Sponsor's links:
Sponsor's links:

«««Назад | Оглавление | Каталог библиотеки | Далее»»»

прочитаноне прочитано
Прочитано: 3%

ВЫРАЖЕНИЕ ГЛУБОКОГО ПОЧТЕНИЯ

Достоверное знание, полученное с помощью ведического метода, - это Сам Кришна. но обрести Кришну можно, лишь снискав Его Милость. Итак, прежде чем продолжать нашу книгу, припадем к Его лотосным стопам с молитвой, которую некогда вознесли жены Калия-нага:

Намах прамана-мулайя кавайе шастра-йонае
Правриттайя нивриттайя нигамайя намо намах

Мы снова и снова выражаем почтение Тебе, Господь Шри Кришна, Верховная Личность Бога, ибо Ты Ц основа всех авторитетных свидетельств, создатель и изначальный источник всех богооткровенных писаний, явивший Себя как в тех ведических писаниях, которые поощряют чувственные наслаждения, так и тех, которые призывают к отречению от материального мира.

Здесь утверждается, что Господь Кришна является основой способов познания (трех праман). Здесь также говорится, что существуют ведические писания разных уровней, и Господь является источником всех их. Автор книги лТень и реальность» отдает предпочтение лШримад Бхагаватам», который превосходит не только пратьякшу и ануману, но все остальные ведические шабды. Только лШримад-Бхагаватам» является сарва-сиддхантой, сутью знания.
Я выражаю глубокую признательность всем, кто помогал мне в работе над книгой лТень и реальность». Это Его Святейшество Бхакти Чару Махараджа, Его Святейшество Бхактивидья-пурна Махараджа, Его Святейшество Хридайананда Махараджа, Его Милость Гопипаранадхана Прабху, Его Милость Аджа Прабху, Его Милость Бимала Прасада Прабху, Шриман Матхуреша даса, Шриман Матхурапати даса, Шримати Банка-бихари деви-даси, Шриман Раджа Видья даса, профессор д-р Бруно Негел, профессор д-р Мариус Крисан (Мурари Кришна даса), Бхактин Лиза, и два профессиональных переводчика, предложившие мне свою помощь, Яни (Греция) и Фагу (Румыния). Приношу свои извинения тем, кого я забыл упомянуть.

ВВЕДЕНИЕ
Сомнение и очевидность в ведической философии

лОткуда мне знать, что ты говоришь правду?» этот вопрос задает сам и слышит от других любой мыслящий человек. Ведическая философия получает достоверное знание с помощью праманы.
Санскритское слово прамана обозначает те источники познания, которые считаются достоверными. В Брахма-Мадхва-Гаудия Сампрадае, школе ведической философии, которую представляет ИСККОН, признаются три праманы. Это пратьякша (непосредственное чувственное восприятие), анумана (логические умозаключения) и шабда (авторитетное свидетельство). Из этих трех праман шабда является обязательной, тогда как пратьякша и анумана вспомогательны. Поэтому, когда преданного Кришны спрашивают о критериях достоверности того, во что он верит, он обычно ссылается на авторитеты: гуру (духовного учителя), шастры (ведичские писания) и садху (других преданных, которые пользуются уважением за то, что живут в соответствии с учением гуру и шастр).
Современные философские школы считают ссылки на авторитет не слишком надежным свидетельством. Этот вид доказательств принято называть на латыни ipse dixit (он сам сказал это). Этот аргумент впервые был введен в употребление учениками древнегреческого мудреца, которые неизменно завершали им ответ на любые вопросы человека, сомневающегося в истинности учения, которого они придерживались. Для современных мыслителей проблема с доказательством ipse dixit заключается в том, что оно подтверждается лишь словами. А сами по себе слова ничего не доказывают.

ЛЮСИ В НАРНИИ

Трудности, возникающие у современных людей при использовании доказательства ipse dixit, иллюстрирует книга К.С. Льюиса УХроники НарнииФ. С Люси, младшей из четверых детей, гостящих в большом, необычном доме старого профессора, приключилась удивительная история. Войдя в платяной шкаф, она попала в другой мир, называемый Нарнией. Когда, возвратившись оттуда, Люси рассказала о своих приключениях брату и сестре, те пришли к выводу, что все это плод ее фантазии. Наконец дети обратились к авторитетному лицу, профессору. Люси не лгунья и не сумасшедшая, заявил он, значит, она говорит правду. Однако брат Люси, Питер, все же не может ей поверить. Он обосновывает свою точку зрения тем, что другие дети никогда не попадали в другую страну из шкафа. лНу и что с того?» Ц спрашивает профессор. лНо ведь если что-то существует на самом деле, оно существует всегда?» Ц лВсегда ли?» Ц лНеужели вы и вправду считаете, - спрашивает Питер, - что существуют другие миры, совсем рядом, например в шкафу?» Ц лВ этом нет ничего невероятного», - отвечает профессор.
Вам тоже, наверное, кажется что Питер вполне прав, полагая, что у его сестры разыгралось воображение? А что касается лавторитета», то не исключено, что милейший профессор (да поможет ему Бог) впал в детство.
На первый взгляд фантазия Люси кажется сродни ведическому описанию других миров. Веды были изложены мудрецом Брахмой после того, как он узрел трансцендентный мир, называемый Вайкунтхой, который почитается царством Бога. Для современного образованного человека авторитет Брахмы, каким бы великим мудрецом он ни был, еще не является доказательством существования Вайкунтхи, так же, как и авторитет профессора не доказывает существования Нарнии. Современный взляд на эту проблему выражается другой латинской фразой: de omnibus dubitandum - лвсе подвергай сомнению». Оно принадлежит Рене Декарту (1596 Ц 1650), которого часто называют отцом современной философии.
Путешествуя за пределами родной Франции, блестяще образованный Декарт стал задаваться вопросом о том, знает ли он вообще что-нибудь? Он сомневался в том, что увидел и воспринял с помощью других чувств. Он сомневался в авторитете ipse dixit, то есть в авторитете греческих классиков, которых изучал. В результате этого сомнения у него появилась уверенность в своем собственном существовании, которую он выразил в знаменитом изречении: cogito ergo sum - лмыслю, следовательно, существую». Английский философ А. Дж. Айер (1910-1989) замечает по этому поводу:

Я не могу сомневаться в утверждении ля мыслю» именно по той причине, что мое сомнение уже подразумевает его истинность, и по той же причине, что мое сомнение уже подразумевает его истинность, и по той же причине я не могу сомневаться в том, что я существую.

СОВРЕМЕННЫЙ МЕТОД ПОЗНАНИЯ

Итак, сомнение для Декарта является единственной несомненной непосредственной реальностью. Все остальное, буквально каждый шаг на пути к познанию внешнего мира, он подвергал сомнению, ставя под вопрос как данные чувственного опыта, так и учения авторитетов прошлого. Современным людям этот метод представляется весьма разумным, однако в то время он подразумевал самый радикальный разрыв с философскими традициями средневековья. Метод Декарта, основанный на том, чтобы все подвергать сомнению, положил начало современному представлению о знании как о том, что нужно лвыработать», а не получить из чьих-то рук.
Представим себе, как бы Декарт отнесся к рассказу Люси о Нарнии. Вот что он сам писал в одном из своих произведений:

Е Ищущие верного пути к истине не должны заниматься изречением таких вещей, о которых они не могут иметь знаний, по достоверности эквивалентным арифметическим и геометрическим доказательствам.

Иными словами, реальность существования какой-либо вещи должна быть подтверждена системой логических доказательств (анумана), наподобие тех, которыми пользуются в геометрии. Для Люси недостаточно просто увидеть Нарнию (пратьякша) или иметь авторитетное подтверждение того, что она увидела (шабда). Если анумана это подтверждает, значит, Нарния существует, даже если Питер не может ее видеть или ничего не слышал о ней в школе. Если анумана этого не подтверждает, значит, Нарния не существует, независимо от того, что видела Люси или говорил профессор. По словам физика Пола Дэвиса, созданный Декартом метод аналитической геометрии является историческим прообразом современной теоретической физики, которая также отдает предпочтение анумане, ставя ее выше шабды или пратьякши. Подобно Декарту, современные физики, формулируя свои представления о том, что реально, а что нет, полагаются прежде всего на систему математической логики. И, подобно Декарту, они утверждают, что математическое доказательство играет более важную роль, чем непосредственное восприятие. Известная поговорка лувидеть Ц значить проверить» устарела. Нельзя увидеть кварки, черные дыры и многое другое, однако расчеты доказывают, что они существуют. Следовательно, в их существовании не приходится сомневаться.

КВАНТОВАЯ НАРНИЯ

Многим из нас известно из научно-популярных журналов и книг, что квантовая теория предполагает существование так называемых лальтернативных миров», оказывающих влияние на наш мир. Предположим, Люси вместо того, чтобы просто заявить о том, что она видела Нарнию, говорит своему брату и сестре: лФизики утверждают, что структура всего сущего основана на математических законах. Они также утверждают, что в математических изменениях существует бесконечное множество иных миров. Учитывая бесконечное число возможностей, я заявляю, что один из этих параллельных миров называется Нарнией». Профессор подтверждает, что она права. Но Питер возражает: лНеужели вы и вправду думаете, что другие миры могут существовать совсем рядом, например в шкафу?» Ц лВ этом нет ничего невероятного», - отвечает профессор.
лПитер, - ступает в разговор Люси Ц ты должен внимательно отнестись к словам профессора. Это не сказки. Это наука. Ты справедливо сомневался, в первый раз услышав от меня о Нарнии. Но добавь немного физики, и ты увидишь все в другом свете. Мы столько слышали о чудесах квантового мира, что в середине девяностых годов просто смешно сомневаться в том, что Нарния существует».
Сегодня многие образованные люди будут склонны согласиться с Люси. Но у Питера рассказ о Нарнии, приправленный цитатами из квантовой механики, по-прежнему не вызывает доверия. И на это есть свои причины.
- Даже если я скажу, что верю тебе, я все равно не увижу Нарнию своими глазами. Специалисты по квантовой механике утверждают, что альтернативные миры совершенно не связаны друг с другом. Сообщение между ними невозможно. Человек не может покинуть один мир и посетить другой, мы даже не можем хотя бы одним глазком взглянуть на жизнь в других мирах. Ты только не можешь показать мне Нарнию, ты даже не можешь предоставить мне убедительные доказательства для того, чтобы я проверил в ее существование, потому что я как ребенок никогда не смогу воспроизвести математические доказательства сам. Выходит, вы подсовываете мне самое старое доказательство ipse dixit, что и раньше!
- Успокойся, Питер, - терпеливо произносит профессор, голос которого звучит по-отечески тепло. Ц Первоначально в рассказе Люси единственным доказательством существования Нарнии был ее непосредственное восприятие. Мы не можем ему доверять, потому что людям свойственно ошибаться. Но разум совершеннее чувственного восприятия. Таким образом, квантовое объяснение Ц это доказательство более высокого уровня. Поскольку твое восприятие также не заслуживает доверия, ты не имеешь права апеллировать к нему, чтобы оспорить логику и разум. Даже если ты не в состоянии понять квантовый метод, он обладает собственным авторитетом, отличным от доказательства ipse dixit.
- Профессор, вы утверждаете, существование квантовой Нарнии Ц это несомненный факт?
- Питер, я только сказал, что нет ничего более вероятного. Я не гарантирую истинности этого утверждения. Дело в том, что научная логика имеет собственный авторитет, который заслуживает того, чтобы к ней прислушивались и ей следовали, молодой человек.
- Разумеется, сэр, научная логика более развита, чем разум маленькой девочки, но мне кажется, что вы упускаете из виду одно важное обстоятельство. Если мы просто верим в научные теории, не проверяя их истинности, то мы наделяем ученых властью носителей истины в последней инстанции, что гораздо больше, чем просто теоретическая власть. Теоретический авторитет означает, что я соглашаюсь выслушать ваши доказательства, независимо от того принимаю я их или нет. Но авторитет носителя истины в последней инстанции предполагает, что вы сообщаете установленные факты которые я, как школьник, должен принимать всерьез, если я хочу обрести знание. вы признаете, что не можете гарантировать истинность вашего рассказа о Нарнии. У вас нет экспериментальных свидетельств того, что Нарния существует. И тем не менее вы ждете от меня признания вашего авторитета как носителя истины. Но откуда мне знать, что вы говорите правду?

КВАНТОВАЯ НАРНИЯ

Итак, Питер и профессор разошлись в вопросе о том, является ли логическое доказательство авторитетным свидетельством. Позиция профессора заключается в том, что если какое-то утверждение опирается на научную логику (которая, по его собственному признанию, не всегда соответствует действительности), то оно является авторитетным и должно считаться доказательством. Питер возражает, что сама по себе логика не является достоверным доказательством истины. Он обвиняет профессора и современную науку в том, что они заставляют школьников верить их теориям о тех вещах, которых они не видят (например верить в Нарнию). В конечном счете они призывают признать определенную версию ipse dixit - доказательство, которое отверг Декарт.
Сомнения Питера в авторитетности логики заслуживают внимания. Самая серьезная проблема заключается в том, что претензии научных систем логики логически недоказуемы. Почему, например, профессор утверждает, что логический метод более достоверен? Профессор признает, что логика не является гарантией истины. Вместо этого он оперирует категориями вероятности: лНет ничего более вероятного». Но если логика не является залогом истины, то как мы можем говорить о степени вероятности истины? Выходит, доводы профессора о том, что логика Ц это критерий достоверности знания, не основаны на логике.
Но если его доводы в пользу авторитета логики не имеют логического основания, то значит, он не открыт для дискуссии. Он просто молитвенно возглашает с кафедры: лЛогика авторитетна, ибо я утверждаю это». Но почему мы должны ему верить? Такова суть возражений Питера. Точно так же, доказательство, основанное на авторитете чувственного восприятия (пратьякше), не может быть признано достоверным только на основании данных чувственного восприятия. Наши чувства ограничены. Они не могут доказать, что за пределами нашего восприятия ничего нет. На каком основании я могу утверждать, что существует лишь то, что доступно моему восприятию? Единственным основанием для таких утверждений является мое гипертрофированное самомнение.
Подобно Питеру ведическая прамана проводит разграничение между логическим доказательством и доказательством в последней инстанции. Слово шабда означает лзвук», но авторитетным свидетельством в Ведах признается не любая шабда, а шабда-брахма, духовный звук. Сам по себе он относится к совершенно иной категории, чем анумана (логика) и пратьякша (непосредственное восприятие). В отличие от обычного звука духовный звук является сватах-праманой. Это означает, что его авторитет самоочевиден, а не основан на другой прамане. В лШримад-бхагаватам» (6.3.19) указано существенное различие между речью, истинность которой самоочевидна, и речью, которая не обладает качеством самоочевидности:

Дхармам ту сакшад бхагават-пранитам
На ваи видур ришайо напи девах
На сидха-мукхйа асура манушйах
Куто ну видйадхара-чаранадайях

Авторитетными религиозными законами (дхармой) являются законы, провозглашенные Верховной Личность Бога. Даже великие мудрецы на высших планетах не могут сами сформулировать истинных религиозных принципов, как не могут их выявить полубоги или обитатели Сиддхалоки, не говоря уже об асурах, обычных людях, видйадхарах и чаранах.

То, что провозглашает Кришна, Верховная Личность Бога, является неоспоримой истиной. Сам Кришна суть Высшая истина, парам брахман. Поэтому в лБхагавад-гите» (10.12-13) сказано, что великие мудрецы Нарада, Асита, Девала и Вйаса лподтверждают» эту истину. Это не означает, что истина, провозглашенная Кришной, нуждается в подтверждении. Скорее мудрецы, повторяя то, что сказал Кришна, подтверждают, что им известна истина. Именно поэтому Веды признают свидетельства этих мудрецов авторитетными и неоспоримо истинными: в основе этих свидетельств лежит авторитет Кришны. Во всем остальном авторитет мудрецов, полубогов, ангелов, людей и демонов не самоочевиден и может подвергаться сомнению.
Аналогичным образом эмпирическое чувственное восприятие и логика также не самоочевидны. Их истинность зависит от шабды. Например, мой эмпирический опыт убеждает меня в том, что люди смертны. Логика заставляет меня задать вопрос, все люди, включая и меня, смертны. Однако мои чувства и ум не могут ответить на этот вопрос с полной достоверностью. Чтобы ответить на него, я должен обратиться к авторитетным свидетельствам. После того, как я узнаю, что все люди, и я в том числе, смертны, мой разум заставит меня задуматься над вопросом: лКакой смысл такой жизни?» Но, как и прежде, ни чувства, ни ум не могут дать мне достоверный ответ на этот вопрос. Авторитетно ответить на него может только шабда.
Анумана помогает нам повести рациональную основу под веру в другие миры, как это делает квантовая физика. Однако с помощью одного разума мы не способны с полной достоверностью постичь иные миры даже в другом материальном измерении, не говоря уже о трансцендентных мирах (Вайкунтхе) в духовном измерении. Духовное измерение становится самоочевидным только посредством шабды, чистого ведического звука, исходящего от Кришны и его авторитетных представителей.
В то же время звук, исходящий от человека, авторитет которого не самоочевиден, то есть не основан на словах Кришны, но приобретен с помощью пратьякши и ануманы, не является шабдой. Его свидетельства не достоверны. Но они тоже составляют часть знания. Отличить достоверное знание от недостоверного лучше всего на конкретных примерах. Чтобы продемонстрировать недостоверность материального знания, мы в этой книге будем часто цитировать высказывания тех людей, которые пользуются авторитетом (чего бы он ни стоил) в этом мире.

ПРОБЛЕМЫ САМОРЕФЕРЕНТНОЙ ЛОГИКИ

Но не демонстрируем ли мы, приверженцы ведической философии, свою ограниченность, опираясь на шабду при проверке знания на достоверность? Есть ли что-нибудь сомнительнее, чем апелляция к самоочевидности авторитета. В каком-то смысле я не могу подвергать сомнению саму идею самоочевидного авторитета, ибо сам факт того, что я сомневаюсь в нем, подразумевает, что я уже принял в качестве самоочевидного авторитета свое мнение (ануману).
Центральная тема философии Декарта, так называемый картезианский принцип, сводится к тому, что ум обращаясь лишь к самому себе, может прийти к фундаментальным достоверным выводам о бытии: существую я, существует Бог, а геометрическая логика превосходит все прочие формы знания. В наши дни среди философов модно отрицать аргументы Декарта в пользу существования души и Бога, объявляя их пережитком его христианского воспитания. Однако на Западе до сих пор признают главный принцип картезианской философии: ум, решая вопрос о том, что истинно, а что ложно, является единственным авторитетом для самого себя. Если истину можно познать лишь путем систематического сомнения, тогда и впрямь все следует подвергать сомнению: de omnibus dubitandum. Но что возможно достоверно узнать с помощью одного сомнения?
Декарт попытался доказать, что с помощью сомнения возможно получить достоверное знание, не обращаясь к другим источникам. Он отождествил мысль (лЯ мыслю») с самим собой (лследовательно, существую»). Для христианина, каковым он был, слова ля существую» означают: я Ц это вечная душа, которая отличается от материи именно тем, что мыслит. Это нефизическое тождество и стало для него основой достоверности знания, на которой была построена лнеопровержимая» картезианская система. Однако на самом деле это суждение с достоверностью утверждает только одно: лЯ сейчас мыслю, следовательно, в данный момент я существую». Наше ля» не всегда мыслит. Порой оно бывает совершенно бессознательным, как, например, во время сна без сновидений. Если мышление составляет природу ля» существует не всегда. Суждение лмыслю, следовательно, существую» не менее и не более обосновано, чем суждение ля сплю, следовательно, не существую». Таким образом, анумана, замыкаясь на саму себя, не может установить достоверную основу вечного бытия Ц или небытия.
Вторая проблема логики, замкнутой на себя, ведет к парадоксу. Каждый, кто регулярно пользовался компьютером, сталкивался с тем, что иногда он лзависает», то есть перестает функционировать и не может выполнять очередных команд. Единственный выход в подобном случае Ц выключить и снова включить систему. Компьютер лзависает», попав в логическую петлю, из которой он не может выбраться. Точно так же наш ум соскальзывает в логическую петлю, когда мы переходим к рассмотрению главного тезиса Декарта: лВсе, что есть в этом мире, - это сомнение». Если это утверждение истинно, то оно ложно, потому что не оставляет никаких сомнений относительно того, что есть в этом мире. Но если оно ложно, то оно истинно, потому что его ложность еще раз вызывает сомнение во всем. И снова: если оно истинно, то ложно, и если ложно, то истинноЕ и так без конца. Из ловушки нам не выбраться, потому что логика этого суждения отталкивает от себя самой. Отсюда вытекает, что логика, чтобы приносить пользу, должна руководствоваться истиной, находящейся за ее пределами; вспомним о том, что лзависание» компьютера способен ликвидировать только оператор, находящийся вовне. Следовательно, истина есть нечто находящееся вне логических умозаключений (ануманы).
Третья проблема заключается в том, что сам Декарт не смог последовательно привести в жизнь принцип самодостаточности ануманы. Чтобы подтвердить свои теории, он проводил эксперименты, то есть прибегал к помощи наблюдения (пратьякши).

«««Назад | Оглавление | Каталог библиотеки | Далее»»»


Sponsor's links: