писанию, могут быть очень ощутимой реальностью. Он провел остаток ночи в размышлениях, вспоминая о том, как он себя повел, услышав о сне Шьямананды. Ему было очень неудобно, но он уже изменился. На следующий день он рассказал всем махантам о том, что произошло, и, повернувшись к Шьямананде, он сказал: <С сегодняшнего дня ты не мой слуга. Ты - моя душа и жизнь>. Шьямананда из-за своего смирения и правильного отношения к гуру не мог вынести эти слова. Он упал к ногам Хридоя Чайтаньи и сказал: <Я твой вечный слуга, и ничто не может изменить этого>. Хридой Чайтанья сказал Шьямананде продолжать обучение у Дживы Госвами в то время, как он вернется в Бенгалию. Шьямананда принял приказ, но явно выразил свое нежелание снова расставаться со своим гуру. Тем не менее он повиновался, а Хридой Чайтанья приготовился покинуть святую землю Кришны. Прежде, чем он ушел, все преданные помогли ему провести двенадцать фестивалей, которые прошли великолепно. Шьямананда сам собирал милостыню на расходы, прося жителей Вриндавана дать, что они могли, из своего небогатого состояния. Все приняли участие, и праздники имели огромный успех. Через некоторое время Гаудия маханты вернулись в Бенгалию. Коммандос Ориссы После того, как Шьямананда провел много месяцев со Шринивасом и Нароттамом, обучаясь у Дживы Госвами, трех молодых святых послали в Бенгалию и Ориссу распространять Бхакти-расашастры. Им присвоили титулы, как было описано ранее, и Шьямананда официально получил свое имя от Дживы Госвами. Собственно говоря, противоречивая история с именем Шьямананды и то, что он получил его вначале от Лалиты-сундари - все это было хорошо известно жителям Враджи. Однако только после официальной церемонии присвоения титулов, имя <Шьямананда> было принято всеми преданными Гаудия сампрадаи, и после этой церемонии Шьямананду признали в восточных провинциях Индии, когда он туда приехал. И хотя его очень манила мысль стать миссионером в Бенгалии и Ориссе, он очень не хотел уезжать из Враджа с книгами Госвами. В конце концов его гуру приказал ему быть с Дживой Госвами, и именно так он и собирался сделать. Но Шри Джива напомнил ему, что Радхика сама приказала ему ехать в Ориссу и распространять там трансцендентное послание вместе с Расиком Мурари. Напоминания об этом было достаточно, чтобы он отправился с караваном книг вместе со Шринивасом и Нароттамом. Когда книги впоследствии были украдены в Вана Вишнупуре и Шьямананду послали сначала вместе с Нароттамом в Кхентури и затем одного в Ориссу, он стал одним из самых знаменитых проповедником в истории Гаудия-вайшнавизма. Он евангелизировал большую часть Ориссы и прилегающих к ней городов и деревень. Это было непросто. Согласно <Анураги балли> к моменту прихода Шьямананды Орийсская империя была в упадке, особенно в отношении духовной морали. И, хотя Сам Махапрабху вначале превратил Ориссу и, в частности, Пури в вайшнавскую метрополию, после Его ухода большая часть вайшнавских сил была занята развитием Вриндавана, сведя на нет проповеднические усилия на Востоке. Оставались еще некоторые столпы веры среди второго поколения Гаудия вайшнавов, такие, как Гопал гуру Госвами, Дхьянчандра, и, согласно некоторым источникам, панча-сакха, пять преданных друзей: Ананта, Ачьюта, Яшованта, Баларам и Джаганатх.*

*Хотя некоторые из этих преданных были фактически учениками первого поколения, их обычно причисляют к лидерам второго поколения, возможно, потому что во время проявленных лил Махапрабху они были молоды и потому что они повлияли на второе и третье поколение Орийсских преданных своим проповедническим рвением.

Из-за ряда неблагоприятных обстоятельств вся страна была деморализована. Гопал гуру Госвами и его ученики некоторое время продолжали вайшнавское движение, но потом все закончилось. Ученикам Гопала гуру Госвами, возможно, не хватало проповеднического огня, каким должен обладать Ачарья. Более того, их деятельность сводилась к Пури, его окрестностям, а северные районы Ориссы не попадали под их влияние. Большой спад вайшнавского движения в Пури можно отнести за счет осквернения храма Джаганатха в Пури. Д-р Самбидананда пишет следующее: <Первый раз храм Джаганатха был осквернен Калой Пахарой и затем Патханой. Опора индуизма в Пури пережила жестокое преследование от рук фанатичных Патханов, которые не скупились, чтобы унизить вайшнавизм любым возможным способом. Орисса очень нуждалась в чрезвычайно одаренных великих Ачарьях, а также в сильных воинах, чтобы восстановить вайшнавизм>. Первые были нужны, чтобы воодушевить людей религиозной жизнью и вернуть былую мораль и смелость населения, а вторые - чтобы защитить храм Джаганатха, славу вайшнавизма в Восточной Индии. В этот критический момент Гаудия вайшнавы западной Индии послали двух достойных защитников в лице Шьямананды и Радж Ман Сингха, чтобы восстановить былую славу Пури, первого центра Гаудия-вайшнавизма, основанного Самим Чайтаньей Махапрабху. Самбидананда справедливо отмечает нужду Ориссы в то время в духовных и материальных лидерах для восстановления Гаудиятрадиции в Ориссе после того, как она пострадала от

«««Назад | Оглавление | Каталог библиотеки | Далее»»»


Sponsor's links: