Sponsor's links:
Sponsor's links:

«««Назад | Оглавление | Каталог библиотеки | Далее»»»

прочитаноне прочитано
Прочитано: 35%

ПОСЛЕСЛОВИЕ

Исторической справедливости ради следует отметить, что описываемые явления и их последствия не оказали практически никакого влияния на развитие Российского Общества сознания Кришны. лЖелезный занавес», за которым со своего зарождения в 1971 году вплоть до 1989 года находилось российское Движение, эффективно лишил нас возможности любого общения как с Шрилой Прабхупадой, так и с нашими братьями за рубежом - не говоря уж о руководстве с их стороны. Волею судьбы, российское Движение, лишенное формальных ллидеров», с самого начала организовалось вокруг того естественного принципа, к которому западные общины, уже привыкшие во всем полагаться на личное руководство Шрилы Прабхупады, пришли лишь после долгого и непростого поиска Ч принципа коллегиальности и плюрализма. К тому же, ни один из тех гуру, которые впоследствии пали, никогда не имел учеников в СССР и даже не приезжал сюда. Таким образом, в Российском Обществе сознания Кришны, против своей воли максимально защищенным от посторонних влияний, образовалась уникальная автономная организация с культурой, во многом отличной от сложившейся на Западе. Надеемся, исследователи еще уделят этим особенностям более пристальное внимание. Другой требующий дополнительного обсуждения вопрос Ч традиционность той или иной организационной структуры. Нельзя не согласиться с замечанием д-ра Дэдвейлера о том, что для индуизма характерен лпатриархальный» стиль управления, при котором некий лсамодержавный гуру-правитель» назначает своего преемника. лПосле кончины своего предшественника» преемник занимает лисключительное положение, возвышаясь над (...) своими духовными братьями (...) и получает исключительное право давать посвящение всем новым членам этой организации». Подобный принцип свойственен, к примеру, для школы Мадхвы, хотя и в ней бывают исключения. Особенно ярко эта система отражается у шиваитов, которые до сих пор ныне живущего главу своей организации считают воплощением Шанкарачарьи - основателя традиции, жившего в 8-9 вв.н.э. Однако необходимо отметить, что традиции бенгал
ьского Кришна-бхакти строгая приверженность данному принципу не свойственна. Шри Чайтанья, принесший в этот мир миссию санкиртаны Ч совместного воспевания святых имен Господа, и Его последователи всегда подчеркивали примат любовного сотрудничества над формальной иерархией. Шри Чайтанья, хотя и признается инкарнацией самого Кришны, не был единственным лолицетворением преемственности» Ч духовное посвящение при Его жизни давали множество гуру. Перед Своим уходом из этого мира Шри Чайтанья не назначил лединоличного» преемника, а доверил Свою миссию лколлегиальному органу» - группе ближайших последователей, таких как шесть госвами Вриндавана, Сварупа Дамодара Госвами и другие, которые продолжали ее в духе тесного сотрудничества. В свою очередь, эти госвами также не назначали единоличных преемников. Коллегиально трудилось и следующее поколение бенгальских вайшнавов Ч Нароттама, Шриниваса, Шйамананда (16-17 вв). В некоторых случаях, казалось, принцип лединоличного преемника» возобладал Ч Вишванатха Чакраварти после своего ухода оставил Баладеву Видйабхушану (17-18 вв.), Бхактивинода Тхакур оставил Бхактисиддханту Сарасвати, но это было связано скорее с объективным отсутствием в то время других в такой же степени квалифицированных учеников. Таким образом, лотступление от традиционной модели индуизма» в данном случае представляется вполне характерным для исторических традиций движения кришна-бхакти Шри Чайтаньи. Неудивительно, что и Бхактисиддханта Сарасвати, и Шрила Прабхупада не ограничивались назначением формального лпреемника», а стремились воспитать в своих учениках способность к сотрудничеству в духе взаимного уважения и любви.

Доклад,

прочитанный Саулюсом Дагисом (духовное имя Санака Кумар дас) на научно-практической конференции УВайшнавы в социокультурном контексте современной РоссииФ, проходившей в Институте философии РАН в июне 1996 г., знакомит читателя с настоящим Движения сознания Кришны в России религиозной.

В первую очередь следует рассказать о нашем отношении к другим религиям, межрелигиозному и межконфессиональному диалогу в принципе.
Вкратце это отношение сформулировано в лЗаявлении Центра Обществ Сознания Кришны в России лОб отношении к религиозным традициям». Насколько возможно, буду стараться не повторять определенных в нем позиций.
Мы признаем и даже приветствуем плюрализм в религиозной жизни. Эту позицию могут проиллюстрировать цитаты из трудов Шрилы Прабхупады, которыми мы руководствуемся в вероучительных и практических вопросах.
К примеру, в письме от 14 марта 1969 года Шрила Прабхупада писал:
лДвижение сознания Кришны предназначено для просвещения всех людей; оно свободно от сектантских представлений о вере. Наш принцип таков: человек должен пробудить свою дремлющую любовь к Богу. Каждую религию или веру, которая учит, как развить эту дремлющую любовь, можно считать превосходной. В мире существуют разные вероисповедания; они даны соответственно уровню учеников и последователей, времени, месту и другим обстоятельствам. Основные религии мира Ч индуизм, христианство, ислам и буддизм. Каждая религия обязательно признает авторитеты Ч верховный авторитет Бога, а также авторитет Его представителя. Так что мы не спорим ни с одной из религий, а просто учим, что нужно стараться пробудить дремлющую в нас любовь к Богу, которую еще называют сознанием Бога или сознанием Кришны.Ф
В комментарии к Бхагавад-гите 4.7 Шрила Прабхупада говорит:
лЛишь Сам Господь может создать систему религии (...) каждое воплощение Господа имеет определенную миссию, и все они описаны в священных писаниях. Никого не следует принимать за воплощение, если оно не упоминается в писаниях. Неверно думать, что Господь нисходит лишь на землю Индии; Он может появиться в любом месте, и когда пожелает. В каждом Своем воплощении Он говорит о религии лишь столько, сколько может быть понято определенными людьми при определенных обстоятельствах. Но цель всегда одна Ч привести людей к осознанию Бога и выполнению религиозных принципов. Иногда Господь нисходит лично, иногда посылает Своих истинных представителей в образе сына или слуги, или приходит Сам в каком-либо образе».
Обобщая, можно сказать, что на наш взгляд, предназначение религии Ч научить человека видеть Бога, всегда и во всем, поскольку неверно мыслить творение без Творца. Духовно зрелый человек даже материальный мир видит в его связи с Богом, он способен ощущать присутствие Бога в сердце каждого живого существа Ч даже самого грешного; тем более он должен учиться видеть Бога и в других религиях. Религия, неспособная научить своих последователей видеть проявление Бога во всем, в том числе в других религиях, на наш взгляд, не выполняет своего предназначения. Следовательно, образование по другим религиозным традициям мы считаем неотъемлемой частью духовной культуры, а межрелигиозный диалог Ч самым эффективным методом такого образования, поскольку он позволяет знакомиться с другими традициями лиз первых уст».
Однако под вышесказанным не подразумевается стремление к некоему синкретизму или безоговорочному экуменизму. На наш взгляд, творчество в сфере религиозной жизни должно иметь свои пределы. И здравый смысл, и священные писания (Мундака-упанишад 3.2.3, Катха-упанишад 1.2.23) говорят, что мы не можем постичь Бога лишь за счет собственных усилий, поскольку Он безгранично велик, а мы бесконечно малы. Только Он сам может указать путь к Себе. Поэтому мы чтим богооткровенные священные писания и традиции. Определенные различия между религиозными традициями неизбежны Ч иначе не было бы разных религий. В этом их ценность Ч люди с разными религиозными потребностями нуждаются в разных формах религиозности; видимо, поэтому Господь и дает различные религиозные системы. Таким образом, межрелигиозный диалог не должен быть нивелирующим, синкретическим. В этом смысле мы можем согласиться с высказыванием о.Андрея (Кураева): лЕсли под экуменизмом понимать терпимость к людям иных вер и убеждений Ч я за экуменизм. Если под экуменизмом понимать готовность к познающему диалогу с этими людьми Ч я за экуменизм» (А.Кураев, Соблазн неоязычества, М., 1994, стр.4.).
Межрелигиозный диалог и образование имеет и весьма практическое значение Ч в плюралистическом обществе необходимо учиться находить действенные формы взаимопонимания и взаимоотношений с разными общественными течениями, тем более с религиозными Ч в той или иной степени, сфера деятельности общая, пересечение интересов неизбежно. Иначе говоря, это просто необходимость, диктуемая самим характером традиционно сложившегося в России поликонфессионального общества, важное условие мирного сосуществования.
Другой практический фактор Ч обмен опытом миссионерской деятельности между конфессиями, несомненно, может быть полезен для всех, особенно в сферах социальной благотворительности, борьбы с преступностью, наркоманией и другими пороками.
Третий Ч большинство наших последователей воспитаны в атеистических семьях, они мало знакомы с другими религиозными традициями и возможно, их выбор не всегда достаточно сознателен. Поэтому считаем необходимым создать условия для получения систематического, даже если и минимального, межрелигиозного образования. Этот пункт включен у нас в учебные программы.
Таковы наши принципиальные позиции. Можно перейти к конкретному анализу основных факторов, благоприятствующих и наоборот, препятствующих развитию межрелигиозного диалога с вайшнавами.
Благоприятные факторы:
1. Наличие в вайшнавизме таких фундаментальных понятий, как санатана-дхарма. Концепция санатана-дхармы подразумевает выявление основополагаю-щего фактора в религии; утверждается, что таким фактором является служение Богу. Бесспорно, человек может менять свое вероисповедание, продолжая при этом служить Богу. Итак, санатана-дхарма Ч это вечная религия вечной души Ч служение вечному Богу с любовью и преданностью. Такая деятельность считается трансцендентной Ч то есть, находящейся вне конфессиональных различий Ч и мыслится как цель практики любой монотеистической религии; реализуется она, однако, в каждой конфессии по-разному, в соответствии с конкретной традицией. Таким образом, зрелый вайшнав видит, насколько у человека, независимо от его вероисповедания, развит этот элемент святости, чистосердечного служения Богу (бхакти), и преклоняется перед ним соответственно.
В этом контексте можно привести слова одного из великих духовных учителей прошлого, Шрилы Бхактивиноды Тхакура, который в своей лШри Чаитанйа-Шикшаштакам» раскрывает умонастроение вайшнава, оказавшегося в местах поклонения приверженцев других религий: лЗдесь поклоняются моему обожаемому Высшему Существу (Богу в Его иной форме, отличной от привычной для меня). Я поклоняюсь Ему по-другому и поэтому мне не понять смысла их поклонения во всех деталях. Но, наблюдая за этой церемонией, я чувствую все более крепкую привязанность к своей собственной религиозной практике. И с почтением падая ниц перед этим новым для меня образом моего Господа, я молю Его сделать мою любовь к Нему еще сильнее..».
Созвучные мысли можно обнаружить и в других традициях. К примеру, великий суфий Джалалуддин Руми говорил: лРелигия влюбленных в Бога отлична от всех прочих религий. У тех, кто любит Бога, нет никакой религии, кроме самого Бога».
Другой пример Ч отсутствие конфессионального признака в определении природы души у вайшнавов. Христиане ссылаются на изречение Тертуллиана Ч лДуша по природе христианка». В вайшнавизме подобная концепция отсутствует. Классическое определение Шри Чаитанйи гласит: дживера сварупа хайа кришнера нитйа даса Ч изначальное положение души Ч быть слугой Верховного Господа (Sri Caitanya-Caritamrta, Madhya 20.108). Таким образом, вайшнав не ограничивается классификацией людей на христиан, индусов, мусульман и т.д., а в конечном счете в каждом видит душу, вечную индивидуальную частицу Бога, призванную служить Ему. Такое мировоззрение позволяет вайшнаву ощущать родство, братскую связь с последователями других монотеистических религий.
Видимо, наличие этих концепций, способствующих воспитанию религиозной терпимости и уважения к представителям других конфессий, позволяет говорить о вайшнавизме как о высокой духовной культуре, способной внести свой вклад в развитие мировой религиозной мысли.
2. Непрозелитический настрой вайшнавов Ч даже в миссионерской деятельности. Можно привести исторический пример, описанный в лЧаитанйа-чаритамрите» Кришнадаса Кавираджа Госвами, самой авторитетной биографии (Dr.T.Stewart, Biographies of Sri Caitanya (in лVaisnavism: Contemporary Scholars Discuss the Gaudiya Tradition»)) Шри Чаитанйи (1486-1534), от которого, по существу, берет свое начало современное Движение сознания Кришны. В семнадцатой главе Ади-лилы рассказывается, как Чанд Кази, мусульманский правитель Навадвипы, поначалу запрещал движение санкиртаны (совместного воспевания святых имен Господа), но впоследствии убедился в божественной природе Шри Чаитанйи и авторитетности Его учения. Тогда он не только перестал чинить препятствия движению санкиртаны, но и всячески опекал его, а также дал соответствующие наставления своим потомкам, которые они свято соблюдали в течение веков. Мавзолей Чанд Кази стоит у въезда в Майапур (место рождения Шри Чаитанйи), и на нем по сей день видна надпись лБхакта Чанд Кази». Бхакта Ч слово, обычно употребляемое применительно к вайшнавам, практикующим бхакти Ч преданное служение Господу. Но вайшнавы считают Чанда Кази великим преданным Шри Чаитанйи, несмотря на то, что и он сам, и его потомки остались мусульманами. Другой подобный случай описан в Шестнадцатой главе Мадхйа-лилы Ч как некий мусульманский правитель, занимавшийся пьянством и разбоем, после встречи с Шри Чаитанйей резко изменил свою жизнь к лучшему, но судя по всему, остался при этом мусульманином.
Наставления Шрилы Прабхупады вполне соответствуют этому духу: лПринципам религии Ч аскетизму, чистоте, милосердию и правдивости, Ч (...) может следовать сторонник любого вероучения. Нет нужды переходить из индуизма в ислам, затем в христианство или другую веру, становясь в результате отступником, не следующим принципам религии. Религия Бхагаватам призывает следовать принципам религии. Принципы религии Ч это не догмы или регулирующие принципы отдельного вероучения»(Шримад-Бхагаватам 1.17.32, коммент.).
Наиболее полно точку зрения Шрилы Прабхупады выражают следующие слова: лИндусы, мусульмане, христиане и приверженцы всех других религиозных направлений, твердо верящие в верховное положение Бога, не должны сидеть сложа руки и безмятежно взирать на стремительное развитие безбожной цивилизации. Существует высшая воля Бога, и не признав этой жизненно важной истины, ни одна нация или сообщество не смогут достичь мира и процветания» (лСвет Бхагаваты», стр.20).
Таким образом, в миссионерской деятельности Российского Движения сознания Кришны преобладает курс не на прозелитизм, а на содействие развитию теизма и противостояние влиянию безбожия.
3. Наличие определенных параллелей между вайшнавизмом и христианством (разумеется, и другими монотеистическими традициями). В России, эти параллели отмечались многими православными, высказывавшими предположения о влиянии христианства как на Движение сознания Кришны, так и на вайшнавизм в целом. Изучая научные труды по вайшнавизму, мы обнаружили, что многие исследователи и ранее поднимали и обсуждали аналогичные вопросы. Краткое обозрение этих процессов приводит д-р.Сувира Джайшвал во введении к своей книге лПроисхождение и развитие вайшнавизма» (Suvira Jaiswal, The Origin and Development of Vaisnavism, New Delhi, 1981, pp 1-5.) Она отмечает, что лво второй половине 19 века ряд выдающихся западных ученых, заметив параллели между культом Кришны и христианством, пришли к выводу, что многие легенды из саги о Кришне и сама доктрина преданности [бхакти Ч С.Д.] заимствованы из христианства». Этой точки зрения в той или иной степени придерживались даже такие выдающиеся исследователи, как Уебер, Хопкинс, Кеннеди, Макникол. Следует отметить, что большинство западных индологов тех времен рассматривали индуизм с определенной предвзятостью христиан, призванных обратить индусов в свою веру. Эта позиция ярко выражена, к примеру, у Горация Уилсона, одного из пионеров индологии. Индийцев он называл лпогруженным в темноту, но интеллигентным, интересным и дружелюбным народом» и подчеркивал, что лдля разоблачения ложных взглядов индуизма и убеждения разумной части индусов в истинах христианства» необходимо знать доктрины и верования самих индусов, поскольку индус просто не станет слушать того, кто спорит с ним, не зная его священных писаний. Однако более внимательное изучение индийских религий убедило Монье-Уильямса, знаменитого ученика Уилсона, что все же неверно называть их авторов лпогруженными в темноту язычниками». Хопкинс указывал, что желающий опровергнуть доктрины индуизма лдолжен обладать недюжинными способностями к логике и глубокой ученостью, а не обладающему этими качествами миссионеру лучше оставить местных богослов
ов в покое».
Контакт с западной цивилизацией побудил и индийских исследователей критически изучить индуизм, чтобы лотделить зерна от плевел». Последовали труды, анализирующие корни индуизма, среди них Ч и изданный в 1921 году небольшой трактат проф. Х.Райчаудхури, лМатериалы для исследования ранней истории вайшнавизма», в котором он лрешительно опроверг аргументы тех, кто считал, что культ Кришна-бхакти чем-то обязан христианству». По свидетельству др. Джайшвал, лего аргументация в целом была признана, и установилось общее мнение, что мифы и доктрины культа Кришны не обнаруживают следов влияния христианства в ранние века христианской эры». Кстати, ранее, читая доклад на Конгрессе ориенталистов в Риме, др. Браджендранатх Сил выразил сожаления лпо поводу тенденции западных ученых рассматривать все остальные религии просто как некие рудименты по сравнению с христианством». Также он выразил твердое убеждение, что вайшнавизм явно способен лвнести очень ценные элементы в европейский Ренессанс» двадцатого века. Следует отметить, что несмотря на упомянутую тенденцию, многие западные исследователи Ч как всем известно Ч восхищались глубиной индийской религиозной мысли и философии; особое внимание уделялось Бхагавад-гите, которая многократно переводилась и издавалась в западных странах. Однако сейчас мы на этом не сосредоточимся, а вернемся к упомянутому труду проф.Райчаудхури. В нем двадцать страниц посвящено анализу предполагаемого влияния христианства на вайшнавизм (Hemchandra Raychaudhuri, Materials for the Study of the Early History of the Vaisnava Sect). Он обсуждает, к примеру, выдвинутую П.Георги в его лAlphabetum Tibetanum» теорию, что лКришну Ч всего лишь искаженное имя Спасителя [Христа Ч СКд] Ч деяния его чудесным образом соответствуют имени..»., но указывает, что даже лУеберу пришлось признать, что его [Георги] доказательства просто дикие». (Кстати, доводилось слышать упреки со стороны православных по поводу использования Шрилой Прабхупадой лхристианской символики» Ч подразумевалось, пожалуй, единственное и нехарактерно
е место в трудах Прабхупады, где он сравнивает имена Христа и Кришны (Наука самоосознания, стр. 145-146); интересно, что эта мысль, сформулированная самими христианами, обсуждалась по меньшей мере в начале 20 века). Он анализирует и множество других параллелей Ч как эпического, так и богословского характера,Ч убедительно показывая, что в вайшнавизме они существовали в дохристианские времена, и что нет достаточных оснований объяснять их влиянием христианства (Raychaudhuri, pp.86-87, 94-95).
В православном христианстве также можно найти интересные рассуждения на эти темы. К примеру, протоиерей Стефан (Ляшевский) в книге лБиблия и наука» (Издание православного братства во имя иконы Божией Матери лНеопалимая купина», 1996 г.) пишет:
лВеды Ч это арийская лБиблия», где имеются и божественные гимны-псалмы, (...) и богословское учение о едином Боге, непостижимом Творце мира (...) Веды приблизительно датируются 1200 годом до Р.Х., но это годы первой записи, а устная их передача идет от значительно более глубокой древности, то есть, может относиться и к доавраамовой эпохе. Этот памятник древности открывает нам завесу о, может быть, уже испорченной, искаженной, но все же истинной вере в единого Бога и великих знаниях о духовном мире, хранившихся еще со времен ближайших потомков Иафета. В божественных гимнах воспевается Творец мира, единый, непостижимый (...) Поразительна глубина и мудрость этих гимнов, псалмов арийцев. В них отобразилась великая философия иафетитов, поклонявшихся единому Богу, Творцу вселенной. Это Богопочитание они унесли и свято хранили в своей новой родине, Индии. Ничего удивительного нет, что Индия до прихода в нее европейцев имела великую культуру... поразительную науку познания человеческого духа(стр.123-124)».
Разумеется, можно сомневаться в обоснованности предлагаемой о.Стефаном версии происхождения ведической культуры от Иафета, одного из сыновей Ноя, но высокая оценка древней традиции, ее богатства бесспорно верна. Примечательно, что о.Стефан, в отличие от многих других, считающих все религиозные явления Индии исключительно языческими, обнаруживает присутствие монотеистической традиции в ведической культуре, откуда, по свидетельству исследователей (Dr.O.B.L.Kapoor, The Philosophy and Religion of Sri Caitanya, p.1), берет свои корни и вайшнавизм.
4. Наши специалисты по межрелигиозному диалогу на Западе сообщают, что христианские конфессии видят в вайшнавизме (в данном случае, представленном именно Движения сознания Кришны) перспективного партнера для развития диалога с индуизмом. Христианские конфессии, по свидетельству их самих, испытывают затруднения во взаимоотношениях с индуизмом (на Западе, кстати, этот вопрос несколько более актуален, поскольку во многих странах Ч Англии, США Ч существуют довольно большие общины и организации как этнических, так и неэтнических индусов. К примеру, храм Движения в Бхактиведанта Мейноре, Англия, во время крупных праздников посещают до 40.000 паломников в день Ч подавляющее большинство из них индийцы). Затруднения обусловлены отсутствием у индусов единого вероучения, последовательного толкования священных писаний, единой, централизованной лцеркви», иерархии авторитетов и иных признаков лорганизованной», в западном понимании слова, религии. С другой стороны, у вайшнавов признаки организованной религии присутствуют в значительно большей степени Ч свод писаний, преемственность, развитое, последовательное богословие, практически единое вероучение, структура авторитетов. Не исключено, что благодаря наличию определенных общих черт вайшнавизм может оказать помощь христианству в постижении лэзотерических» элементов религиозной мысли индуизма Ч таких, как карма, реинкарнация и т.д. Эти факторы положительно оценивают христианские богословы. К примеру, 20-21 января с.г. в Букленд Холле, Уэлс, проходила вайшнавско-христианская конференция, организованная Движением сознания Кришны и посвященная природе души. Среди участников были и такие выдающиеся деятели, как К.Уард, профессор богословия в Оксфорде; М.Брейбрук, председатель Всемирного Конгресса религий, д-р. Х.Коста, консультант Ватикана. Видный богослов К.Кракнелл, бывший директор Федерации богословов Кембриджа, оценивая результаты конференции, диалог с вайшнавами назвал лсамым важным из тех, в которых участвуют христианские церкви».
Порой этот диалог принимает совершенно неожиданные формы. Есть пример монаха Римско-католической Церкви, брата Элреда, который с 1985 года одновременно является и инициированным последователем вайшнавизма по имени Чаитанйа дас. Он руководит церковным центром психологической помощи в г.Армидейле, Австралия. Также он активно трудится в сфере развития диалога между католицизмом и вайшнавизмом. Его католическое руководство воспринимает его и как представителя вайшнавской традиции. Недавно он завершил работу над книгой лПрабхупада о Иисусе Христе» (Brother Aelred/Caitanya dasa, лObservations on ISKCON Communication», ISKCON Communications Journal, p.52).
В свете этих событий несколько удивляет определенная неготовность Православной Церкви вступать в диалог с вайшнавами. Один мой знакомый как-то признался, что у него невольно возникает вопрос: если Православная Церковь, признавая индуизм мировой религией, тем не менее не готова признать вайшнавизм в качестве представителя индуизма, считая его лсектой», то в какой конкретно религиозной традиции или организации Церковь видит представителя индуизма? С кем Ч хотя бы теоретически Ч Церковь считает возможным вступить в диалог? Шиваитами или шактами с их культом полубогов, принесением кровавых жертв? Или с пантеистами, утверждающими, что мы все Ч Бог?
Следует обсудить и факторы, препятствующие развитию межрелигиозного диалога:
1. Первый из них Ч это, пожалуй, общий недостаток религиозного образования Ч отчасти наследие атеистического прошлого. Одна из самых ярких иллюстраций этого явления Ч листовка под названием лХристос и Кришна. Свет и Тьма», по сей день распространяемая даже на улицах. Видимо, авторы этой листовки и не подозревают, что их оскорбительное отношение к Господу Кришне и Бхагавад-гите задевает религиозные чувства последователей не только вайшнавизма Ч самой многочисленной конфессии в Индии (Dr.K.Klostermaier, Vaisnavism and Christianity (in лVaisnavism: Contemporary Scholars Discuss the Gaudiya Tradition», ed. S.Rosen), p.219: лвайшнавизм, как и христианство Ч живая религия с миллионами последователей. Это самая многочисленная часть современного индуизма, история которой исчисляется тысячелетиями. Так что мы говорим не о какой-то незначительной секте, а наоборот, об основном течении в индуизме»), но и целой мировой религии. Традиционно, Бхагавад-гиту все индусы считают своим основным священным писанием. Удивительно, почему книга, в которой черпали вдохновение такие выдающиеся умы человечества, как Ейнштейн, Торо, Эмерсон, Ганди, не вызывает никаких положительных ассоциаций у авторов листовки. Судя по всему, авторы считают, что слово лкришнаит» может относиться только к последователю Движения сознания Кришны. В действительности же слово лкришнаит» вполне принято в науке для обозначения в том числе и индийских вайшнавов: одни вайшнавы поклоняются Кришне (кришнаиты), другие Ч Раме (рамаиты). Др.Райчаудхури в упомянутой книге (стр.77,78), изданной в начале века, также использует слово лкришнаизм».
Еще один пример неосведомленности Ч отношение к освященной по вайшнавским традициям пище (прасаду). Ее раздачу некоторые православные воспринимают как обряд, аналогичный причастию в христианской традиции и предназначенный для лвовлечения инославных в религиозное пространство кришнаизма». Подобные представления сильно преувеличивают значение этого традиционного элемента индийской культуры. Согласно Бхагавад-гите (3.13, 9.26), священному писанию индусов, пища, не предложенная сначала Господу, считается греховной, и ни один уважающий себя индус из благочестивой, религиозной семьи не станет ее предлагать гостю. Такой поступок считался бы просто оскорбительным. Этому обычаю следуют и вайшнавы Ч члены ИСККОН. К тому же, освящение пищи Ч очень простой обряд, который совершается каждой индийской домохозяйкой по нескольку раз в день, или даже детьми, когда родителей нет дома. Для этого не требуется, скажем, сан священника. Поэтому рассматривать этот элемент культуры и быта как причащение в привычном для православных сакральном смысле неправомочно.
В целом, уровень неосведомленности даже по элементарным вопросам, связанным с лэкзотическими» формами религиозности, напоминает ситуацию, которую Равноапостольный Святитель Николай, в 1861 году основавший первую православную миссию в Японии, описывал так: л...тогдашние японцы смотрели (...) на христианство как на зловредную секту, к которой могут принадлежать только отъявленные злодеи и чародеи» (Журнал лПравославная беседа», 1, стр.26).
С другой стороны, недостаточная способность адекватно оценить индийские формы религиозности не является таким уж из ряда вон выходящим фактом и прослеживается не только в России. К примеру, д-р Д.Б.Чандора в статье лАмериканская Ассоциация психиатров приносит свои извинения психиатрам Индии» (Dr.D.B.Chandora, лAmerican Psychiatric Association apologizes to Psychiatrists from India», The India Times, p.12) сообщает, что в рамках 144-го ежегодного съезда (14.05.1991) Американской ассоциации психиатров проходил семинар лИндийские религии Ч не культы». Семинар организовала Индийско-американская ассоциация психиатров (ИААП) в ответ на встречавшиеся в специальной литературе тенденции обозначать незнакомые западным психиатрам формы индийской религиозности как лкульты». В частности, др.Чандора упоминает, что в 1989 году были случаи, когда лдеструктивным культом» называли практику медитации и ношения шафрановых одежд, сравнивая эти формы религиозности с лкультами убийц и сатанистов». Семинар должен был пролить свет на эти вопросы. В нем под председательством д-ра В.Манохара, президента ИААП, заседало более ста ученых Ч социологов, религиоведов, психиатров и других специалистов. Участники лпришли к общему заключению, что [Движение] сознания Кришны, принадлежащее к школе Чаитанйи (...), не является новой религией или культом, а имеет тысячелетние корни. Движение было просто возрождено Чаитаньей Махапрабху примерно 500 лет назад. Его практика, включающая вегетарианство, медитацию, ношение шафрановых одежд саннйаси и свами, является авторитетной формой религиозности». Далее, д-р Чандора сообщает, что Комитет по религии и психиатрии при Американской ассоциации психиатров лпринес извинения по поводу (...) своей неспособности распознать аутентичные формы культуры и духовной практики различных деноминаций индуизма (...) и причисления их к категории культов».
2. Второй фактор Ч в той или иной степени распространенное мнение, что ОСК исповедует некий лизмененный индуизм». Однако конкретного научного анализа так называемых изменений пока услышать не удалось. Приходилось слышать недостаточно, на наш взгляд, обоснованное мнение о том, что распространение индуизма за этнические его пределы якобы немыслимо. В ответ на это можно привести несколько исторических примеров. Первый относится еще ко второму веку до нашей эры Ч это знаменитая колонна Гелиодора, обнаруженная в Беснагаре. Грек Гелиодор, посол царя Антиалкида, объявляет себя Бхагаватой Ч то есть, преданным слугой Господа Вишну, или Кришны, воздвигнувшим эту колонну в Его честь (Raychaudhuri, pp 59-60; Jaiswal, pp 46,189). В средние века, как известно, и особенно во времена Шри Чаитанйи, многие этнические мусульмане становились вайшнавами. Пожалуй, самый знаменитый из них Ч Харидас Тхакур, которого Шри Чаитанйа называл Намачарьей Ч Учителем воспевания святых имен (Sri Caitanya-Caritamrta, Antya 11). Индусы по сей день почитают его как лсвоего» святого. У Бхактисиддханты Сарасвати Ч учителя Шрилы Прабхупады Ч были ученики европейцы. Бхактисиддханта Сарасвати дал Шриле Прабхупаде наказ познакомить западный мир с вайшнавской культурой, как она передается по преемственности. Предпосылкой послужили слова Шри Чаитанйи, выраженные в лЧаитанйа-Бхагавате» Ч произведении 16 века: притхивите ачхе йата нагаради-грама / сарватра прачара хойбе мора нама Ч в каждом городе и деревне по всему миру будут слышны Мои имена». Исторически, распространение индуизма на Западе началось с Вивекананды еще в конце 19 века. Примечательно, что у нескольких духовных братьев Шрилы Прабхупады (Пури Махараджа, Шридхары Махараджа) есть последователи и инициированные ученики в России Ч они исчисляются уже десятками. При этом Пури Махараджа, которому сейчас больше 90 лет, многие считают главой современного бенгальского вайшнавизма, к которому относится и Движение сознания Кришны. Он, как и другие его духовный братья, признают ИСККОН авторитетным носит
елем традиции. Иначе говоря, индийские вайшнавы не считают, что наличие учеников-европейцев Ч признак некой неавторитетности или изменения традиции. Подобные тенденции свойственны брахманическим течениям, но не вишну-бхакти, всегда отличавшемуся либеральностью.
В конце концов, даже если и были бы некоторые изменения в вероучении со стороны Шрилы Прабхупады, это вовсе не обязательно означало бы нарушение преемства или утрату авторитетности. Анализируя эти вопросы, известный специалист по вайшнавизму д-р.О.Б.Л.Капур (Kapoor, pp. 36-52) отмечает, что многие великие учителя Индии начинали свои школы Ч к примеру, Рамануджачарйа, Мадхвачарйа, Шри Чаитанйа. Принадлежность к преемственности вовсе не обязательно означает слепую приверженность букве. По традиции, учитель должен преподавать духовную науку, сообразуясь с временем, местом и другими обстоятельствами, что само по себе подразумевает введение определенных новых элементов в культуру. Таковы законы роста и развития. Одним из реальных критериев правильности выбора является живучесть традиции; не меняется только мертвая традиция. Это универсальный принцип; изменения претерпевала и Византийская церковь, распространяясь в России, и Русская Православная Ч в Японии.
3. Третий неблагоприятный фактор Ч влияние западного движения депрограмматоров на религиозную обстановку в стране. Непосредственно под его влиянием находятся немногие лица и организации; тем не менее, они играют значительную роль в процессах роста напряжения в сфере религиозной жизни.
К примеру, в деятельности православных, работающих с так называемыми лновыми религиозными движениями» (НРД), можно Ч разумеется, утрируя Ч выделить две тенденции:
Ч одни, как и подобает православным, проповедуют учение Христа применительно к несколько специфичной аудитории. Работа с НРД и инославными для них в принципе не отличается от работы с любыми другими лзаблудшими душами». Ими движет любовь и сострадание, желание спасти ближнего. Они убеждены, что спасение души Ч в православии, и стараются привести своих слушателей именно к этой цели, понимая, что лвывести» человека из лсекты» Ч не самоцель. Для них важней, куда его привести;
Ч другие, видимо, задачу лвывести из секты» воспринимают как самоцель; для них проповедь Благой Вести уходит на второй или даже более отдаленный план, а то и попросту отсутствует. Судя по всему, они считают, что учения Господа Иисуса Христа недостаточно, что найдены более эффективные методы спасения души. Да к тому же, движет ими скорее не благородное стремление спасти ближнего, а идеологическая установка на уничтожение лврага».
Первая тенденция Ч стремление религиозного человека или организации бороться с неверными, по их мнению, взглядами путем противопоставления более верных Ч явление совершенно здравое, вполне соответствующее классическому понятию миссионерской деятельности. Видимо, нет необходимости уделять ему особое внимание.
Однако вторая тенденция Ч стремление заменить религиозные, пусть даже лневерные», взгляды не более верными религиозными, а атеистическими Ч представляется парадоксальной, нехарактерной и обычно неприемлемой для религиозного мышления, чем она и привлекает более пристальное внимание.
Можно проанализировать один из самых ярких примеров Ч опубликованную в 1995 г. брошюру А.Л.Дворкина лДесять вопросов навязчивому незнакомцу». Издатель Ч Отдел религиозного образования и катехизации Московского Патриархата, но удивительно, что само произведение (кроме приложения Ч Заявления международного христианского семинара) не содержит ни малейшего следа лрелигиозного образования и катехизации». Скорее наоборот Ч оно содержит переработанную А.Л.Дворкиным книгу многократно судимого американского апологета депрограммирования Стивена Хассена. Казалось, что может быть общего у диаметрально противоположных общественных сил Ч православных, цель которых Ч вести людей к вере, и безбожного движения депрограмматоров, цель которых Ч уводить от веры, как правило, попутно неплохо на этом заработав? Видимо, ключевую роль в формировании иллюзии лобщей цели» играет представление некоторых о наличии лобщего врага»... Несколькими мыслями на эту тему нам и хочется поделиться.
Суть депрограммирования сводится к тому, чтобы либо насильственными, либо ненасильственными методами разрушить веру человека в то учение, которому он следует (большинством депрограмматоров при этом движут исключительно финансовые интересы). Достигается это не путем философского или богословского анализа, не путем проповеди более возвышенных и верных форм религиозности, а в основном за счет крайних форм критики, перерастающей в клевету на организацию, представляющую данное учение. При этом никакие положительные цели не ставятся, никакие новые идеалы или ценности не сообщаются. Таким образом, депрограмматорская методика представляется исключительно деструктивной, лишенной созидательного характера. Результаты ее применения Ч увеличивающиеся ряды разочарованных нигилистов, циников, которые уже никогда в жизни ни в кого не поверят. Иначе говоря, благодаря этой методике умножается армия атеистов, зачастую не находящих иного смысла в жизни, кроме того, чтобы подвергать аналогичной обработке других, освобождая их от локов» веры.
Практика депрограмматоров осуждена практически всеми церквами мира. Литература депрограмматоров не признана наукой; ее ценность и научная убедительность не выше, чем литературы научного атеизма советских времен. Методы и аргументы применяются примерно те же Ч искажение, произвольная интерпретация фактов, клевета, распространение ненаучных теорий о лзомбировании», лпромывании мозгов» и т.д., вплоть до использования психиатрии и специальной психотехники. Поскольку безбожная идеология депрограмматоров сама по себе никаких духовных ценностей не содержит и положительных истин не утверждает, она обречена на пользование теми же лкостылями», которыми пользуются и другие атеистические идеологии.
Поэтому в высшей степени удивляет то, что некоторые православные (правда, немногие Ч речь идет скорее об исключениях) прибегают к помощи подобных лкостылей». По нашему глубокому убеждению, ни учение Господа Иисуса Христа, ни богатая миссионерскими традициями Православная Церковь в них не нуждается. В Индии в таких случаях говорят: лСолнце не нуждается в светильнике». На наш взгляд, попытки вести идеологическую борьбу не за счет проповеди самой истины обнаруживают слабость, способствуют атрофии духовных и интеллектуальных качеств, обеднению человека. Понятно, почему таким лидеологическим костылем» пользуются депрограмматоры и прочие безбожники Ч у них ничего больше нет. Но зачем он верующему, если он искренен и серьезен? Тем более, что в случае с лДесятью вопросами..». речь идет о высокообразованном и одаренном православном богослове, использование таллантов которого на выполнение задач, не требующих даже среднего образования, напоминает известную фразу Ч лколоть орехи микроскопом»... Зачем православному богослову заниматься делом, которое может выполнить Ч и как показывает практика, даже более успешно Ч любой лспециалист по научному атеизму»? Что нас ожидает, когда высокодефицитная православная интеллигенция, на которую в той или иной степени ориентируется значительная часть общества, выбирает вот такой путь лдуховного возрождения»?
В целом, использование депрограмматорской идеологии отдельными православными производит отталкивающее впечатление и вряд ли способствует достижению целей Церкви. Судя по всему, достаточно примитивная и поэтому создающая видимость легкого, удобного пользования техника депрограмматоров играет роль некоего отвлекающего маневра, за счет которого несравнимо более сложное дело Ч проповедь Евангелия Ч вытесняется, а его место занимает так называемая лборьба с сектами». В ней, видимо, выигрывают те силы, которым на руку ослабление религиозности в обществе. К тому же, такой подход политически недальновиден. Союз религии с депрограмматорами Ч все равно что союз с атеизмом, пообещавшим лна этот раз традиционные религии не трогать». Свидетельство этому Ч тот факт, что жертвами западных депрограмматоров часто становятся последователи традиционных христианских конфессий (лAnti-Cult Groups: Now They are After Christians», The Cristian Cause, Jan/Feb 1987 p.16). Придание общественного веса антирелигиозным силам, соответствующая подготовка общественного мнения может оказать медвежью услугу, если, скажем, политическая ситуация в стране изменится. Не секрет, что в так называемых лродительских комитетах», являющихся проводниками депрограмматорской идеологии, создаются группы по спасению молодежи... от православия. Возникают и острые ситуации. К примеру, корреспондент екатеринбургской лПравославной газеты» (
1 за 1996г, стр.4) в беседе с наместником монастыря во имя Всемилостивого Спаса игуменом Авраамом рассказывает об отношении родителей молодых послушниц к их выбору: лВидя лнезавидную» участь своих детей, мамы и папы обвинили православную церковь в применении гипноза, кодирования, лпромывания мозгов». Родители в недоумении, замешательстве, отчаянии. лЗакодированные» дети не хотят возвращаться домой, решительно отстаивают избранный путь иноческой жизни». Очевидно, что в условиях иного политического климата пободные ситуации могли бы привести к довольно серьезным последствиям...
Таковы плоды распространения деструктивной депрограмматорской идеологии. По всей видимости, эту тенденцию следует оценивать не просто как невинную профанацию миссионерской деятельности, а как явно дестабилизирующий фактор, наносящий ущерб интересам всех общественных групп, кроме атеистических и провокационно-экстремистских.
Миссионерская деятельность должна приносить другие плоды. Она созидательна Ч к примеру, о.Андрей (Кураев) пишет богословские труды; о.Олег (Стеняев) за последний год привел в лоно Церкви более трехсот пятидесяти человек...
Время покажет, какой след в истории оставят эти две тенденции. Христианство вошло в историю благодаря миссионерской деятельности. За счет лдепрограмматорских» же усилий вошли в историю фарисеи...
Однако уже сейчас достаточно очевидно, что распространяющееся влияние депрограмматорской идеологии способствует возникновению нетерпимости и вражды в сфере межрелигиозных отношений.
Далее, необходимо отметить реальные шаги в области развития межрелигиозных контактов.
На данный момент проведены встречи с руководящими лицами практически всех конфессий, представляющих в России мировые религии Ч мусульман, католиков, иудеев, буддистов. В силу таких факторов, как небезызвестное Определение Архиерейского Собора, отношения с Русской Православной Церковью пока что следует расценивать не как развитие диалога, а в лучшем случае как исследование нашего Движения. В рамках этого исследования проводятся встречи, дискуссии и т.д.
В рамках межрелигиозной образовательной программы о.Олег провел несколько лекций по православию в храме ОСК и школе лГурукула», а также две дискуссии на радиостанции лКришналока». Проведены две передачи с представителями иудаизма Ч на волнах радиостанции лАлеф» и на лКришналоке», где нас посетил раввин Давид. Запланировано в ближайшее время пригласить представителей и других конфессий для проведения серии лекций по своим традициям Ч как в храме, так и по радио. Организован визит большой группы вайшнавов (в том числе индийских) Ч всего более 60 человек Ч в Троице-Сергиевскую Лавру, с посещением Духовной Академии, где профессор А.И.Осипов прочитал лекцию.
Практика показывает, что польза от межрелигиозных контактов Ч особенно от лекций в храме и по радио Ч велика. Вайшнавы проявляют живой интерес к другим традициям, знакомятся с ними из первых Ч и компетентных Ч уст, учатся находить в них Бога. По нашим наблюдениям, такие встречи эффективно рассеивают фанатизм, свойственный неофиту практически каждой конфессии, незрелые представления о том, что лмоя вера Ч единственная правильная», лтолько у нас знающие люди» и т.д.
Обобщая, можно сказать, что есть реальные надежды на нормальное развитие диалога вайшнавов практически со всеми конфессиями, представляющими мировые религии в России; надеемся, что некоторые затруднения во взаимоотношениях с Русской Православной Церковью, которые мы расцениваем как недоразумения, с течением времени будут преодолены.

Трудности роста:ереси в Движении сознания Кришны Тамал Кришна Госвами

Введение

Представьте себе 70-летнего индийского ученого-вайшнава, отправившегося из Индии в Америку на грузовом корабле. С собой у него лишь несколько комплектов шафрановой одежды монаха, пара белых резиновых туфель и сорок рупий (лНа эти деньги было не прожить и дня», Ч отмечал он позже, приехав в Нью-Йорк). Хотя его статус санньяси позволял ему просить пожертвования, он не собирался попрошайничать. Прежде чем принять обет отречения от мира (санньясу), он имел семью и занимался коммерцией. Он происходил из рода бенгальских купцов, процветавших во время британского правления. Теперь его единственной собственностью были стоящие в багажном отделении три сундука с комплектами его переводов древней лБхагавата-пураны». Эти бесценные сокровища должны были стать основой его миссии и средством к существованию, но он не знал, как примет его Запад. 17 сентября 1965 г. корабль, на котором он приплыл из Индии, пришвартовался в Бостонской гавани. Наблюдая внушительную панораму урбанизированной Америки с борта корабля, он написал такие строки:
лО мой Господь Кришна, Ты необыкновенно милостив к этой никчемной душе, но я не знаю, зачем Ты привел меня сюда. Теперь Ты можешь делать со мной все, что Тебе угодно. Я догадываюсь, однако, что здесь у Тебя есть какое-то дело, иначе, зачем бы Ты привел меня в это ужасное место? Большинство живущих здесь людей находятся в плену материальных гун невежества и страсти. Поглощенные материальной деятельностью, они считают себя очень счастливыми. Они вполне довольны своей жизнью и потому равнодушны к трансцендентному учению Вaсудевы. И я не уверен, смогут ли они понять его».*
Ступив в нерешительности на американскую землю задолго до того, как он открыл первые храмы в столицах контр-культуры Ч нижнем Ист-Сайде Нью-Йорка и Хейте Сан-Франциско Ч А. Ч. Бхактиведанта Свами так определил свою миссию: перенести священную мудрость Индии на плодородную почву Запада. Его миссия была ограничена во времени Ч и не столько преклонным возрастом, сколько растущим влиянием мирского образа мысли, который пока незаметно, но неумолимо уничтожал древние традиции его родины. Если его безрассудная попытка увенчается в Америке успехом, он не только принесет эти традиции в дар всему миру, но и сможет восстановить гаснущий дух в его соотечественниках.
Прабхупада (это почтительное обращение к Бхактиведанте Свами было позднее введено его учениками) имел целый ряд исключительных достоинств, необходимых для выполнения этой миссии. Его религиозное обучение началось еще в детстве под опекой заботливых родителей. Позже он посещал обязательные лекции по Библии, изучая ее параллельно с философией, санскритом и английской литературой в Шотландском христианском колледже в Калькутте. Затем семейные обязанности заставили заняться бизнесом, что дало ему возможность приобрести организаторские навыки. Но не это было причиной его миссионерского рвения, пробудившегося с такой силой во второй половине его жизни. Миссионерский дух появился у него благодаря влиянию его гуру, Бхактисиддханты Сарасвати.
Духовная лродословная» Бхактисиддханты Сарасвати восходит к великому святому Индии Шри Чайтанье, жившему в 15 веке. Традиция признает Его воплощением Бога, по отношению к которому все другие боги занимают подчиненное положение. Учение Чайтаньи или, более точно, гаудия-вайшнавизм восходит к Мадхве, жившему в 13 в., и, как гласит сама традиция, к творцу мира Брахме и, в дальнейшем, к Кришне. Все ветви вайшнавизма отличает приверженность монотеизму, поклонению Вишну или одному из его главных воплощений как Верховному Господу. В этой статье мы не будем обсуждать нюансы, отличающие разные школы вайшнавизма. Скажем лишь, что суть учения Шри Чайтаньи можно выразить одной фразой ачинтья-бхедабхеда-таттва Ч лнепостижимое одновременное единство и различие Бога и индивидуальной души».
Философия Чайтаньи основана на лБхагавата-пуране», огромном поэтическом произведении на санскрите, автором которого считается Вьясадева. Последователи Чайтаньи написали множество книг, а также составили подробные комментарии к лБхагавате» и другим классическим текстам. Таким образом была создана обширная библиотека литературы, в которой исчерпывающе излагалось учение этого движения. Как вайшнав, принадлежащий к школе Чайтаньи, Прабхупада изучал многие из этих текстов и посвящал им свои статьи. В 1939 г. он был удостоен титула лБхактиведанта», что свидетельствовало о признании его ученых трудов духовными братьями Прабхупады.* Философская основа этого учения была весьма солидной, но в организационном плане движение Чайтаньи представляло собой лишь многочисленные цепочки учителей, восходящие к его первым последователям. Хотя иногда между ними возникали серьезные споры по философским вопросам, их объединяла общая преданность Чайтанье, но никак не организационная структура. Кедаранатха Датта, позднее прославившийся под именем Бхактивиноды Тхакура, попытался исправить этот недостаток. Бхактивинода, отец духовного учителя Прабхупады, Бхактисиддханты Сарасвати, служил окружным судьей в Пури, шт. Орисса, и его служебным долгом была почетная обязанность следить за соблюдением порядка в древнем храме Джаганнатхи. Он тщательно изучал мировые религии. В конце концов духовные поиски привели его к традиции Чайтаньи, и он сразу стал ее горячим приверженцем. За долгие годы со дня ухода Чайтаньи престиж этой традиции был основательно подорван многочисленными сектами сахаджиев, зачастую проповедовавшими свободную любовь. Бхактивинода пришел к выводу, что они превратно толкуют философию Чайтаньи и не вправе объявлять себя его последователями, так как не следуют чистым принципам его учения. Бхактивинода сделал очень много для того, чтобы возродить традицию Чайтаньи. Для нас наиболее важно то, что он впервые придал движению Чайтаньи организационную структуру, создав свободную конфедерацию, которую окрестил Шри Нама-хатта, лРынок с
вятого имени».1 Используя свое влияние, он создал широкую сеть последователей и иерархию лидеров, а себе отвел скромную роль лподметальщика» рынка, т. е. лзащитника веры».**
Сын Бхактивиноды продолжил работу отца. Бхактисиддханта Сарасвати основал Гаудия-матх, включавший в себя 64 храма, и дал посвящение примерно шести тысячам учеников. Следуя завету отца, он не только издавал многочисленную литературу о традиции Чайтаньи, но в еще большей степени подчинил стандартам духовную практику его последователей, создав отлаженную организационную структуру. Однако с его смертью выявилась слабость этой структуры. Его главные последователи оказались неспособными исполнить последнее наставление учителя Ч создать руководящий совет, который бы заменил его и стал руководить организацией. Впоследствии Гаудия-матх раскололся на соперничающие группировки, которые начали в судебном порядке делить огромную собственность, оставшуюся после ухода его основателя.
Отъезд Прабхупады на Запад был во многом вызван чувством глубокого разочарования, которое он испытал при виде того, как разрушается движение его гуру. Другой причиной был наказ, полученный от учителя, который хотел, чтобы Прабхупада посвятил себя миссионерской деятельности в англоязычных странах. Прабхупада решил, что его организация не должна повторить ошибки, которые привели к провалу миссии его гуру. Однако его религиозное и культурное учение было ново для Запада, а его первые последователи Ч очень молоды и незрелы, поэтому проблемы с передачей преемственности были практически неизбежны.
Несомненно, первым и наиболее серьезным препятствием, которое ему пришлось преодолеть, было отсутствие у его западных слушателей хоть какой-то информации об учении Чайтаньи. Он должен был открыть им совершенно незнакомые священные писания. Для этого он решил начать с лБхагавад-гиты», лИшопанишад» и лБхагавата-пураны», а потом уже переводить собственно работы последователей Чайтаньи. лКомментарии Бхактиведанты» обосновали предмет бхакти Ц преданности Кришне Ч и должны были помочь его последователям ни на йоту не отклоняться от истинного учения Шри Чайтаньи. Сам он объявил в 1975 г.: лМои книги станут сводом законов на ближайшие десять тысяч лет».2
Вскоре, однако, Прабхупада обнаружил, что его молодым американским последователям было значительно легче побороть свои привычки хиппи и строго соблюдать монашеские обеты, нежели отказаться от накопленного интеллектуального багажа. Покорность какому бы то ни было авторитету была совершенно чужда его, в основном, молодой аудитории. Если даже искушенные духовные братья в Индии не всегда подчинялись указаниям гуру, то как можно было ожидать от молодых американцев укрощения бунтарского духа? По крайней мере, многие из них не были способны на это. В частности, один из его учеников, Киртанананда Свами Ч первый, кто обрил голову и облачился в традиционные одежды монаха-санньяси, как оказалось, был неисправим, что обнаружилось уже в 1966.
Случай с Киртананандой Свами был первым в череде многих других, которые ожидали созданное Прабхупадой общество впереди. Это были проблемы роста, а так же проблемы, связанные с передачей духовной преемственности. С последними сначала столкнулся сам Прабхупада, а затем, после его ухода, и его ученики. Пока Общество находилось еще в младенческом возрасте, он мог пестовать и защищать его, но неизбежный рост требовал подходящей структуры, которая позволила бы преодолеть кризис, который должен был неминуемо разразиться после его кончины.
Э. Берк Рочфорд мл. и Ларри Д.Шинн в своих книгах, а также теолог ИСККОН Равиндра Сварупа дас в ряде статей подробно описали борьбу за власть, развернувшуюся после ухода Прабхупады.* Трое ученых по существу сходятся в том, что основными вопросами, из-за которых она велась, были: лКто является истинным наследником Прабхупады? Кто должен стать новым гуру? Кто должен входить в Руководящий совет? Все ли ученики Прабхупады могут быть гуру? В течение нескольких лет после смерти Прабхупады на эти вопросы не было найдено удовлетворительных ответов».** 3
Те же вопросы были подняты двумя влиятельными индийскими попечителями ИСККОН в их разговоре с Прабхупадой в 1977 г. во Вриндаване незадолго до его смерти.4 Назначит ли Прабхупада единоличного преемника из числа своих последователей? Ответ Прабхупады был следующим: лВсе мои ученики должны стать моими преемниками». Этот ответ огорчил попечителей, привыкших к традиционной для индуизма автократической системе гуру. Может быть, если бы они глубже познакомились с учением Прабхупады, они не были бы так удивлены. В комментарии к лЧайтанья-чаритамрите» (Ади-лила, 12.8) он пишет:
лБхактисиддханта Сарасвати Тхакур перед уходом попросил своих учеников создать руководящий совет и сотрудничать в миссионерской деятельности. Никого из них он не назвал следующим ачарьей. Однако сразу после его смерти главные секретари начали строить планы (не согласуясь ни с каким духовным авторитетом), как занять место ачарьи, и разделились на две группировки, которые стали спорить о том, кто будет следующим ачарьей. Следовательно, обе группировки стали асара, бесполезными, потому что перестали следовать авторитету духовного учителя и ослушались его указаний.***
Действительно, Господь Чайтанья дал всем ясное указание Ч лстать духовными учителями и постараться освободить каждого на своей земле».5 Но назначить преемниками лвсех» означает не назначить никого. Однако анархия не входила в планы Прабхупады. В непокорности своего первого ученика, Киртанананды, Прабхупада увидел семя раскола, который мог привести к гибели молодую организацию. Вызов, брошенный Киртананандой, убедил Прабхупаду, что ему нужно срочно обучать своих учеников и самому создать руководящий совет, таким образом сохранив единство общества, особенно тогда, когда его уже не будет, чтобы еще при жизни он смог заложить основы и определить перспективы широкого миссионерского движения. Поэтому в 1970 г., через четыре года после регистрации Международного общества сознания Кришны (ИСККОН), Прабхупада создал Руководящий совет (Джи-би-си),* который стал лего непосредственным представителем и, следовательно, инструментом выполнения воли Его Божественной Милости».** 6 Однако организация не может быть лучше своих членов, поэтому и здесь возникли серьезные проблемы.
Киртанананда Свами был сыном баптистского священника, а посвящение в санньясу получил от Шрилы Прабхупады во время поездки со своим учителем в Индию. Киртанананда был убежден, что распространению сознания Кришны мешает странный внешний вид преданных Ч традиционная одежда и шикха, пучок волос, который остается на бритой голове.7 Но Киртанананда и его духовный учитель расходились во мнениях не только по поводу одежды: Киртанананда не мог различить безличное и личностное проявления Кришны и не понимал, что душа отличается от Бога.
Первая реакция Прабхупады на философские отклонения Киртанананды была неожиданной Ч он не стал опровергать его интерпретаций, а предложил Киртанананде по дороге в Америку остановиться в Лондоне и проверить свои идеи на практике. Киртанананда пренебрег приказом гуру и полетел прямо в Нью-Йорк, где начал проповедовать новое учение своим духовным братьям. Тогда Прабхупада запретил Киртанананде читать лекции в храмах Общества.8 Когда ученики Прабхупады в своих письмах в Индию повторяли доводы Киртанананды, Прабхупада в каждом ответе опровергал их и доказывал, что Киртанананда проповедует философию имперсонализма. Но он не отверг своего заблудщего ученика, считая, что заблуждение Киртанананды ллишь временное проявление майи (иллюзии)» и лвсе встанет на свои места, как только я вернусь».
Прабхупада объяснял, что, подписывая письма к ученикам фразой лВсегда желающий вам добра», он хотел показать, что всегда заботится о своих учениках, даже тогда, когда они уходят от него. Однако другим ученикам оказалось нелегко следовать примеру своего духовного учителя, и они, плюнув Киртанананде в лицо, выдворили его из храма.
Прабхупада сразу понял, что ошибка Киртанананды была вызвана его неспособностью принять систему парампары (ученической преемственности) и авторитет писаний. Однако она послужила уроком для других учеников. Хотя некоторые из них и были сбиты с толку доводами Киртанананды, большинство еще больше укрепились в вере, с успехом защищая учение своего гуру. Прабхупада отчитал своих учеников за историю с плевком, поскольку заботился даже о тех, кто отвернулся от него. Впоследствии, спустя несколько месяцев, Киртанананда одумался и попросил прощения, начав снова работать под руководством своего учителя, решившего создать общину в Западной Виргинии. Хотя время покажет, что его философские заблуждения на деле не были преодолены, мудрое поведение Прабхупады позволило Киртанананде вернуться, по крайней мере, на какое-то время к активному и важному для ИСККОН служению.
Случай с Киртананандой был первым открытым вызовом авторитету основателя. При этом оказался задет не только авторитет Прабхупады, но под сомнение были поставлены и авторитетность всей цепи ученической преемственности и священных писаний. В христианской традиции подобные отклонения считаются ересью, а еретик признается слугой зла:
лСлово ересь происходит от греческого слова Двыбор". (Так называют особые, отличные от традиционных, вероучения философских школ) и оно указывает на различие мнений оппонентов. Христианские писатели, введя этот термин в обиход, вскоре придали ему отрицательный смысл. В их понимании он означает выбор человеческого мнения и отрицание божественного откровения. В этом смысле ересь есть зло, а еретик считается его поборником».
Следует отметить, что, по мнению Прабхупады, отклонение Киртанананды от учения и писаний, которые олицетворяет собой ИСККОН, тоже было отвержением божественного откровения в пользу человеческого мнения. Прабхупада видел в проповеди Киртанананды зло, которое надо избегать. Но, в отличие от своих учеников, объявивших творившего зло врагом, Прабхупада отнесся к нему с состраданием. В дальнейшем мы увидим, что так же поведут себя и его ученики в аналогичных ситуациях.
На деле трудности, с которыми столкнулся Прабхупада, а потом и его ученики, настолько похожи, что кажутся зеркальным отражением друг друга, что подразумевает и сходные решения. Их можно разделить на две большие категории: проблемы авторитета и проблемы преемственности. Это две основные проблемы, стоящие перед каждой новой религией, которая хочет сохраниться, особенно после смерти своего основателя. Мы рассмотрим четыре лереси», касающиеся проблемы авторитета. Первые две появились еще при жизни основателя, и мы увидим, как он сам разрешал их. На примере же двух других, возникших после его ухода, мы проследим, как его ученики разрешали и продолжают разрешать эти проблемы. Затем, по той же схеме, я опишу четыре ереси преемственности Ч сначала те, что появились во времена основателя, а затем те, с которыми столкнулись его ученики. Однако прежде чем начать, позвольте сделать небольшое предостережение для читателей Ч членов ИСККОН.
Ереси разделяют нас, но это не всегда плохо. Раскольнические взгляды могут стать даже стимулом, заставившим организацию и ее лидеров определить свою позицию и решительно защищать ее. Выявление ереси нередко позволяет увидеть такие нюансы в вопросах философии и организационной системе, которые иначе было бы не просто разглядеть. Поэтому изучение ересей важно не только для историков. Религиозная традиция должна обращать внимание на ереси не только для того, чтобы оградить себя от ошибок прошлого (и уж, конечно, не для того, чтобы клеймить еретиков), но и для того, чтобы извлечь из них уроки. Любая ересь Ч это предупреждение о неразрешенных трениях внутри самой традиции, а также возможность отстоять чистоту традиции в условиях новой культурной среды и новых интеллектуальных запросов.

Ереси в вопросах авторитета Гуру Ц это Бог

Эпизод с Киртананандой, несомненно, стал и для Прабхупады и для его учеников серьезным уроком. Вернувшись в Америку, он усиленно занимался переводами священных писаний, стараясь поставить движение на твердую философскую основу. Одновременно он начал создавать совет, который должен был руководить его растущим Обществом.
Напомним, что после ухода гуру Прабхупады Гаудия-Матх раскололся: старшие ученики Бхактисиддханты, вместо того чтобы следовать его наставлению и управлять Обществом коллегиально, попытались назначить единоличного преемника. Спустя тридцать лет каждый из этих лидеров руководил своей организацией. Прибыв в Америку, Прабхупада обратился к ним за помощью, но они хранили молчание. Теперь, услышав об успехе Прабхупады, они предложили ему вернуться в Индию, чтобы обсудить наиболее эффективные пути распространения учения Чайтаньи. Однако Прабхупада остался равнодушен к их неожиданному интересу. лПередайте им, Ч сказал он, Ч что я приеду только в том случае, если они согласятся создать руководящий совет из двенадцати членов. В свое время никто из них не осмелился покинуть Индию, поэтому они могут совместно избрать одного представителя, а ИСККОН предложит остальные одиннадцать».
Ответа не последовало. Вместо этого в письме к преданным в Нью-Йорке от Ачьютананды даса, ученика Прабхупады, жившего в одном из индийских Гаудия-матхов, содержалась скрытая критика Прабхупады. Ачьютананда дас предлагал, чтобы титул лПрабхупада» (лтот, у чьих стоп находятся все учителя») остался только за Бхактисиддхантой Сарасвати и Рупой Госвами (главным учеником Шри Чайтаньи). Очень чуткий к любой опасности для своего растущего Движения, Прабхупада увидел в критике ученика опухоль, которая, если не остановить ее рост, поставит под сомнение абсолютность его положения. Он также заметил, что с обложек последних публикаций его переводов, изданных лИСККОН-Пресс» в Бостоне, исчезли почетные титулы лЕго Божественная Милость» и лПрабхупада». В другой книге его называли просто ачарьей (главой организации), хотя он настаивал на том, чтобы во всех книгах использовался титул л ачарья-основатель».
Чтобы лучше понять это различие, нужно объяснить значение термина ачарья. Его первый смысл Ч лтот, кто учит своим примером» (это может относиться к любому преданному). Другой Ч лтот, кто дает посвящение ученику», иными словами, гуру. Есть и третье значение Ч лдуховный руководитель организации», титул, который можно передавать преемнику. Однако определение лачарья-основатель» является исключительным, его нельзя применить ни к одному руководителю организации, кроме ее основателя.13 Когда Прабхупада настаивал на употреблении слова лоснователь» после титула л ачарья», он, несомненно, имел в виду последнее значение.
Прабхупада заметил подобные сомнения в абсолютноcти его авторитета и в поведении некоторых ведущих учеников в главном храме ИСККОН в Лос-Анджелесе. Эти ученики под предлогом того, чтобы не мешать его литературному творчеству, все больше ограничивали непосредственный доступ преданных к Прабхупаде. На празднике колесниц в Сан-Франциско ни на одной из колесниц для него не было приготовлено места. Таким образом, его положение во многом принижалось. Чтобы предотвратить угрозу, он сделал неожиданный ответный шаг. Сначала он дал заблудшим лидерам посвящение в санньясу, велев им покинуть административные посты, а затем отправил путешествовать и проповедовать. Одновременно он назначил двенадцать самых доверенных учеников членами первого руководящего совета (Джи-би-си). Наконец, Прабхупада объявил, что, несмотря на плохое здоровье и преклонный возраст, сам отправится открывать миссии ИСККОН в Индии, откуда шли нападки на его Движение.
Но опухоль продолжала расти. Остановившись в Японии по пути в Индию, Прабхупада узнал, что четверо из новоиспеченных санньяси в Америке начали проповедовать странное учение. На большом собрании преданных ИСККОН в Новом Вриндаване в день явления Кришны (1970 г.) они объявили, что, уехав из Америки, Прабхупада отверг своих учеников за то, что они не смогли понять, что Прабхупада был Самим Кришной. Это было не что иное, как очередная разновидность имперсонализма. Ранее Киртанананда не мог определить разницу между личной и безличной концепциями Бога, а теперь новые санньяси не смогли отличить гуру от Бога. Вайшнавы учат, что гуру Ч слуга Бога, но ни в коем случае не Сам Бог. Духовный учитель-вайшнав никогда не скажет, что он Ч Бог или что Бог безличен.
В Японии Прабхупада понял, что крылось за этим: назвав его Богом, они освобождали место гуру для одного из его духовных братьев из Гаудия-Матха. Таким образом его отодвигали, правда, наверх. Он спросил Судаму даса и Тамал-Кришну Госвами, двух представителей Джи-би-си, бывших с ним в Токио, что они намереваются делать. В один голос они ответили, что четверо заблуждающихся санньяси должны быть исключены из ИСККОН, и Прабхупада сразу же согласился.
Члены Джи-би-си в Новом Вриндаване уже пытались опровергнуть ошибочное мнение четырех санньяси, приводя многочисленные цитаты из книг Прабхупады, но даже они были удивлены суровому решению, пришедшему из Японии. Тем не менее они выполнили приказ, сообщив всем указание Прабхупады о том, что санньяси больше не имеют права проповедовать от имени Общества, а в том, что касается личного обеспечения, им следует полностью положиться на Кришну. Так они остались без гроша в кармане и лишились покровительства Общества, однако такая принудительная независимость, как оказалось в дальнейшем, только укрепила их связь с Прабхупадой; они отправились в разные страны, выполняя его указание нести людям сознание Кришны.
Жесткий ответ Прабхупады со всей очевидностью показывает, что он готов был пожертвовать несколькими людьми ради спасения организации от тлетворного влияния того, что он называл ядом имперсонализма. Однако он не отверг заблуждавшихся санньяси; а просто объявил им карантин, отлучив от остальных преданных и тем самым предотвратив нежелательные последствия. Он продолжал переписываться с ними и вдохновлять их на проповедь. Постепенно очистившись и пройдя через эти испытания, каждый из них вернулся в ИСККОН и продолжал важное для всего Общества служение.
Корнем этой ереси было сомнение в авторитете Прабхупады. Попытка поднять Прабхупаду на уровень Бога расчищала путь для преемника, которым, по мнению Прабхупады, стал бы один из его духовных братьев. Прабхупада отлично понимал, какую опасность это может представлять для Общества, поэтому в данном случае он был более суров, чем в случае с Киртананандой. Духовный лидер, находясь на земле, нередко придерживается стратегии, которая может показаться непоследовательной. Хотя он никогда не принимает решения сам (а следует садху и шастрам, т.е. наставлениям своих предшественников и священных писаний), на его поступки могут влиять время, место и обстоятельства. Наставления гуру, садху и шастр не противоречат друг другу, но когда гуру уходит, садху и шастры могут влиять по-иному, поскольку преемники гуру по-новому оценивают события прошлого, духовные законы, а также возникшую цепь обстоятельств.

Централизация

Хотя Джи-би-си впоследствии примет на себя всю полноту ладминистративной власти» в ИСККОН, Прабхупада при жизни оставлял за собой право окончательного решения по всем вопросам. Иногда он накладывал вето на резолюции Джи-би-си, а однажды был вынужден даже приостановить его деятельность. В марте 1972 г., не посоветовавшись с Прабхупадой, восемь из двенадцати членов Джи-би-си провели заседание в Нью-Йорке и решили централизовать управление в ИСККОН. Согласно их плану, вся власть передавалась в руки зональных секретарей, что давало членам Джи-би-си полный контроль над финансами храмов. Собранные средства должны были поступать в центральный фонд, где в дальнейшем определялись бы расходы каждого храма. В записке, посланной всем президентам храмов ИСККОН, Прабхупада говорил о лбольших-больших постановлениях», принятых на том заседании, когда один из его учеников, казначей Общества Атрея Риши даса, был назначен новым членом и секретарем Джи-би-си. Заседание избрало также комитет из двух человек, который получал право действовать без санкции Прабхупады, лне доводя до сведения преданных своих решений».
лПопытка лишить храмы автономии огорчила меня», Ч писал Прабхупада президентам. Свою тревогу он выразил прописными буквами: лЯ РАЗРЕШАЮ ВАМ НЕ ПОДЧИНЯТЬСЯ НИКАКИМ РЕШЕНИЯМ ДЖИ-БИ-СИ ДО МОИХ ДАЛЬНЕЙШИХ НАСТАВЛЕНИЙ». Желая установить прямую связь с каждым президентом храма, он просил их вести храмовые дела лспокойно и независимо» и сообщить ему имена своих помощников. В конце обращения он повторил: лДЕЙСТВИЕ ВСЕХ УКАЗАНИЙ ДЖИ-БИ-СИ ОТНЫНЕ ПРИОСТАНОВЛЕНО ВПЛОТЬ ДО МОИХ ДАЛЬНЕЙШИХ РАСПОРЯЖЕНИЙ».
В письме к Хамсадуте дасу, одному из организаторов этого заседания, Прабхупада отмечает, что оно было незаконным. Для кворума было достаточно присутствия семи членов, но открытого объявления о заседании, разосланного всем двенадцати участникам, не было. Прабхупада выразил удивление, что никто из остальных членов Джи-би-си не обратил внимания на это процессуальное нарушение. лЧто же будет, когда меня не станет, Ч неужели Джи-би-си все испортит?»
Прабхупада беспокоился главным образом о двух вопросах. Первый Ч избежать централизации, которая станет тормозить развитие храмов, ограничивая их творческую инициативу. В письме от 13 октября 1969 г., еще до того, как он сформировал Джи-би-си, Прабхупада писал:
лЯ видел повестку дня предстоящей встречи президентов. Она, несомненно, интересна. Однако нужно следовать одному правилу, принимая во внимание то, что ваши соотечественники обладают более или менее независимым духом и любят демократию. Все надо делать так, чтобы не обидеть их. Согласно моральным принципам санскрита, при любом начинании следует принимать во внимание место, аудиторию и время. Центры должны быть предельно свободными в своих решениях, но при этом и тесно сотрудничать. Они обязаны видеть перспективу общего развития».
Наставления в письме от 18 октября свидетельствуют также о беспокойстве Прабхупады относительно того, как избежать централизации, но вместе с тем вдохновить преданных на высокую организованность.*
Второй вопрос, волновавший Прабхупаду, был связан с тенденцией лидеров Движения придавать слишком большое значение финансовому менеджменту, что, по мнению Прабхупады, не способствовало решению проблем, связанных с духовным несовершенством, а напротив, было их причиной. К этим проблемам он относил неспособность преданных следовать элементарным правилам гигиены (лЯ по-прежнему вижу, как те, кто получил посвящение в брахманы, не моют руки после еды; конечно, не ваша вина, что вы родились не в брахманических семьях, но сколько же можно учиться?»), неспособность повторять ежедневно 16 кругов мантры Харе Кришна; неспособность порой следовать строгому распорядку жизни в храме и вставать на первую службу, которая начинается в 4 утра (лЯ вижу, что преданные еще спят до шести-семи часов»).
Телеграмма Прабхупады кратко формулирует его точку зрения: лТвои материальные юридические формулы не помогут. Нам может помочь только духовная практика».
Прабхупада пригласил секретаря Джи-би-си, ответственного за проповедь в западных штатах США, Карандхару даса, в Токио, чтобы четко определить рамки полномочий Джи-би-си. В письме Карандхары, получившем одобрение Прабхупады, можно почувствовать авторство последнего:
лФормула организации ИСККОН очень проста, ее может понять каждый. Мир делится на двенадцать зон. В каждой зоне есть зональный секретарь, которого назначает Шрила Прабхупада. Обязанность зонального секретаря Ч следить за тем, чтобы во всех храмах его зоны строго соблюдались духовные принципы. В остальном каждый храм должен быть независимым и самофинансируемым. Пусть каждый президент храма работает в меру своих сил, чтобы поднять уровень сознания Кришны в своем центре. Что касается практического руководства, то оно необходимо, но мы не должны слишком увлекаться сложными управленческими схемами. Наше дело Ч духовная жизнь, так что президенты могут делать то, что считают нужным, и получать при этом советы и помощь от представителей Джи-би-си. Таким образом, пусть Общество продолжает свою деятельность и пусть каждый совершенствуется в своем служении по мере сил и возможностей».
Неудавшаяся попытка централизации не означала, что лидеры, избранные Прабхупадой, легко откажутся от борьбы за власть и высокие посты, что, как правило, стоит за любой ересью. Действительно, в истории каждой религии есть периоды смуты, когда под влиянием амбиций люди выдают свои личные желания за божественные полномочия. Формула Прабхупады, которая должна была предотвратить автократические тенденции лидеров, обеспечивала каждому храму ограниченную автономию под присмотром Джи-би-си. Храмы должны были быть финансово и юридически независимыми, но духовно подотчетными Джи-би-си. В 1976 г. Прабхупада снова столкнулся с попыткой централизации общества, но теперь уже со стороны юристов, которые предлагали объединить все храмы ИСККОН в Соединенных Штатах под эгидой единой централизованной организации. Прабхупада решительно отверг эту идею, заявив, что подобная мера сделает все храмы уязвимыми к любым искам против одного из них. Время доказало мудрость Прабхупады: если бы ИСККОН последовал совету юристов, участие в судебных процессах по искам антикультовых организаций в 80-х годах разорило бы его.
Временно приостановив деятельность Джи-би-си, Прабхупада показал, что его высший руководящий орган не является безупречным или автономным. Пока он был жив, Джи-би-си оставался подотчетным ему, но как исправлять ошибки после его ухода? В идеале, Джи-би-си должен сам исправлять собственные недочеты, но события, последовавшие после ухода Прабхупады, показали обратное.

Система зональных ачарий

Уход харизматического основателя ИСККОН нанес ощутимый удар по всем членам Общества и, как следовало ожидать, стал началом длительной борьбы за разрешение вопроса о власти и авторитете. Его смерть не была внезапной, она произошла после продолжительной болезни, длившейся около года. Хотя у преданных было достаточно времени, чтобы подготовиться к неизбежному, они все еще полностью зависели от Прабхупады и его смерть потрясла их. Последствия этого потрясения проявлялись снова и снова как в ИСККОН в целом, так и в каждом его члене в отдельности. Прабхупада предупреждал, что уход ачарьи Ч это большая потеря для мира; создавшийся при этом духовный вакуум становится причиной хаоса в его миссии, что подтверждает история Гаудия-Матха. Однако, несмотря на эти предостережения, лидеры ИСККОН поспешили заполнить пустоту, образовавшуюся с уходом Прабхупады. Несомненно, они пытались выполнить одну из последних просьб Прабхупады Ч сохранить то, что он им оставляет. И все же их духовная незрелость, а в некоторых случаях желания и амбиции привели к созданию в 80-х годах зональной системы, которая угрожала сделать ИСККОН не менее раздробленным, чем Гаудия-Матх. В те же годы предпринимались попытки пригласить в ИСККОН ачарий из других групп гаудия-вайшнавов. Многие утверждали также, что ни один из учеников Прабхупады не способен выполнять роль гуру, так что сам Прабхупада будет продолжать посмертно давать посвящения (теория ритвик- ачарьев).
Джи-би-си наблюдал за деятельностью ИСККОН, однако как сочетать лабсолютную административную власть» с духовной властью гуру, особенно гуру ИСККОН, после ухода Прабхупады не знал никто. Равиндра Сварупа так оценивает эту ситуацию: лСвоим возникновением эта проблема была обязана особому статусу гуру в ИСККОН, который определился после ухода Шрилы Прабхупады. Взяв за основу традиционную модель гуру как боговдохновенного духовного самодержца и незыблемого авторитета, имеющего абсолютное право единолично принимать все решения, вокруг которого в качестве естественного продолжения его харизмы формируется вся организация, ИСККОН подготовил почву для проявления и развития административного кризиса внутри Движения». Это мнение согласуется с представлениями Шинна, который разделяет взгляды Макса Вебера: лСледовательно, если движение, основанное харизматическим лидером, надеется существовать и далее, его святость следует каким-то образом передать оставшимся после его смерти структурам организации».
Прабхупада подготовил такую передачу власти, создав Джи-би-си. лПосле ухода Шрилы Прабхупады Движение столкнулось с трудно разрешимой проблемой: как в организации, построенной на разумных и юридически грамотных принципах управления, во главе которой стоит комитет, претворяющий эти принципы в жизнь, может существовать сословие гуру, которых эта организация, согласно фундаментальному догмату вайшнавской теологии, должна рассматривать как непосредственных представителей Бога на земле и которым их ученики должны поклоняться наравне с Богом?»
На первом ежегодном заседании после ухода Прабхупады весной 1978 г. в Майяпуре (Западная Бенгалия) члены Джи-би-си решили посоветоваться с уважаемым и самым близким духовным братом Прабхупады Б. Р. Шридхарой Махараджем, считая, что он может помочь в решении этой проблемы. Однако в Гаудия-Матхе Шридхара Махарадж был одним из главных приверженцев теории ачарьи-преемника и противником Джи-би-си, который приказал создать после своего ухода Бхактисиддханта. Являясь ныне ачарьей, стоявшим во главе собственной организации, он дал совет считать гуру ИСККОН таким же абсолютным авторитетом:
лБольшинство (членов Джи-би-си) Ч не ачарьи (не гуру). По моему мнению, это создаст определенные трудности. В нашей системе автократия и демократия не могут сосуществовать. Но мы придерживаемся автократии, причем очень серьезно. Гуру Ч это все. Наше подчинение гуру безусловно, и с этим связаны большие трудности. Подчинение гуру безусловно. Так что когда я (как ученик) вижу, что другие вайшнавы принижают власть моего гуру, это создаст беспокойство в уме шишьи (ученика) и мешает росту его шраддхи (веры), абсолютной верыЕ Лучше, чтобы все члены Руководящего совета были гуру. Все они Ч ачарьи. На общем собрании ачарьев они будут советоваться друг с другом».
За шесть месяцев до своего ухода Прабхупада объявил, что доверит некоторым из своих учеников от его имени давать посвящение в ученики, поскольку сам он по причине болезни уже не мог этого делать. Люди, получившие посвящение таким образом, также будут учениками Прабхупады, а те, кто получит посвящение после его смерти Ч учениками его учеников. Вскоре после этого Прабхупада избрал одиннадцать человек, которые должны были помогать ему, и попросил своего секретаря сообщить их имена всему ИСККОН.
После смерти Прабхупады и исторической встречи с его духовным братом Шридхарой Махараджем одиннадцать гуру, которых назвал Прабхупада, заняли особое положение в ИСККОН, в том числе и среди других членов Джи-би-си Ч не гуру. Внутри Джи-би-си они создали свой собственный совет гуру для назначения новых гуру и решения связанных с этим вопросов. В храмах их статус практически соответствовал статусу Прабхупады. Они получили почетные титулы, им предлагались высокие сиденья, и преданные поклонялись им так же, как раньше поклонялись Прабхупаде. Каждый из них имел свой географический район, в котором он мог давать посвящения Ч свою зону Джи-би-си и зону тех членов Джи-би-си, кто хотел с ним объединиться. Поскольку все новые преданные вскоре становились его учениками, влияние гуру на преданных не только в своей зоне, но и во всех других зонах, где он давал посвящение, постоянно росло. Так он становился зональным ачарьей, главой организации (или, по крайней мере, важной составляющей последней).
Как отмечает Равиндра Сварупа, лЕзоны гуру были более сплоченными, нежели ИСККОН в целом; его раздробленность неуклонно возрастала, и вскоре он превратился в конфедерацию независимых лидеров».* Хотя ученики новых гуру не видели ничего странного в новом порядке, ученики Прабхупады (не гуру) проявляли все большее беспокойство. В пророческом письме Прадьюмны даса, написанном вскоре после этих изменений, выражена его обеспокоенность по двум вопросам:
лОдиннадцать гуру не были назначены ачарьями, поскольку не обладали необходимыми качествами: 1) не имели достаточных познаний в шастрах (писаниях) и
2) не вполне утвердились в сознании Кришны. Однако они принимают поклонение на уровне ачарьев, а это может привести к отклонению от нормы как Общества в целом, так и отдельных его членов: из-за недостаточной отрешенности, сопутствующей атма-гьяне (знании о душе), растет гордыня, которая неизбежно приведет к падению. Сам же ИСККОН в силу юридического разделения и управления рядом лиц, а не единым органом (Джи-би-си), вскоре распадется на отдельные общества, что ослабит коллективные усилия в распространении сознания Кришны».
Вскоре последовал массовый исход учеников Прабхупады. В течение всего нескольких лет после его смерти большинство из них отошли от активного участия в деятельности ИСККОН.
Вера в духовного учителя и Общество в целом была подорвана, когда Джи-би-си пришлось отстранить трех из одиннадцати гуру за различные проступки. Джаятиртха дас, как выяснилось, принимал ЛСД и был уличен в сексуальных нарушениях. Хамсадута Свами, случай с которым стал более широко известен, скупал оружие и также был замечен в недозволенных сексуальных связях. Тамал Кришна Госвами, лидер большого числа санньяси и брахмачари, утверждал, что стал посредником между ними и Прабхупадой, и настаивал на абсолютном подчинении ему со стороны своих духовных братьев. Более того, он на время привлек их к сбору средств для общины, не давая возможности распространять книги, что было главной миссионерской деятельностью этой группы, сформированной самим Прабхупадой. Джи-би-си на время лишил всех трех гуру права давать посвящение. Однако по совету духовного брата Прабхупады, Шридхары Махараджа, санкции были на удивление быстро отменены. Что касается влияния самого Шридхары Махараджа, то оно возросло еще больше, когда многие ведущие преданные ИСККОН, в том числе и Джаятиртха, перешли в его лагерь. Они заявили, что Шридхара Махарадж, обладающий возвышенными качествами, несомненно, является преемником Прабхупады.
Как правильно отметил Рочфорд, Шридхара Махарадж, поначалу возможно и неумышленно, стал политическим символом все усиливавшейся внутренней противоречивости административной системы ИСККОН.* Окруженный раскольниками, он усилил критику Джи-би-си, а также поставил под сомнение некоторые решения и действия Прабхупады. Это, по-видимому, напомнило лидерам ИСККОН известные слова Прабхупады: лучше держаться в стороне от Гаудия-матха. Опасаясь дальнейшего сближения, Джи-би-си полностью дистанцировался от Шридхары Махараджа.17
Однако это не изменило печального положения дел в ИСККОН. Раздробленность, ставшая следствием гегемонии зональных ачарий, продолжала расти, пока ведущие ученики Прабхупады, не входящие в Джи-би-си (в основном президенты храмов Северной Америки), не выразили коллективного недовольства. К концу 1984 г. они начали то, что впоследствии будет названо лдвижением реформ института гуру», достигшим своей высшей точки на исторической встрече членов Джи-би-си с президентами храмов, открытой для всех учеников Прабхупады. Эта встреча, начавшаяся с взаимных упреков, оказала такое сильное влияние на историю Движения, что в конце концов именно благодаря ей вся система зональных ачарьев была уничтожена. На следующем ежегодном заседании Джи-би-си весной 1987 г. число гуру ИСККОН увеличилось более чем в два раза, а число членов Джи-би-си также существенно возросло, ибо в него вошли некоторые лидеры движения реформации института гуру.18 Отныне гуру могли давать посвящения в любой зоне.19 Самое главное заключалось в том, что каждый гуру четко понимал, как сильно его авторитет связан с Джи-би-си. Таким образом Прабхупада через Джи-би-си вновь стал главой ИСККОН.
Бурное десятилетие, последовавшее за уходом Прабхупады, оставило после себя много руин: около 90% инициированных учеников Прабхупады оказались на обочине Движения, ученики падших гуру потеряли веру, миссия проповеди в целом лишилась силы и единства. ИСККОН был в ссадинах и кровоподтеках, но выстоял. Преданные получили серьезные уроки. Один из них состоял в том, что положение Прабхупады уникально и ему нельзя подражать. Его статус определяется не просто тем, что он основал ИСККОН, а тем, что он находится на очень высоком уровне сознания Кришны. Статус же членов Джи-би-си, гуру и других лидеров был во многом следствием их личных качеств. Но, как оказалось, если человек полагается только на свои прирожденные качества и не стремится обрести истинные достоинства, это мешает его духовному росту. Зная, что преданные склоны совершать ошибки, Прабхупада намеренно не назвал единоличного преемника, вместо этого он назначил Джи-би-си главным административным органом ИСККОН.20 Таким образом он запретил кому бы то ни было, независимо от авторитета, пытаться занять то же положение, что и Прабхупада. Вместо этого всем следовало просто лидти по его стопам».
Джи-би-си после десятилетней деятельности зональных ачарьев превратился в более сильный, честный и коллегиальный орган управления. В нем больше не было борьбы за зоны. Гуру, имевшие большое число последователей, находились на одном уровне со своими духовными братьями Ч не гуру. И не только им пришлось поумерить свою гордость. Сам Джи-би-си, лглавный административный орган», потерял свой авторитет, который сумела восстановить лнижняя палата» Ч президенты храмов. Приняв на себя особые полномочия, президенты заставили Джи-би-си подчиниться решению назначенного ими комитета из 50-ти преданных Ч не членов Джи-би-си Ч и таким образом временно прекратили его деятельность, что раньше мог сделать только Прабхупада. Эта акция заставила Джи-би-си и всех членов ИСККОН понять, что ни отдельные люди, ни целая группа не избегут пристального внимания. Даже лглавные авторитеты» подконтрольны. Как отмечает Шинн, после исторических заседаний 1986-1987 гг. лвпечатляющим фактом для любого внимательного наблюдателя было то, что ИСККОН сумел за короткое время проэволюционировать от харизматического Движения до относительно стабильной организации, несмотря на враждебное окружение и неустойчивость внутренней структуры».*

Посвящение по доверенности

Ныне Джи-би-си и подавляющее большинство преданных ИСККОН объединены под эгидой своих гуру. Однако многие преданные, оказавшиеся на обочине Движения, до сих пор обсуждают проблему доверия к гуру или даже правомочность их статуса. Джи-би-си получил в наследство от Прабхупады административные функции, а гуру Ч бремя духовного лидерства. Поэтому полномочия основателя как административного лидера, так и инициирующего гуру должны найти своих новых владельцев, чтобы завершить процесс передачи харизмы. Однако первое проще второго, так как недостатки административного авторитета, тем более коллегиального, как в случае с Джи-би-си, прощаются легче, нежели проступки гуру, который, по определению, должен быть посредником между учеником и Богом. Писания утверждают, что гуру следует поклоняться как лВерховной Личности Слуги Бога», а это представление о гуру сложно сохранить в свете имевших место скандалов. Гуру ИСККОН должны требовать от своих учеников полной веры, как это делал Прабхупада, но Прабхупада мог смело защищаться от критики своих духовных братьев, а нынешним гуру совсем не просто уйти от критики, если они не в состоянии совершенным образом представлять Прабхупаду и Кришну. Действительно, ученикам гуру ИСККОН приходилось слышать совет оставаться верным только Прабхупаде, о чем невозможно было даже подумать ученикам Прабхупады или Бхактисиддханты Сарасвати. Прабхупада однажды поправил своего слугу, чтобы он лне перепрыгивал через голову своего духовного учителя», молясь напрямую Бхактисиддханте. Сейчас неофитам советуют сначала принять убежище у лотосных стоп Прабхупады по меньшей мере на шесть месяцев, а уже потом выбрать своего гуру, который больше всего напоминает им о Прабхупаде. На деле наставления Прабхупады стали в наши дни более доступными, чем раньше (благодаря видео, аудио, печатной продукции и электронным средствам информации). Таким образом, утверждение нового ученика: лЯ вижу своего духовного учителя спутником Прабхупады, поэтому чувствую к нему большую привязанность и уважение,» Ч нельзя считать не
правильным. В этой связи письмо, написанное кандидатом в ученики, который узнал, что избранный им недавно гуру отказался от своих обязанностей, становится особенно понятным:
лПостроив отношения с ДХУ Махараджем, я вдруг получил факс с плохими вестями. Это было для меня страшным ударом. Теперь я понимаю, почему некоторые преданные теряют веру в санньяси ИСККОН. Нужно понимать, что Шрила Прабхупада Ч истинный гуру, и его наставления, на которые мы можем опереться, непреложны. В конце концов, он Ч наш ачарья, наш учитель. Всем, что я имею и еще обрету в сознании Кришны, я обязан Шриле Прабхупаде. Он спас меня из этого материального мира повторяющихся рождений и смертей».21
Такие высказывания нередки. Интересно, что эти грустные слова предшествовали просьбе, обращенной к Тамалу Кришне Госвами, принять в ученики и в будущем дать посвящение. Автор этого письма не считает посвящение от гуру ИСККОН неважным. Письма с просьбой о повторном посвящении присылают также те преданные, чьи гуру пали. Все это подтверждает слова священных писаний: без милости гуру невозможно прогрессировать в духовной жизни.
Однако так ли это на деле? Неужели преданность тех, кто еще не получил посвящение, бесполезна? И какова связь между духовным уровнем гуру и потенциальным прогрессом ученика? Эти вопросы, пусть в несколько иной формулировке, являются центральными в каждой религии. Приведем лишь один пример. Христианская церковь во главе с Блаженным Августином отвергла как еретическое утверждение донатистов о том, что недостатки священника лишают таинства духовной силы. 800 лет спустя Фома Аквинский вынужден был прибегнуть к помощи государственных мужей, чтобы утвердить роль священнослужителей как посредников между Богом и человеком. Эти вопросы знакомы и гаудия-вайшнавам, которые доказывают решающую роль гуру в спасении ученика не менее рьяно, чем существование Бога. Хотя философия гаудия-вайшнавов возводит гуру на божественный уровень, она тем не менее предусматривает, что следует делать ученику, если гуру падет. В прошлые века такие ачарьи, как Бхактивинода и Нарахари Чакраварти, давали указания, что падшего гуру следует отвергнуть и получить повторное посвящение. Так что падения гуру и дискуссии вокруг этого вопроса уже давно бросают тень на святыни религии.
Хотя у меня не было намерения подробно обсуждать все эти вопросы, одного конкретного спора я все же коснусь, так как в нем принимали участие очень многие преданные, как состоящие в ИСККОН, так и отошедшие от него. Должен ли преданный, не получивший еще посвящения, принять живого гуру, если он хочет полноценно прогрессировать в духовной жизни? Опрос преданных в Северной Америке, проведенный к столетию Прабхупады, показал, что подавляющее большинство (86%) постоянных преданных ИСККОН ответили на этот вопрос утвердительно, тогда как среди тех, кто отошел от активной деятельности, этот уровень едва перевалил за половину (52%).
Те, кто ответил отрицательно, не ставят под сомнение необходимость гуру. Но они придерживаются того мнения, что Прабхупада может продолжать давать посвящение ученикам даже после своей смерти. Эта теория, до недавнего времени известная под названием теории посвящения по доверенности,22 гласит, что Прабхупада доверил ритвикам (исполняющим обязанности священнослужителей) давать посвящение от своего имени, не считая, что кто-либо из его учеников должен стать гуру. Последователи этой философии верят, что Прабхупада был и остается единственным действующим гуру ИСККОН. Согласно результатам опроса, почти четверть (23%) постоянных преданных ИСККОН и чуть меньше половины (45%) тех, кто не занят активным служением в нем, согласились с тем, что Прабхупада хотел, чтобы назначенные им гуру давали посвящение от его имени и после его ухода.* Если вспомнить, сколько усилий приложил Джи-би-си для опровержения этого мнения, нельзя не признать, что эти цифры весьма значительны.
Принимая во внимание важность института гуру (о чем ясно говорит сама традиция), не приходится удивляться, что этот вопрос вызвал такие горячие споры. Разговоры и письма Прабхупады о лназначении» за год до его ухода не вполне однозначны, что дает почву для различных интерпретацй. Недостатки гуру, вышедшие на поверхность в 80-х годах, стали для многих подтверждением того, что гуру должны быть не более чем представителями Прабхупады, исполняющими его обязанности. Прабхупада Ч истинный гуру, утверждали они, приводя в качестве доказательства свое толкование его высказываний. Но Джи-би-си понимает эти высказывания совершенно иначе, в соответствии с традиционным представлением об ученической преемственности, которое сформулировано в книгах Прабхупады.
Последователи теории посвящения от имени Прабхупады основали в шт. Луизиана собственную общину, назвав ее Новым Джайпуром, и начали издавать журнал лВедик вилледж», где пропагандировали свои взгляды по этому вопросу. Они также проводили посвящения, говоря новым преданным, что отныне они являются учениками Прабхупады, хотя таких церемоний было немного. По иронии судьбы, община и журнал были закрыты из-за того, что ее руководители были уличены в нарушении моральных и юридических норм, но теория посвящения от имени Прабхупады по-прежнему живет и обретает новых сторонников.
Разумеется, Джи-би-си не собирался хранить молчание по этому вопросу. Ему был посвящен целиком первый номер лЖурнала ИСККОН» Ч семнадцать статей, интервью и свидетельств, опровергающих теорию ритвиков. В том же 1990 г. издатель и редакторы лВедик вилледж» были исключены из ИСККОН за активную пропаганду своих взглядов, которую они продолжали, несмотря на несколько предупреждений. В 1995 г. Джи-би-си издал 51-страничную брошюру лГуру и посвящение в ИСККОН», в которой нашли отражение все действующие законы Общества и официальные решения по этому вопросу. Но и это не положило конец спорам. Новое постановление от 1996 г. гласит: лПрезиденты храмов по своему усмотрению имеют право запрещать приверженцам теории посвящения по доверенности участвовать в программах ИСККОН или посещать храмы Общества, если их пропаганда вызывает беспокойства».23 Некоторые лидеры ИСККОН по собственной инициативе публиковали книги и статьи, опровергающие философию ритвиков. Некоторые из них, например Джаядвайта Свами, считают, что приверженцы этой философии правы по части некоторых нефилософских моментов, но последних не удовлетворяют такие небольшие уступки. Они остаются тверды в своем убеждении, что нынешняя система гуру в ИСККОН абсолютно ошибочна. Их недавняя публикация лСпор о последнем указании Шрилы Прабхупады, касающемся будущих посвящений в ИСККОН», или просто лПоследнее указание», заставила Джи-би-си дать официальный ответ под названием лУченик моего ученика», а также пообещать вести строгую документацию истории и философии гуру в ИСККОН, чтобы положить конец спорам. Конечно, в то, что споры скоро утихнут, верится с трудом, ибо до тех пор, пока гуру в ИСККОН не будут в глазах всех его членов соответствовать высокому эталону, установленному Шрилой Прабхупадой, им не избежать серьезной критики в свой адрес
За этим непрекращающимся спором явно стоит вопрос о преемственности: как наилучшим образом передать духовную власть Прабхупады? Обе стороны согласны, что Прабхупада должен оставаться центром ИСККОН, но расходятся в том, как этого достичь. Джаядвайте Свами импонируют некоторые мысли приверженцев теории посвящения по доверенности:
лШрила Прабхупада был непоколебим, он не совершал ошибок и был всегда безупречен в своих суждениях и решениях. Он, бесспорно, олицетворял собой возвышенного и наделенного полномочиями ачарью, чистого преданного и личного приближенного Кришны. Поэтому стоит ли удивляться тому, что некоторые преданные считают, что только Шрила Прабхупада может дать прибежище у своих лотосных стоп и что никто иной не заслуживает такой же преданности и доверия?»
Преданность и доверие составляют главную ценность отношений гуру и ученика. Эти отношения не просто официальное признание друг друга, а договоренность, в соответствии с которой за беспримесную преданность Богу ученик, получивший ее, обещает беспрекословно подчиняться своему гуру. Суть спора в том, достижима ли такая награда (пусть даже через многие жизни), если установить отношения исключительно с Прабхупадой, а не с его учениками или последователями.
Приверженцы теории посвящения по доверенности утверждают, что Прабхупада принял окончательное решение 9 июля 1977 г., подписав письмо к президентам храмов, в котором, в частности, говорилось: лШрила Прабхупада назвал одиннадцать своих представителей. Отныне президенты храмов могут направлять рекомендации на первое и второе посвящение любому из них, кто ближе к их храму».25 Вырванное из контекста и возведенное в ранг вечной истины, такое утверждение становится абсурдным, что ясно показал Джаядвайта Свами. Оно противоречит смыслу, в котором Прабхупада всегда использовал слово лотныне». Он никогда не употреблял это слово в смысле лотныне и вовеки веков». Те, кто придерживается теории посвящения по доверенности, неизбежно проиграют, построив свои аргументы на тонкостях грамматики и пунктуации в письмах Прабхупады. Сильной стороной их позиции является подчеркивание важности непосредственного контакта с чистотой Прабхупады. Логика, аргументы, свидетельские показания и священные писания, с помощью которых можно объяснить это письмо, всегда будут против них.
Однако и аргумент лнепосредственной связи» не обязательно решит дело в пользу последователей посвящения от имени Прабхупады. Гуру, считающий себя смиренным и искренним учеником Прабхупады (или в будущем любой гуру в цепи ученической преемственности), своими словами и поступками по существу предлагает лсамого» Прабхупаду. Есть ли более надежный способ общения с Прабхупадой, чем через того, кто полностью посвятил свою жизнь исполнению его наставлений и его миссии? Преимущества личного воспитания под руководством такого гуру нельзя отрицать. Процесс посвящения официально закрепляет отношения ученика и учителя и дает гарантию получения милости Бога по цепи ученической преемственности. Нынешний гуру, как посредник, скорее усиливает, нежели ослабляет влияние предыдущих гуру на ученика, предоставляя ему возможности, недоступные тем, кто пытается обрести лнепосредственное общение».
Прабхупада часто говорил, что если гуру сумеет воспитать хотя бы одного чистого преданного, то можно сказать, что его цель достигнута. Неужели Прабхупада был таким плохим учителем, что не смог оставить после себя ни одного чистого преданного, способного стать гуру? Многие ученики Прабхупады лчисты» в том смысле, что приняли его миссию всем сердцем. Прабхупада был маха-бхагаватой, величайшим преданным Господа. Если его ученики смогли получить хотя бы небольшую частицу этой святости, находясь, например, на уровне мадхьяма-бхагаваты (преданного второго уровня), то, согласно писаниям, этого достаточно, чтобы давать посвящение. Утверждение о том, что все последователи Прабхупады духовно бессильны и не способны продолжать цепь ученической преемственности, больше похоже на обвинение в адрес основателя ИСККОН, чем на его прославление.
Аргументы можно приводить и дальше. Спор до сих пор не закончен, но результат, по-видимому, уже известен. Хотя еще не поздно пересмотреть будущее направление теологии гуру, мнение авторитетов прошлого и реалии сегодняшнего ИСККОН делают этот пересмотр маловероятным. Тем не менее последователи теории посвящения по доверенности оставят свой след в истории Движения. Следует заметить, что даже их самые рьяные критики должны быть благодарны им за помощь в признании права всех преданных на реальные и непосредственные отношения с Прабхупадой.

Ереси в вопросах преемственности

Религия не может существовать независимо от культуры, и любая попытка перенести религиозные истины в сферу культуры, чуждой той, в которой они появились, обязательно приводит либо к новой формулировке этих истин, либо к попыткам заново создать изначальную культуру в условиях новой среды. Во всех четырех ересях преемственности видны попытки переформулировать вечные истины и переиначить традицию. лСпор между санньяси и домохозяевами» касается изменения традиционных социальных отношений в контексте миссии. Гопи-бхава и расика-бхакти являются ересями, связанными с духовной практикой: обе ереси связаны с вопросом о том, какими должны быть духовные дисциплины Ч эзотерическими или экзотерическими. Что касается ереси лпадении души», то ее последователи пытаются переиначить взгляды основателя на эту тему и поставить под сомнение их соответствие с мнением предыдущих учителей в цепи ученической преемственности. На деле, все ереси преемственности связаны с проблемами сохранения традиции. Они возникают либо при жизни ачарьи (и тогда под вопрос ставится то, насколько точно он передает учение своих предшественников), либо во времена его учеников (тогда сомнения возникают по поводу их верности ученику ачарьи-основателя). Хотя главным всегда остается вопрос о традиции, проблема и авторитета также играет не последнюю роль (как и в первом виде ересей), поскольку должен быть арбитр, который определит, каким образом продолжать традицию.

Спор между санньяси и домохозяевами

Система социальных отношений, известная под названием варнашрамы, является тем фундаментом, на котором зиждилось индуистское общество на протяжении тысячелетий. Искажение этой системы в форме особой привилегированности брахманов привело к упадку в общественной и культурной жизни, что нашло свой отражение в недавней победе лнеприкасаемых» на парламентских выборах в Индии. Может показаться странным, что Прабхупада придерживался кастовых принципов в свете истории этой системы и потенциальных конфликтов, заложенных в ней.
Однако даже краткое знакомство со священными текстами индуизма показывает, что варнашрама является основой индийской социальной структуры: традиционалисты опасаются, что ее отсутствие приведет общество к разрушению. Прабхупада, несомненно, разделял эту точку зрения. Уже в 1968 г. он начал создавать класс брахманов,26 к огорчению индийских кастовых, наследственных брахманов, доказывавших, что это наносит вред ведической культуре. Однако Прабхупада отстаивал свою позицию, ссылаясь на священные писания, подтверждавшие его взгляды: каста определяется качествами и родом занятий человека, а не его происхождением.* Он обвинял священнослужителей-оппонентов в невежестве и эгоизме, утверждая, что они фактически разрушили идеальную социальную модель. Богословская основа его аргументов была проста: вайшнав (преданный Бога) считается трансцендентным ко всем варнам и ашрамам. Поэтому преданный автоматически становится брахманом. Его гуру встречал такое же сопротивление полвека назад, и Шри Чайтанья, который отводил очень высокое положение в своем Движении многим людям из низких каст, также был вынужден вести похожую борьбу.
В Америке ХХ века, стране равных возможностей, таких оппонентов не было. Система посвящения в ИСККОН практически гарантировала возможность движения по шкале духовно-социальных статусов, и почти все преданные получали брахманическое посвящение через год после первого посвящения.27 Однако санньяса (обет отречения от мира) была менее доступна. Санньяси, человек, достигший высшей ступени отречения, почитался всеми членами Общества, включая брахманов. Здесь таилась опасность реального конфликта, поскольку в отличие от брахманического посвящения, доступного для каждого члена ИСККОН, посвящение в сан санньяси давалось сравнительно немногим. Если в Индии основные разногласия возникали между различными варнами (кастами), то в ИСККОН возникла опасность антагонизма между ашрамами, ведическими социальными укладами, относящимися к различным стадиям жизненного цикла.
Конфликт между санньяси и грихастхами (семейными людьми) разгорелся в 1975 г. Несколько опытных санньяси, в том числе и автор этой статьи, вернулись в Америку после многих лет миссионерской деятельности в Индии. Индийские санньяси с помощью брахмачари (неженатых учеников) по традиции управляли храмами и наставляли мирян, которые, в свою очередь, оказывали им материальную поддержку. В ИСККОН середины 70-х гг. такой взаимосвязи не было. Лишь очень немногие преданные работали вне ИСККОН. Все Ч санньяси, брахмачари и грихастхи Ч просто лполагались на Кришну», что практически означало сбор средств путем распространения книг и журналов. Большинство президентов храмов были грихастхами, которым помогали брахмачари и брахмачарини (незамужние девушки), основным занятием каждого преданного было содержание храма с помощью распространения книг.
Новоприбывшие санньяси, поведавшие о своих миссионерских подвигах в Индии, оказались очень привлекательными для многих храмовых брахмачари, на которых произвели впечатление их аскетичность, познания, энтузиазм, а также свобода, которую предоставлял образ жизни странствующего проповедника. Многие брахмачари начали покидать храмы. Через год по Америке колесило не менее десяти групп санньяси, в состав которых входило около двухсот брахмачари. Президенты понимали, что, когда храм посещал очередной санньяси, он в первую очередь хотел побудить местных брахмачари оставить храм. В его намерения не входило сохранить и поднять на более высокий уровень духовные стандарты храма.
Конфликт достиг кульминации на ежегодном фестивале ИСККОН в Майяпуре (Западная Бенгалия) в марте 1976 г. Джи-би-си, в основном состоявший из санньяси,28 под председательством автора этой статьи принял несколько спорных постановлений: лНезамужние женщины с детьми не должны жить в храмах ИСККОН. Мужья и жены также не могут жить в храмах, даже раздельно. Прежде чем вступить в брак, преданные должны найти источник средств к существованию, а не надеяться на материальную поддержку ИСККОН. Вступив в брак, грихастха должен содержать жену до тех пор, пока не примет санньясу».*
Эти постановления свидетельствовали о глубоко негативном взгляде на сексуальность и роль женщин в Движении, который преобладал в ИСККОН в ранние годы. Такой взгляд на вещи находил подтверждения в священных писаниях, ибо любые привязанности (особенно к противоположному полу), если их не преодолеть, становятся причиной нового рождения души. Иллюзорная материальная энергия, майя, супруга Господа Шивы, изображается как надзирательница тюрьмы, а те, кто одного с ней пола, считаются ее представителями. По этой схеме женщина является причиной материального рабства, а рождение в теле женщины считается большим несчастьем. Однако это искаженное толкование священных писаний, как объясняется в другом источнике:
лПравильное (соответствующее писаниям) понимание состоит в том, что любые предубеждения, связанные с полом человека, являются следствием философской ошибки. Истинным полом всех душ, включая тех, кто находится в мужских телах, является женский, так как душу называют энергией (читай: женщиной), а Бога Ч высшим источником энергии (читай: мужчиной). Если правильно понимать философию, то все души, независимо от тела, имеют гармоничные отношения друг с другом».**
К сожалению, события в ИСККОН часто показывают, какая пропасть отделяет философские идеалы от исторической реальности. Санньяси ИСККОН, включая и автора этой статьи, видели в женщинах майю, которую всегда следует тщательно избегать. Мы делились своей лмудростью» с брахмачари: лЖенщина подобна огню, а мужчина Ч маслу. Если масло приблизить к огню, оно расстает». лРастаявшие» брахмачари считались лпадшими» и должны были жениться. Общаясь с женщинами, они также становились представителями майи, и впредь их общества следовало избегать.
Постановления, принятые Джи-би-си, в составе которого преобладали санньяси, пытались узаконить некоторые аспекты социальной системы, давно существовавшей в Индии. Реакция Прабхупады ясно показала, что они не подходили для Америки и особенно для условий, сложившихся в ИСККОН. Прабхупада решил остановить спор. Он снял запрет на проживание в храмах одиноких матерей: лЯ не могу по-разному относиться к своим ученикам, кем бы они ни были, мужчинами, женщинами, детьми, богатыми, бедными, образованными или глупыми. Пусть все приходят и принимают сознание Кришны. Иначе они напрасно проживут свою человеческую жизнь.»
Приехавшие из Северной Америки президенты-грихастхи, были обеспокоены дискриминационными постановлениями и тем, что это может привести к расколу ИСККОН. Во время утренних прогулок Прабхупада пытался примирить тех и других, предложив, чтобы грихастхи создали свой небольшой комитет и подумали, как жить дальше. Один из ведущих санньяси возразил: проблема в том, что у грихастх есть склонность наслаждаться, которая нарушает аскетичную атмосферу храма. Следовательно, их общество неблагоприятно для брахмачари и для санньяси.
лФанатизм! Ч был ответ Прабхупады. Ч Мы должны всегда помнить, что ни грихастхи, ни брахмачари, ни санньяси Ч никто не может строго следовать всем правилам и ограничениям. В Кали-югу это невозможно. Если я буду находить у вас недостатки, а вы найдете их у меня, то мы будем разобщены и наше настоящее дело останется невыполненным. Поэтому Чайтанья Махапрабху советовал проводить хари-наму, то есть петь мантру Харе Кришна, а это может делать каждый Ч грихастха, ванапрастха и санньяси. Все должны постоянно повторять мантру Харе Кришна, тогда все проблемы разрешаться. Иначе невозможно развиваться духовно».
Хотя Прабхупада ценил служение своих ведущих санньяси и их помощников, которые распространяли более 50% книг по всему миру, он был явно недоволен их сектантскими взглядами. Им не следовало вмешиваться в дела грихастх. Он рассказал историю о двух брахманах, которые готовились перейти через реку, когда одна женщина попросила помочь ей перебраться. Один из брахманов посадил ее на спину и перенес на другой берег. Когда она ушла, брахманы отправились в путь, но второй брахман всю дорогу упрекал своего спутника за то, что тот позволил себе прикоснуться к женщине. В конце концов его друг устал от его нравоучений: лЯ нес ее на спине десять минут, а ты тащиш

Расика-бхакти

Хотя разоблачение Прабхупадой лКлуба гопи-бхавы» было подробно описано и проанализировано, аналогичная попытка снова имела место, но уже спустя пятнадцать лет после его ухода. На этот раз в число попавших под влияние ереси входили четыре члена Джи-би-си и другие гуру, поэтому отклонение повлияло и на большое число их последователей. Эти преданные, главным образом, жили во Вриндаване, в храме Кришны-Баларамы, принадлежащем ИСККОН. По тем или иным причинам они попали под влияние пожилого санньяси из Гаудия-матха. Спор о расика-бхакти32 стал повторением проблемы, которую, казалось, решил Прабхупада: опять преданные слишком торопились подняться на уровень им недоступный, однако теперь эта проблема усугублялась неподчинением духовным авторитетам.
Пожилой санньяси, Нараяна Махарадж, ученик санньяса-гуру Прабхупады, был давним другом ИСККОН. Сведущий в писаниях, аскетичный, давний житель Вриндавана, он любил рассказывать раса-катху Ч возвышенные повествования о развлечениях Кришны во Вриндаване. Небольшая группа преданных ИСККОН начала регулярно общаться с ним, пренебрегая печальными фактами истории, постановлениями Джи-би-си, запрещавшими подобное общение, и частыми предупреждениями друзей. Нараяна Махарадж не пытался скрыть факта своего общения с ними, которое с течением времени стало очень тесным. Когда его приглашали принять участие в программах ИСККОН, он открыто заявлял, что преданные общества не должны оставаться неофитами. Мало просто следовать правилам и ограничениям Ч нужно встать на путь спонтанной преданности. Выдвижение им на первый план гопи-бхавы, любви пастушек к Кришне, вызывало особое беспокойство его слушателей из ИСККОН, не забывших о предупрежении Прабхупады, который подчеркивал, что путь спонтанной преданности предназначен только для освобожденных душ. Он словом и делом учил, что наше преданное служение должно быть ограничено рамками правил и ограничений. Когда преданный очистится от материальных пороков, спонтанная преданность пробудится в нем сама собой. И тем не менее последователи Нараяны Махараджа из ИСККОН полагали, что, следуя его советам и примеру, они быстрее развиваются духовно. Они стали повторять больше кругов мантры, старались развить в себе привязанность к святым местам, где Кришна проводил Свои лилы, и благодаря этому ощущали углубление в себе сознания Кришны. Прабхупада, как они считали, теперь руководил ими через Нараяну Махараджа.
На ежегодном заседании Джи-би-си в 1993 преданных попросили объяснить свои отношения с Нараяной Махараджем. Те, кто был с ним связан, постарались преуменьшить серьезность этого общения, хотя некоторые из них к тому времени посещали его уже пять лет. Поверив им на слово, Джи-би-си не стал обсуждать эту тему. Однако беспокойства не прекратились, особенно среди преданных ИСККОН, живущих во Вриндаване, которые чувствовали, как влияние Нараяны Махараджа медленно, но верно распространяется на весь храмовый комплекс Кришны-Баларамы. На следующем ежегодном заседании Джи-би-си потребовало от своих членов, связанных с бабаджи, по возможности ограничить дальнейшее общение со своим новым учителем.
Преданные на словах согласились с этим решением, но их симпатии к наставлениям Нараяны Махараджа ничуть не уменьшились. В ИСККОН начали появляться и приобретать известность их картины, написанные под руководством бабаджи, которые изображали близкие отношения Радхи и Кришны. Преданные все больше включали в свои лекции раса-катху. В ряде храмов общества также появились последователи Нараяны Махараджа. В годовщину принятия Шрилой Прабхупадой санньясы, по случаю которой праздник, как обычно, был организован в храме Нараяны Махараджа, где в 1959 г. проходила церемония посвящения, противостояние достигло наивысшей точки. Тамал Кришна Госвами и Гирираджа Свами, вместо того чтобы прославлять Прабхупаду, использовали этот случай для прославления бабаджи, рекомендуя всем преданным ИСККОН общаться с ним. Затем выступил сам Нараяна Махарадж. Он сказал, что Прабхупада мог бы дать своим ученикам гораздо более возвышенные наставления, если бы они были духовно более зрелыми. Он имел в виду, что проповедь Прабхупады не шла дальше азбучных истин, что теперь преданные ИСККОН готовы к более высоким ступеням сознания Кришны и что эти наставления может дать именно он.
Хотя во время программы никто из присутствующих не выразил несогласия, после нее возмущение охватило всех без исключения. Многие решили, что дело зашло слишком далеко и Джи-би-си теперь должно принять твердое решение. Однако последователи Нараяны Махараджа не сдавались: считая, что их неправильно поняли, они встречались с ведущими преданными ИСККОН в Индии, Европе, Северной Америке и доказывали свою правоту. Но они не предполагали, какой встретят отклик, особенно со стороны президентов храмов Северной Америки. Влиятельная группа преданных, решительное вмешательство которых привело раннее к завершению эры зональных ачарьев, потребовала, чтобы последователи Нараяны Махараджа покинули занимаемые посты. Многие преданные опасались, что Движение ожидает раскол.
Спор о расике-бхакти был поставлен первым вопросом на повестку дня заседаний Джи-би-си 1995 г. После недельного разбирательства перед советом предстали и его члены, которые были причастны к этой проблеме. Они признали, что, следуя наставлением человека, не принадлежавшего к ИСККОН, они принижали роль Прабхупады и его учения. Их примеру уже последовали многие начинающие преданные, и, как и предсказывал Прабхупада, проповедническая деятельность на время развития гопи-бхавы приостановилась, ибо все время уходило личную духовную практику.
Члены Джи-би-си, связанные с этой проблемой, попросили отставки, в которой им было сразу отказано. Тогда они добровольно отказались от полномочий инициирующих гуру и обещали не посещать Вриндаван в течение года. Они также обещали перестать общаться с Нараяной Махараджем и исправить ошибки, допущенные в прошлом. По прошествии года Джи-би-си не был до конца уверен в их полном раскаянии и на заседании в марте 1996 г. настоял на продлении большинства санкций.
Поскольку Джи-би-си удалось избежать раскола, можно было надеяться на смягчение наложенных санкции. Многие члены Джи-би-си хотели этого, и вскоре такая возможность представилась: Нараяна Махарадж объявил о своей поездке на Запад. Его визит в Голландию и Англию был организован бывшими членами ИСККОН и имел своей целью исключительно проповедь среди членов Общества.
Хотя Нараяна Махарадж прославлял достижения Прабхупады и выражал желание видеть ИСККОН единым, члены Джи-би-си увидели в этой поездке угрозу раскола. Они призвали бывших последователей Нараяны Махараджа из числа членов Джи-би-си принять участие в составлении документа, раскрывающего его цели. В результате по Интернету была распространена статья лСохраняя веру в Шрилу Прабхупаду». Лидеры Движения, принимая Нараяну Махараджа и его окружение в храмах ИСККОН, давали ясно понять, что ему будет не просто встретиться с преданными общества. Когда в июле месяце его поездка подошла к концу и десятки преданных из Европы и Северной Америки получили у него посвящение, храмы ИСККОН не ощутили особого влияния его визита. Тем не менее он объявил о намерении отправиться в конце года в Австралию и Азию.33
ИСККОН не оставляет без внимания учеников недавно умершего гуру, а также падших гуру, из которых кое-кто чувствует на себе влияние Нараяны Махараджа. Хотя члены Джи-би-си, следовавшие раньше наставлениям Нараяны Махараджа, ныне раскаялись в этом, одного этого еще не достаточно, чтобы предотвратить исход преданных, не вполне доверяющих лидерам ИСККОН. Разумеется, гуру обязан удовлетворить законные ожидания своих учеников: он должен быть сведущим в священных писаниях, владеть своими чувствами и иметь духовный опыт, но, если пытаться подражать Прабхупаде и его предшественникам, достигшим высочайшего уровня духовного совершенства, это может привести учеников только к еще большему разочарованию.

Падение души

В каждой философской системе вопрос о происхождении человека является одним из самых главных. Гаудия-вайшнавы формулируют этот вопрос таким образом: лПала ли душа, которая находится ныне в материальном мире, вращаясь в круговороте рождений и смертей из духовного царства, где ранее наслаждалась личными отношениями с Кришной, или падения не было, поскольку все души являются либо лвечно освобожденными», либо лвечно обусловленными»? И далее, как души могут быть вечно обусловленными, если сам материальный мир временен, отношения (раса) с Кришной естественны для них и у них имеется возможность когда-нибудь по милости Бога получить освобождение? Эти вопросы являются предметом не утихающих философских дискуссий в ИСККОН, но их обсуждение после ухода Прабхупады привело к серьезным сомнениям в абсолютности его авторитета.
Определенные высказывания в лВеданта-сутре» и Упанишадах свидетельствуют о том, что эта дилемма возникла не вчера. Каждый основатель влиятельной философской школы в Индии предлагал им свое объяснение, и интерес к этому вопросу не угасает и в наши дни. Любой, кто дает лекции в ИСККОН, может подтвердить, что ни одна другая тема не вызывает столько вопросов.
Прабхупада много писал об этом в своих книгах, письмах и часто говорил на эту тему во время лекций и бесед, и, тем не менее, у его учеников в этом вопросе не было ясности: лЕсли Кришна Ч всепривлекающий, а мы когда-то были освобожденными душами, то почему мы решили покинуть общество Кришны?» лМы злоупотребили свободой воли», Ч отвечал Прабхупада. лНо почему!?»,Ч допытывались преданные. лПотому что мы ничтожно малы», Ч таков был ответ Прабхупады.
И все же преданные не были удовлетворены. Этот ответ казался нелогичным. Еще в 1967 г. Прабхупада писал:
лЧто касается твоего вопроса: душа, несомненно, вечна и неизмена. Падение не затрагивает ее внутренней природы, точно так же как, невозможно разорвать узы, связывающие отца и сына. Сейчас мы просто прибываем в забвении, и это забвение называется майей. Возьмем убывающую луну. Нам кажется, что она изменяется, но на самом деле она всегда неизмена. Так и мы, вечные слуги Кришны (это наше естественное положение), падаем, когда пытаемся стать наслаждающимися, то есть подражать Кришне».*
В другом письме Прабхупада пытается ответить на парадоксальные вопросы преданного:
лЗатем ты спрашиваешь: ДЯвляется ли чистый преданный вечно освобожденным, и если да, то бывает ли он когда-нибудь обусловленной душой? Мы вечно обусловлены, но как только мы предаемся Кришне, становимся ли мы вечно освобожденными?..У Ты не всегда был обусловлен. Ты вечно свободен, но из-за своего желания наслаждаться материальным образом жизни мы с незапамятных времен находимся в обусловленном состоянии, поэтому нам кажется, что мы вечно обусловлены. Мы не можем определить, когда попали в материальное рабство, поэтому условно это состояние называется Двечной обусловленностьюУ. В остальном живое существо по своей природе не обусловлено. Живое существо всегда чисто».
В 1972 г. в ответ на письмо преданных из Австралии Прабхупада продиктовал короткое эссе под названием лРассуждения о вороне и кокосовом орехе». Прабхупада объясняет, что душа никогда не отходит от Кришны, ей лишь снится, будто она независима от Него:
лМы никогда не разлучались и не разлучаемся с Кришной. Когда человек засыпает, он забывает, кто он, и представляет себя в иных обличьях. Например, ему может присниться, что он Ч царь, беседующий с придворными. Во сне человек как бы раздваивается: он существует как Дтот, кто видитУ и Дтот, кого видятУ. Как только сон заканчивается, Дтот, кого видятУ исчезает. Но Дтот, кто видитУ продолжает существовать. Теперь он находится в своем изначальном состоянии.
ЕПоэтому неправильно говорить, что мы существуем отдельно от Кришны. Как только мы делаем попытку стать Богом, нас накрывает майя. Когда-то мы были с Кришной и участвовали в Его развлечениях, лилах, но теперь мы в океане майи и можем оставаться здесь очень и очень долго Ч в течение многих циклов творения и разрушения вселенной. И поскольку души, погрузившиеся в майю, пребывают в этом состоянии так долго, их иногда называют вечно обусловленными. Но, когда душа обретает сознание Кришны, этот огромный промежуток времени становится для нее совсем незначительным. Например, во сне мы можем прожить долгую жизнь, но, проснувшись и взглянув на часы, мы видим, что на самом деле прошло совсем немного времени».
У многих читателей может возникнуть естественный вопрос: как эта тема могла остаться открытым вопросом в ИСККОН в свете таких ясных объяснений его основателя? Однако кажущаяся парадоксальность ответов Прабхупады затрудняет их систематизацию, и многие его положения могут быть истолкованы иначе. Влияние Гаудия-матха и других преданных, не принадлежащих ИСККОН, которые имеют отличное от Прабхупады мнение по этому вопросу, еще больше запутывает дело. Кроме того, в ИСККОН начали появляться новые переводы важных вайшнавских писаний. Если эти переводы в чем-то расходились с переводами Прабхупады или его наставлениями, тотчас возникали проблемы.
Согласно одной из теорий, противоречащих утверждениям Прабхупады, обусловленная душа попадает в материальный мир из брахмаджьоти, сферы ослепительного сияния, окружающего обитель Кришны. Следовательно, души никогда прежде не наслаждались личными отношениями с Кришной. В том же эссе (лРассуждения о вороне и кокосовом орехе») Прабхупада отвергает эту мысль, утверждая, что душа, возможно, пришла из брахмаджьоти недавно, но изначально была с Кришной. Прабхупада советует нам не терять время на споры, выясняя, попали мы в этот мир из обители Кришны или были где-то еще:
лНа высокой пальме вырос большой кокосовый орех. На пальму села ворона, и орех упал на землю. Увидели это пандиты Ч люди эрудированные, сведущие во многих науках Ч и стали высказывать предположения: ДОрех упал из-за того, что ворона задела ветку, на которой он росУ; ДНет, это просто совпадение: орех упал сам в тот момент, когда ворона села на пальму, поэтому ворона испугалась и улетелаУ; ДНет, это не совпадение: орех был очень спелым и упал из-за того, что во-рона села на веткуУ и т. д. и т. п. Что толку в подобных рассуж-дениях? Где бы вы раньше ни находились Ч в брахмаджьоти или в кришна-лиле, Ч в данный момент вы там не находитесь, поэтому самое лучшее, что мы можем сделать, Ч это развить в себе сознание Кришны и вернуться к Кришне, вместо того чтобы гадать, откуда мы пришли в материальный мир».
Но пандиты (пандиты ИСККОН не является исключением) никогда не устают от споров. Когда издательство Бхактиведанта Бук Траст (лБи-би-ти») решило опубликовать лШат-сандарбху» Дживы Госвами, споры по поводу тонких нюансов в переводе санскритских терминов не утихали. Когда два члена группы переводчиков стали настаивать, что Джива Госвами абсолютно ясно говорит: души не падали, они всегда были обусловлены, Ч возник серьезный спор. По мнению остальных переводчиков, точка зрения Госвами совпадала с мнением Прабхупады Ч души пришли в этот мир из духовного царства.
Друтакарма дас, один из членов ИСККОН, составил внушительную книгу цитат под названием лМы были с Кришной», из которой явствует, что все великие учителя Ч последователи Чайтаньи, согласны с мнением Прабхупады по вопросу о происхождении души. В ответ двое несогласных переводчиков издали книгу лНа Вайкунтхе не падают даже листья», одно название которой красноречиво выражало мнение авторов: раз на Вайкунтхе, в духовном мире, не падают даже листья, то уж с душами это тем более не может произойти. Разногласия стали такими острыми, что руководство Би-би-ти решило приостановить перевод лСандарбхи».
Еще до публикации книги мнение авторов лЛистьев» стало известно широкому кругу преданных и получило определенную поддержку. Джи-би-си был озабочен не столько проблемами, возникшими в результате самого спора, сколько отдаленными последствиями выхода в свет этой книги. Особенно беспокоило высказанное в книге мнение о том, что слова Прабхупады о падении души были просто проповедническим приемом, примененным в соответствии с местом, временем и обстоятельствами, тогда как сам Прабхупада думал иначе. Авторы считают, что Прабхупада, так же как и все предыдущие ачарьи, считал, что душа не была с Кришной, но проповедовал иной взгляд, чтобы сложная философская концепция стала доступна его слушателям, воспитанным в иудео-христианской традиции и не знакомым с санскритскими премудростями философии гаудия-вайшнавов. Многие задавались вопросом, что же произошло со времен Прабхупады и в чем радикально изменились обстоятельства, что авторы решились пойти на изменение стратегии Прабхупады (если это вообще соответствует действительности)? Причина для беспокойства была очевидной Ч если назвать одно из положений проповеди Прабхупады проповеднической уловкой, нельзя быть уверенным, что все прочие его наставления тоже не были подобным трюком. лЛистья» угрожали самой философской основе ИСККОН.
Джи-би-си на своем заседании в 1995 г. приняло меры для предотвращения такого поворота событий. Во-первых, была опубликована резолюция, которая гласила, что мнение Прабхупады, сформулированное в его комментарии к одному из стихов лШримад-Бхагаватам» (4.28.54), а именно: изначальное положение души Ч это личные отношения с Кришной, но, отвергнув Его, мы падаем в материальный мир, Ч является официальным мнением ИСККОН и что члены ИСККОН ни при каких обстоятельствах не должны проповедовать иные взгляды.* Во-вторых, что касается философских дискуссий, то первым и главным источником для преданных ИСККОН должны быть наставления Прабхупады и его личный пример. Ведические писания, работы ачарьев прошлого и наставления любого авторитетного ачарьи, не являющегося членом ИСККОН, должны восприниматься в свете наставлений Прабхупады. В конце концов Джи-би-си отверг мнение о том, что Прабхупада прибегал к обману в своей проповеди. Книга лНа Вайкунтхе не падают даже листья» была запрещена.
Ни один из ее авторов не был удовлетворен таким решением, хотя они и выразили готовность не распространять свою книгу, ибо понимали, что постановление преследовало одну цель: предотвратить споры по этому вопросу. Джи-би-си уже пришло к выводу о том, что требуется компетентный ответ на лЛистья». Ко времени следующего ежегодного заседания была издана книга-опровержение под названием лНаше изначальное положение». В ней объяснялся смысл ключевых санскритских терминов, которыми пользовались Прабхупада и ачарьи прошлого при описании положения души. Авторы этой книги доказывают логичность и последовательность слов Прабхупады, а затем показывают, как они согласуются с мнением предыдущих ачарьев. В предисловии Хридаянанда дас Госвами объясняет, каким принципам руководствовались он и другие авторы книги: лАналогичным образом, члены ИСККОН, которые всегда находятся под сенью стоп Шрилы Прабхупады, могут рассуждать о том, каким образом проявляется истинность его утверждений, но они не должны оспаривать их или объявлять их ложными. Именно это и значит признавать Шрилу Прабхупаду ачарьей-основателем ИСККОН».
Книга оправдала ожидания. Ныне преданные ИСККОН в основном не имеют разногласий по этому вопросу, хотя кое-кто, в том числе и двое несогласных авторов, не убеждены до сих пор. Деятельность последних в ИСККОН была ограничена, и их попросили освободить помещения, принадлежащие Обществу. Постановление по этому вопросу было принято после четырех лет обсуждений, в течение которых мы старались найти способ оставить обоих в Обществе. Председатель Джи-би-си объяснил, что ИСККОН будет приветствовать возвращение любого из них, если они, в свою очередь, докажут, что их философские представления изменились. ИСККОН не настаивает на том, чтобы все его члены придерживались единых убеждений, но преданные, обучающие других, должны проповедовать взгляды, соответствующие официальной точке зрения.

Заключение

Ларри Шинн говорил: лЯ думаю, Движение будет успешно развиваться до тех пор пока, пока его лидеры будут придерживаться духовной практики, данной Прабхупадой, и достигать тех ступеней духовного развития, которые становятся доступными благодаря этой практике». Мы видели, что многие дискуссии о преемственности сосредоточены преимущественно вокруг вопроса о том, достойны ли нынешние члены Джи-би-си и гуру своего сана? Тот же вопрос, несомненно, будет стоять и перед будущими поколениями преданных. Как будет продолжаться цепь ученической преемственности после ухода нынешнего поколения гуру? Ученики учеников Прабхупады понимают свой долг передать следующему поколению уникальное учение, которое они получили от своего гуру. Будет ли им позволено принимать учеников в присутствии духовных братьев своего гуру? Обсуждая просьбу пожилого и опытного санньяси ИСККОН принимать учеников еще при жизни его гуру, Джи-би-си пришел к заключению, что Прабхупада считал это нарушением этикета. Но каким будет ответ Джи-би-си, если с аналогичной просьбой обратится кто-либо из младших преданных, чей гуру уже покинул этот мир? Хотя Джи-би-си считается ныне авторитетным преемником ачарьи-основателя ИСККОН, Шрилы Прабхупады, отсутствие механизма дальнейшей передачи преемственности может послужить причиной будущего раскола.
Эта проблема не ограничивается рамками ученической преемственности: Джи-би-си вплоть до нынешнего года отвергал любые попытки включить в свои ряды преданного из следующего поколения. Может ли ученик участвовать в обсуждении своего гуру, что ранее Джи-би-си делал регулярно? Но старость и смерть неизбежны, и на смену нынешнему поколению его членов в конце концов должны будут прийти другие. Назначение в 1997 году 30 делегатов в качестве ассистентов Джи-би-си на время ежегодных совещаний можно считать первым шагом на пути неизбежной передачи власти.
Назначение ассистентов, по мнению некоторых преданных, высветило еще одну серьезную проблему. Как заметил один из делегатов от Северной Америки, эта концепция оказалась лузколобой» и лнемного смешной», поскольку в число избранных не попала ни одна женщина. лЕсли изначальное заявление гласило, что расширение Джи-би-си связано с желанием Дприблизить его деятельность к нуждам общества, предоставив делегатам ценную возможность набраться опытаУ, то не должен ли Джи-би-си в первую очередь позаботиться о половине членов Общества (женщинах)?» Ч спрашивает он.
Вопрос о равенстве полов постоянно муссируется в Обществе, хотя некоторые лидеры ИСККОН отказываются это признавать. Многие женщины не желают вступать в принципиально лпатриархальную» организацию. Хотя все большее число представителей Джи-би-си с пониманием относятся к этому вопросу, большинство его членов продолжают сопротивляться переменам. Объектом их критики стало даже создание североамериканскими Джи-би-си и президентами храмов Министерства по делам женщин. Несомненно, решение такого вопроса напрямую связано с будущим развитием и ростом ИСККОН.
Все большую популярность среди преданных получает идея развития актуальной социальной модели для членов ИСККОН. Конфликтов между санньяси и грихастхами больше не существует, но членам любого ашрама не просто исполнять свои обязанности в условиях становящегося все более материалистичным окружения. Половина преданных, принявших санньясу, позднее отказались от своих обетов, что свидетельствует о том, что они не получили должной подготовки в ашраме брахмачари и не были удовлетворены жизнью санньяси. В любом случае лидерам ИСККОН нужно совершенствовать образовательные программы для всех, начиная с самых молодых. Именно молодежь может поставить наше Общество перед лицом наиболее серьезных испытаний.
ИСККОН будет продолжать объяснять свою позицию по сложным философским вопросам. Отделившиеся от Общества организации, которые первоначально представлялись как филиалы Гаудия-матх, предлагают различающиеся в нюансах толкования учения Прабхупады. Хотя эти организации относительно малы по сравнению с ИСККОН, проповедуемые ими учения находят последователей. Однако более серьезная проблема, которую нам предстоит решить, Ч это интерпретация переводов авторитетных священных писаний и комментариев к ним по мере их публикации и распространения. Спор о происхождении души был лишь первым примером того, что может ожидать нас в будущем. Издательство Би-би-ти, выпускающее книги Прабхупады, изучает возможности создания группы авторитетных переводчиков, строго придерживающихся учения Прабхупады. И все же утверждения писаний настолько емки и широки (неважно даже, с какой тщательностью они переведены), что остаются неограниченные возможности для их толкований. Никакие меры предосторожности не позволят нам избежать различий во мнениях, о чем свидетельствует история любой религии.
Обзор ересей в этой небольшой статье подтверждает общеизвестную истину о том, что история повторяется. Все еретические вопросы, которые разрешал Прабхупада, пришлось разрешать еще раз, после его ухода. Трудно ожидать, что в будущем все будет иначе. Однако несомненно, что ИСККОН останется единым перед лицом любой новой проблемы.
Это статья в несколько сокращенном и измененном виде была прочитана как доклад на ежегодном заседании американской Академии религий в Новом Орлеане 24 ноября 1996 г. на секции лИСККОН через тридцать лет».

Литература * Bhaktivinoda, Kedaranath. 1983. (497 Gourabda) Essay on Nam Hatta. лSri Sri Godruma Kalpatavi.» Sri Mayapur, Nadia, W.Bengal: Nam Hatta Regional Office. * Bromley, David G. And Shinn, Larry D., ed.1989. Krishna Consciousness in the West. Toronto: Bucknell University Press. * Brooks, Charles R. 1989. The Hare Krishnas in India. * Princeton: Princeton University Press. * Daner, Francine Jeanne. 1976. The American Children of Krishna: A Study of the Hare Krishna Movement. Dallas: Holt, Rinehart, and Winston. * Dasa, Badrinarayan, Swami, Giridhari, and Swami, Umapati. 1997. Disciple of My Disciple: An Analysis of the Conversation of May 28, 1977. Unpublished (March). * Dasa, Drutakarma. 1994. Once We Were With Krishna. Unpublished manuscript. * Dasa, Hari Sauri. 1992. A Transcendental Diary. 3 vols. San Diego: HS Books. * Dasa, Ravindra Svarupa. 1994a. Cleaning House and Cleaning Hearts: Reform and Renewal in ISKCON. In Saunaka Rsi dasa (ed.), ISKCON Communications Journal. * Dasa, Ravindra Svarupa. 1994b The Next Step In The Expansion of ISKCON: Ending the Fratricidal War. Unpublished manuscript (November). * Dasa, Ravindra Svarupa. 1985a Reflections on Brahminical Management. Unpublished manuscript (June). * Dasa, Ravindra Svarupa. 1985b Under My Order: Reflection on the Guru in ISKCON. Unpublished manuscript (August). * Dasa, Ravindra Svarupa. 1985c Serving Srila PrabhupadaТs Will. Unpublished manuscript (September). * Dasa, Satyanarayana and Kundali. 1994. In Vaikuntha Not Even the Leaves Fall. Vrindavana: Jiva Institute of Vaisnava Studies. * De, Sushil Kumar. 1961. Early History of the Vaisnava Faith and Movement in Bengal. Calcutta: Calcutta Oriental Press Private Ltd. * Gelberg, S.J. (ed.) 1983. Hare Krishna, Hare Krishna. New York: Grove Press. * Goswami, Hrdayananda dasa, et al. 1996. Our Original Position. Stockholm: ISKCON GBC Press. * Goswami, Satsvarupa dasa. 1982-83. Srila Prabhupada-lilamrta. 6 vols. Los Angeles: Bhaktivedanta Book Trust. * Goswami, Tamal Krishna. 1977. Personal diary, hand-written, (February-November). * Goswami, Tamal Krishna. 1984.Servant of the Servant. Hong Kong: Bhaktivedanta Book Trust. * Goswami, Tamal Krishna. 1996. Book Review: Six Myths for Our Times, in Saunaka Rsi dasa (ed.), ISKCON Communications Journal * Governing Body Commission. 1995. Gurus and Initiation in ISKCON: Laws of ISKCON. Mayapur: GBC Press. * Judah, J.Stillson. 1974. Hare Krishna and the Counterculture. New York: John Wiley & Sons. * Kennedy, Melville T. 1993. The Caitanya Movement: A Study of Vaishnavism in Bengal. New Delhi: Munshiram Manoharlal Publishers Pvt. Ltd. * Levy, Leonard W. 1995. Blasphemy: Verbal Offense Against the Sacred, from Moses to Salman Rushdie. Chapel Hill: The University of North Carolina Press. * Pagels, Elaine. 1996. The Origin of Satan. New York: Vintage Books. * Prabhupada, A.C.Bhaktivedanta. 1970. Direction of Management July 28, 1970. Unpublished. * Prabhupada, A.C.Bhaktivedanta. 1974, 5. Sri Caitanya-caritamrta, 17 vols. Los Angeles: Bhaktivedanta Book Trust. * Prabhupada, A.C.Bhaktivedanta. 1986. Bhagavad-gita As It Is. Australia: Bhaktivedanta Book Trust. * Prabhupada, A.C.Bhaktivedanta. 1987. Letters from Srila Prabhupada, 5 vols. Culver City: The Vaisnava Institute. * Prabhupada, A.C.Bhaktivedanta. 1987. Srimad Bhagavatam. 12 cantos. Singapore: Bhaktivedanta Book Trust. * Prabhupada, A.C.Bhaktivedanta. 1990. Conversations With Srila Prabhupada. Los Angeles: Bhaktivedanta Book Trust. * Rochford, E.B. Jr. 1985. Hare Krishna in America. New Brunswick, NJ: Rutgers University Press. * Rochford, E.B. Jr. 1997. Leader Misconduct, Religious Authority, and the Development of the Hare Krishna Movement, in Anson Shupe, editor, Wolves Among the Fold. New Brunswick: Rutgers University Press. * Shinn, L.D. 1987. The Dark Lord: Cult Images and the Hare Krishnas In America. Philadelphia: The Westminster Press. * Swami, Jayadvaita. 1996a. Where the Rtvik People Are Right. Unpublished (January). * Shinn, L.D. 1996b. Where the Rtvik People Are Wrong. Unpublished (January). * Tyson, Joseph B. 1984. The New Testament and Early Christianity. New York: MacMillan Publishing Company.

Примечания

1) Бхактивинода Тхакур описал, как должна быть организована Нама-хатта как с богословской, так и с практической точки зрения. (См. Bhaktivinoda, 1983).
2) Сказано в разговоре с автором статьи в машине при возвращении с утренней прогулки на Шевиот-хиллс, Лос-Анджелес, в июле 1975 г. лДесять тысяч лет» Ч имеется в виду предсказание, согласно которому приход Чайтаньи открывает лзолотой век» продолжительностью в десять тысяч лет в пределах самого темного века Кали.
3) Шинн полагает, что проблемой была не преемственность. лГорячей темой для ИСККОН после смерти Прабхупады была не преемственность Ч учение традиционно передавалось по цепи, в которую позже включились не только те, кого он назначил, но и другие гуру. Проблема, скорее, была в том, как сохранить его личный авторитет в толковании писаний, определить курс Общества в будущем и разрешить личные и организационные проблемы». (Shinn, 1987, стр.50) Равиндра Сварупа соглашается с Шинном, если под лпреемственностью» понимать только вопросы посвящения новых учеников (хотя некоторые члены ИСККОН находят это спорным). В лБхагавад-гите» (4.1-4) ясно сформулирован принцип ученической преемственности, и Прабхупада подтверждает эту фундаментальную концепцию в своих наставлениях. Но, если считать, что лпреемник» должен стать духовным руководителем и лидером всей организации, в таком понимании кроется угроза раскола ИСККОН после смерти Прабхупады.
4) Из личного дневника автора (рукописного), запись 31 октября 1977 г. Это были Шриман Нараян, бывший губернатор штата Гуджарат и промышленник Рам Кришна Баджадж.
5) См. лSri Caitanya-caritamrta», Madhya-lila, 7.128 (Prabhupada, 1975).
6) В первый состав Джи-би-си входило двенадцать членов. Все они были мужчинами, инициированными учениками Прабхупады; все, кроме одного, были семейными людьми. Ныне в Джи-би-си 28 членов, по-прежнему все мужчины, но, в основном, это санньяси.
7) Шикха, которую оставляют вайшнавы, брея голову, служит знаком их отличия от буддистов и имперсоналистов школы Шанкары.
8) То же письмо к Брахмананде, что и в предыдущей цитате.
9) Инцидент с плевком произошел в октябре 1967 г. Прабхупада оценил реакцию своих учеников как лдостойную сожаления» и приказал отправить Киртанананде письмо с извинениями за их проступок. Он дал ясно понять, что запретил Киртанананде лишь проповедовать и читать лекции в храмах, но у него не было намерения изгонять его из общества.
10) Отказ Киртанананды Свами подчиниться Джи-би-си в конце концов привел к его исключению из ИСККОН в 1987 г.
11) К вопросу о лдемонизации» еретиков, см. книгу Э.Пагельса (E. Pagels 1996) лПроисхождение сатаны».
12) В июне-августе 1969 г. автор трижды видел у секретаря Прабхупады список учеников, озаглавленный буквами лG.B.», (сокращение Governing Body Ч Руководящий Совет). В то время мы были очень наивны и потому думали, что эти буквы означают заранее определенный список лиц, избранных для возвращения к Богу (Going Back to Godhead).
13) Подробное обсуждение значений термина ачарья см. в письме Прадьюмны даса к Сатсварупе Госвами от 7 августа 1978 г. (Даса, Р. С. 1985-б)
14) Как видно из письма, Прабхупада надеялся, что Джи-би-си будет придерживаться определенного порядка, хотя в то время не было строгих правил ведения заседаний. Позднее Джи-би-си принял несколько измененный вариант лПравил Роберта», который за несколько лет был скорректирован и стал соответствовать требованиям ИСККОН как духовной организации.
15) Транскрипты лкассет о назначении» от 28 мая 1977 г. и 8 июля 1977 г., а также письмо секретаря, обращенное ко всем членам Общества, можно найти в приложении к лХаре Кришна в Америке» (см. Rochford 1991: 283-6). Различные толкования этих кассет стали причиной горячих споров о том, хотел ли Прабхупада, чтобы избранные им преданные стали обычными гуру и инициировали учеников после его смерти или чтобы Прабхупада сам продолжал даже после смерти принимать учеников через их посредство.
16) (См. Rochford, лПричины духовного кризиса членов ИСККОН».) Хотя уход преданных из Общества был связан с целым рядом причин, основной причиной все же была их обеспокоенность положением дел в Обществе, выраженная в письме Прадьюмны.
17) Некоторые лидеры ИСККОН поспешили объявить Шридхара Махараджа врагом Общества особенно после того, как он начал давать повторные посвящения ученикам гуру ИСККОН. После многих лет разрыва официальных отношений Джи-би-си незадолго до смерти уже пожилого вайшнава направило к нему группу преданных, чтобы выразить свое сожаление о нанесенных оскорблениях.
18) Заседания 1987г. длились больше трех недель, поскольку действие обычных правил было прекращено и каждый член Джи-би-си (кроме вновь избранных) должен был представить комитету 50-ти отчет о своей деятельности и внесении корректив в него. Не все первые гуру смогли принять требуемые изменения. Годом раньше трое из них пали и с позором ушли из ИСККОН, видимо, боясь потерять престиж и влияние или просто ослабленные годами сумасбродства. Четвертый, Киртанананда Свами, а также его последователи были исключены из ИСККОН за нежелание принять новый порядок. Состав Джи-би-си увеличился на 15 человек. Пополнение влило в него новые силы.
Исключение из ИСККОН обычно подразумевает возможность восстановления в правах, когда человек станет вновь соответствовать определенным требованиям. Исключенный член ИСККОН не имеет права участвовать в его деятельности. Однако это не означает, что он не может духовно развиваться, практикуя сознание Кришны самостоятельно, хотя понятно, что его прогресс будет затруднен без общения с преданными. После своего исключения Киртанананда начал синкретические эксперименты, включив в вайшнавский обряд поклонения элементы христианства. Поскольку эти изменения были введены после исключения его и его общины из ИСККОН, Джи-би-си не обсуждал эти вопросы и, соответственно, его эксперименты не нашли отражения в данной статье.
19) В настоящее время число гуру выросло почти до ста. Были и другие изменения, направленные на то, чтобы укрепить центральное место Шрилы Прабхупады: только его вьяса-асана постоянно находится в каждом храме и ни один гуру не имеет права на людях именовать себя ачарей.
20) При первом разговоре о лназначении» в 1977 г. Прабхупада сказал автору статьи о будущем руководстве ИСККОН следующее: лНе кто-то один из вас, а все вы вместе».
21) Письмо, адресованное автору статьи, от 11 ноября 1996 г.
22) Недавняя официальная статья Джи-би-си лУченик моего ученика» (см. Dasa, B., et. al. 1997) показывает, что эта теория более правильна, чем теория посвящения по доверенности. В этой статье использованы материалы члена Джи-би-си санскритолога Хридаянанды даса Госвами: лВажно отметить, что таких терминов, как ритвик-гуру и ритвик- ачарья, просто не существует. Насколько я знаю, их нет ни в одном санскритском словаре или общепризнанном вайшнавском писании. Такого термина нет, потому что нет такой философской концепции. Другими словами, наши друзья предлагают нечто, чего не существует в ведической культуре. Это их главная беда». Чтобы не запутывать вопрос, мы будем применять только выражение лпосвящение по доверенности».
23) Постановление Джи-би-си №203.2 от 1996 г.
24) В 1996 г. еще два гуру отказались от своих учеников, признав свою неспособность хранить данные обеты. Один из них был Министром образования в Джи-би-си и пользовался в Обществе большим уважением. Их отставка подлила масло в огонь дебатов о лпосвящении по доверенности».
25) Письмо от 9 июля 1977 г., (неопубликованное).
26) Первая церемония брахманического посвящения была проведена в Бостоне в августе 1968 г., вторая Ч в Сан-Франциско в сентябре того же года.
27) Стандарты брахманического посвящения с годами постепенно повышались, хотя храмы, испытывающие недостаток в священнослужителях, иногда более свободно выдают рекомендации на второе посвящение.
28) Можно вспомнить, что в первом составе Джи-би-си вообще не было санньяси. Его лРуководство по управлению Обществом» так определяло их обязанности: лСанньяси должны ездить по различным центрам, чтобы проповедовать и просвещать преданных в этих центрах. Санньяси могут предлагать Джи-би-си открыть новые центры в подходящих городах, и Джи-би-си должно рассмотреть их просьбу.» (Prabhupada, 1970) Прабхупада сначала отводил санньяси иную роль, но действительность потребовала их участия в управлении Обществом. 29) Буддистский вариант этой истории можно найти в статье лГрязная дорога» под редакцией Пола Репса в книге лПлоть и кости Дзена: Сборник дзеновских и до-дзеновских работ» (Doubleday Company, NY: N.D. p.18).
30) Перевод текста лЧайтанья-чаритамриты», Мадхья-лила 8.128.
31) Прабхупада хотел быть уверенным в том, что полностью разрешил конфликт между грихастхами и санньяси. Он пригласил автора статьи, лидера главной группы санньяси, в свою комнату и приказал ему покинуть группу и отправиться проповедовать на Восток. Автор полагал, что поскольку его только что избрали Председателем Джи-би-си, лучше было послать туда кого-то другого, не входившего в Джи-би-си. лПочему не тебя?» Ч настаивал Прабхупада. лВсем вашим постановлениям пришел конец! Сначала резолюции, потом революции, потом разрушение Ч и никакого решения! Мне приходится руководить самому! Я даю вам немного власти, а вы создаете хаос! Джи-би-си нужен для того, чтобы решать проблемы, а не для того, чтобы их создавать... Я отнимаю у тебя все. Или ты поедешь, или просто сиди в Майяпуре и повторяй мантру!» (Dasa, Hari Sauri. 1992:том I:458). После этих слов я уж не пытался найти новые аргументы, а покорно склонил голову, повинуясь желанию гуру.
32) Выражения Расика-бхакти означает на преданность под знаком расы, вкуса. В статье этот термин используется как синоним спонтанной преданности (рагануга-бхакти), которая противопоставляется преданности, основанной на следовании правилам и ограничениям (вайдхи-бхакти).
33) Хотя влияние Нараяны Махараджа на преданных, живущих в храмах ИСККОН, незначительно, он привлек большое количество последователей среди независимых преданных, не подчиняющихся никому в ИСККОН. Его визит в Австралию повлиял на очень многих людей, которых разочаровали лидеры ИСККОН.
34) Постановление Джи-би-си № 79 от 1995. См. Goswami, H.d. 1996: 186-7)
35) Эта политика вынудила Джи-би-си иногда выбирать менее квалифицированных преданных для определенных поручений, что часто приводило к печальным последствиям.
36) Джи-би-си уже не первый раз пытается создать лнижнюю палату». Прошлый эксперимент, проводившийся около десяти лет назад, провалился. Но опытные преданные стареют, и это, а также возросшие обязанности, позволяют рассчитывать, что участие новых делегатов Джи-би-си будет продолжительным. Кроме того, один из учеников ученика Прабхупады был избран в 1996 г. лкандидатом в члены Джи-би-си», что обычно предваряет назначение действительным членом Джи-би-си.

Сомнения и уверенность в сознании Кришны Сухотра Свами

В этой статье Сухотра Свами обсуждает разные варианты подходов к приобретению знания. Он исследует этот феномен в категориях трех праман, признанных источников достоверного знания в традиции вайшнавов (пратьякша, анумана и шабда). Сухотра Свами объясняет, что в гносеологии вайшнавов шабда (слушание авторитетного человека) считается наилучшим способом обретения знания. Он рассматривает методы непосредственного восприятия и логической аргументации и предлагает интересный и остроумный анализ их ограниченности по сравнению с шабдой, источником безошибочного и трансцендентного знания. Статья представляет собой главу из книги Сухотры Свами лТень и реальность», перевод которой готовится к изданию.
лОткуда мне знать, что ты говоришь правду?» Этот вопрос задает сам и слышит от других любой мыслящий человек. Ведическая философия получает достоверное знание с помощью праманы.
Санскритское слово прамана обозначает те источники знания, которые считаются достоверными. В Брахма-Мадхва-Гаудия-сампрадае, школе ведического знания, которую представляет ИСККОН, существуют три праманы. Это пратьякша (непосредственное чувственное восприятие), анумана (разум) и шабда (авторитетное свидетельство). Из этих трех праман шабда является обязательной, тогда как пратьякша и анумана вспомогательными. Поэтому, когда преданного Кришны спрашивают о достоверности его веры, то он обычно ссылается на авторитеты: гуру (духовного учителя), шастры (ведические писания) и садху (других преданных, которые пользуются уважением за то, что претворяют в жизнь учение гуру и шастр).
Современные философские школы считают ссылки на авторитет не слишком надежным свидетельством. Этот вид доказательства принято обозначать латинской фразой ipse dixit (лОн сам сказал»), которую употребляли ученики древнегреческого мудреца, отвечая на вопрос человека, сомневающегося в истинности учения, которого они придерживались. Для современных мыслителей проблема с доказательством ipse dixit заключается в том, что оно подтверждается лишь словами, а сами по себе слова ничего не доказывают.

Люси в Нарнии

Трудности, возникающие у современных людей при использовании такого доказательства, как ipse dixit, иллюстрирует книга К. С. Льюиса лХроники Нарнии». С Люси, младшей из четверых детей, гостящих в большом, необычном доме старого профессора, приключилась удивительная история. Войдя в платяной шкаф, она попала в другой мир, называемый Нарнией. Когда, возвратившись оттуда, Люси рассказала о своих приключениях брату и сестре, те пришли к выводу, что все это плод ее фантазии. Наконец дети обратились к авторитетному лицу, профессору. Люси не лгунья и не сумасшедшая, заявил он, значит, она говорит правду. Однако брат Люси, Питер, все же не может ей поверить. Он обосновывает свою точку зрения тем, что другие дети никогда не попадали в другую страну из шкафа. лНу и что с того?» Ч спрашивает профессор. лНо ведь если что-то существует на самом деле, оно существует всегда?» Ч лВсегда ли?» Ч лНеужели вы и вправду считаете, Ч спрашивает Питер, Ч что существуют другие миры, совсем рядом, например, в шкафу?» Ч лВ этом нет ничего невероятного», Ч отвечает профессор.1
Возможно, Питер прав, полагая, что у его сестры просто разыгралось воображение. А что касается лавторитета», то не исключено, что профессор впал в детство.
На первый взгляд, фантазия Люси кажется, сродни ведическому описанию других миров. Веды были изложены мудрецом Брахмой после того, как он узрел трансцендентный мир, называемый Вайкунтхой, который почитается царством Бога. Для современного образованного человека авторитет мудреца Брахмы не является доказательством существования Вайкунтхи, как и авторитет профессора не доказывает существования Нарнии. Современный взгляд на эту проблему выражает другое латинское выражение: de omnibus dubitandum Ч лвсе подвергай сомнению». Оно принадлежит Рене Декарту (1596-1650), которого часто называют отцом современной философии.
Путешествуя за пределами родной Франции, блестяще образованный Декарт стал задаваться вопросом о том, знает ли он вообще что-нибудь? Он сомневался в том, что он воспринимал с помощью чувств. Он сомневался в авторитете ipse dixit, то есть в авторитете греческих классиков, которых изучал. В результате этого сомнения у него появилась уверенность в своем собственном существовании, которую он выразил в знаменитом изречении cogito ergo sum Ч лмыслю, следовательно, существую». Английский философ А. Д. Айер (1910-1989) замечает по этому поводу:
лЯ не могу сомневаться в утверждении Дя мыслюУ именно по той причине, что мое сомнение уже подразумевает его истинность, и по той же причине я не могу сомневаться в том, что я существую».2

Современный метод познания

Итак, сомнение для Декарта является чем-то несомненным и непосредственно данным. Он подвергал сомнению каждый шаг на пути к познанию внешнего мира, ставя под вопрос как данные чувственного опыта, так и учения авторитетов прошлого. Современным людям этот метод кажется весьма разумным, однако в свое время он предполагал самый радикальный отказ от философских традиций средневековья. Метод Декарта, основанный на систематическом сомнении, положил начало современным представлениям о знании как о том, что лвырабатывается», а не получено из чьих-то рук.
А теперь, как бы Декарт поступил с рассказом Люси о Нарнии? Вот что он сам писал в одном из своих произведений:
л...ищущие верного пути к истине не должны заниматься исследованием таких вещей, о которых они не могут иметь знаний столь же достоверных, как арифметические и геометрические доказательства».3
Иными словами, реальность существования какой-либо вещи должна быть подтверждения системой логических доказательств (анумана), чем-то вроде геометрии. Люси недостаточно просто видеть Нарнию (пратьякша) или иметь авторитетное подтверждение того, что она увидела (шабда). Если анумана это подтверждает, значит, Нарния существует, даже если Питер не может ее видеть или ничего не учил о ней в школе. Если анумана этого не подтверждает, значит Нарнии не существует, вне зависимости от того, что видела Люси или говорил профессор.
По словам физика Поля Дэвиса, созданный Декартом метод аналитической геометрии является предтечей современной теоретической физики, которая также отдает предпочтение анумане, по сравнению с шабдой или пратьякшей.4 Подобно Декарту, современные физики в своем решении о том, что реально, а что нет, полагаются на систему математической логики. И, подобно Декарту, они утверждают, что математическое доказательство играет более важную роль, чем непосредственное восприятие. Известная поговорка лувидеть Ч значит поверить» устарела. Нельзя увидеть кварки, черные дыры и многое другое, однако расчеты доказывают, что они существуют. Следовательно, в их существовании не приходится сомневаться.

Квантовая Нарния

Как многим из нас известно из научно-популярных журналов и книг, квантовая теория предполагает существование так называемых лальтернативных миров», оказывающих влияние на наш мир.5 Предположим, Люси, вместо того, чтобы просто заявить о том, что она видела Нарнию, говорит своим брату и сестре: лФизики утверждают, что структура всего сущего подчиняется математическим законам. Они также утверждают, что в математических измерениях существует бесконечное множество других миров. Учитывая бесконечное число возможностей, я заявляю, что один из этих параллельных миров называется Нарнией». Профессор подтверждает, что она права. Но Питер возражает: лНеужели вы и вправду думаете, что другие миры могут существовать совсем рядом, например, в шкафу?» Ч лНет ничего более вероятного,» Ч отвечает профессор.
лПитер, Ч вступает в разговор Люси. Ч Ты должен внимательно отнестись к словам профессора. Это не сказки. Это наука. Ты справедливо сомневался, когда в первый раз услышал от меня рассказ о Нарнии. Но добавь немного физики, и ты увидишь все в другом свете. Мы столько слышали о причудливом квантовом мире, что в середине девяностых годов смешно сомневаться в том, что Нарния существует».
Сегодня многие образованные люди склонны согласиться с Люси. Но у Питера рассказ о Нарнии, приправленный цитатами из квантовой механики, по-прежнему не вызывает доверия. На это есть свои причины.
лДаже если я скажу, что верю тебе, я все равно не увижу Нарнию своими глазами. Специалисты по квантовой физике утверждают, что альтернативные миры совершенно не связаны друг с другом. Сообщение между ними невозможно. Человек не может покинуть один мир и посетить другой, мы даже не можем хотя бы одним глазком взглянуть на жизнь в других мирах.6 Ты не только не можешь показать мне Нарнию, ты даже не можешь предоставить мне убедительное основание для того, чтобы я поверил в ее существование, потому что я как ребенок никогда не смогу разработать математическую науку сам. Выходит, вы подсовываете мне то же старое доказательство ipse dixit, что и раньше!»
лУспокойся, Питер, Ч терпеливо произносит профессор, голос которого звучит по-отечески тепло. Ч Первоначально в рассказе Люси единственным свидетельством существования Нарнии было ее непосредственное восприятие. Мы не можем ему доверять, потому что людям свойственно ошибаться. Но разум совершеннее чувственного восприятия. Таким образом, квантовое объяснение Ч это свидетельство более высшего уровня. Поскольку твое восприятие также не заслуживает доверия, ты не имеешь права апеллировать к нему, чтобы оспорить логику и разум. Даже если ты не в состоянии понять квантовый метод, он обладает собственным авторитетом, отличным от доказательства ipse dixit».
лВы говорите мне, что квантовая Нарния обладает авторитетом непреложной истины?»
лПитер, я только сказал, что нет ничего более вероятного. Я не гарантировал истинности этого утверждения. Дело в том, что научная логика имеет собственный авторитет, который заслуживает того, чтобы к ней прислушивались и ей следовали, молодой человек».
лРазумеется, сэр, научная логика стоит на более высокой ступени развития, чем слова маленькой девочки, но мне кажется, что вы упускаете из вида одно важное обстоятельство. Если мы просто верим в научные теории, не проверяя их истинности, то мы наделяем ученных авторитетом лхранителей истины», а не просто теоретически допускаем их правоту. Теоретический авторитет означает, что я просто слушаю ваши доказательства, оставляя последнее слово за собой. Но авторитет лхранителя истины» предполагает, что вы сообщаете реальные факты, которые я, как школьник, должен безоговорочно принимать, если я хочу приобрести знания. Вы признаете, что не можете гарантировать истинность вашего рассказа о Нарнии. У нас нет прямых доказательств того, что Нарния существует на самом деле. Однако вы ждете от меня признания за вами авторитета лхранителя истины». Но как я могу быть уверен в том, что вы говорите правду?»

Самоочевидный авторитет

Итак, Питер и профессор разошлись в вопросе о том, является ли свидетельство логики авторитетным. Позиция профессора заключается в том, что если какое-либо утверждение опирается на научную логику (которая, по его собственному признанию, не всегда соответствует истине), то оно является авторитетным и должно быть принято за истину. Питер возражает, что сама по себе логика не является достоверным свидетельством истины. Он обвиняет профессора и современную науку в том, что они заставляют школьников верить их теориям о тех вещах, которых они не видят (как, например, Нарнию), то есть, по сути, признавать авторитет ipse dixit, который отвергал Декарт.
Возражения Питера по поводу авторитета логики вполне резонны. Серьезная проблема заключается в том, что претензии научных систем на истинность лежат вне компетенции логики. Почему, например, профессор утверждает, что логический метод более достоверен? Профессор сам признает, что логика не гарантирует истины. Он оперирует категориями вероятности. Но если логика не гарантирует истины, то как мы можем утверждать даже вероятность истины? Выходит, доводы профессора, касающиеся логической достоверности знания, не основаны на логике.7
Но если его доводы в пользу авторитета логики не основаны на логике, то значит, он не открыт для дискуссии, а просто молитвенно возглашает с кафедры: лЛогика является авторитетом, потому что я так говорю». Тогда почему мы должны ему верить? Такова суть возражений Питера. Точно так же доказательство, основанное на авторитете чувственного опыта (пратьякши), не может быть признано достоверным на основании данных чувственного опыта. Наши чувства ограничены. Они не могут доказать, что за пределами нашего восприятия ничего нет. На каком основании я могу утверждать, что существует лишь то, что доступно моему восприятию? Исходя из опыта моего грубого ля»?
Подобно Питеру, ведическая наука о знанании (гносеология) различает авторитет логики и авторитет лхранителя истины» (шабды). Слово шабда означает лзвук», но авторитетным свидетельством в Ведах признается шабда-брахма, духовный звук. Сам по себе он относится к совершенно иной категории, чем анумана (логика) и пратьякша (непосредственное восприятие). В отличие от обычного звука, духовный звук является сватах-праманой. Это означает, что его авторитет самоочевиден, а не должен быть доказан с помощью другой праманы. лШримад-Бхагаватам» (6.3.19) указывает на существенное различие между речью, обладающей самоочевидным авторитетом, и речью, которая им не обладает:

дхармам ту сакшад бхагават-пранитам на ваи видур ришайо напи девах на сидха-мукхйа асура манушйах куто ну видйадхара-чаранйадайах

Авторитетными религиозными законами (дхармой) являются законы, провозглашенные Самим Богом. Даже великие мудрецы с высших планет не могут утвердить истинных законов религии, как не могут их утвердить полубоги или обитатели Сиддхалоки, не говоря уже об асурах, обычных людях, видьядхарах и чаранах.
То, что провозглашает Кришна, Верховная Личность Бога, имеет непреложный авторитет истины, ибо Сам Кришна является Высшей Истиной, парам брахманом. Поэтому в лБхагавад-гите» (10.12-13) говорится, что великие мудрецы Нарада, Асита, Девала и Вьяса лподтверждают» эту истину. Это не означает, что истина, провозглашенная Кришной, нуждается в подтверждении. Скорее, мудрецы, повторяя то, что сказал Кришна, подтверждают, что им известна истина. Поэтому Веды также признают свидетельства этих мудрецов авторитетными и неизменно истинными, ибо в их основе лежит авторитет Кришны. Во всем остальном мудрецы, полубоги, ангелы, люди и демоны не имеют самоочевидного авторитета.
Подобно этому чувственный опыт и логика также не имеют самоочевидного авторитета, они подчинены авторитету шабды. Например, с помощью чувственного восприятия я убеждаюсь в том, что люди умирают. Разум заставляет меня задать вопрос, все ли люди, включая и меня, смертны. Однако мои чувства и ум не могут ответить на этот вопрос однозначно. Я должен обратиться к авторитетным свидетельствам. После того, как я узнаю, что все люди, и я в том числе, смертны, мой разум вынуждает меня спросить: лКакой смысл в такой жизни?» Но, как и прежде, ни чувства, ни ум не могут дать мне достоверный ответ. Этим авторитетом обладает только шабда.
Анумана может помочь нам подвести рациональную основу под веру в другие миры, как это делает квантовая физика. Однако с помощью одной логики мы не способны с полной достоверностью постичь иные миры даже в другом материальном измерении, не говоря уже о трансцендентных мирах в духовном измерении (духовный мир Вайкунтхи). Духовное измерение становится самоочевидным только посредством шабды, чистого ведического звука, исходящего от Кришны и Его авторитетных представителей.
Однако звук, исходящий от человека, который не обладает самоочевидным авторитетом, восходящим к Кришне, но приобрел его с помощью пратьякши и ануманы, не является шабдой. Свидетельства такого человека недостоверны. Но они тоже составляют часть знания. Отличить достоверное от недостоверного лучше всего на конкретных примерах. Чтобы продемонстрировать недостоверность материального знания, мы в этой книге* будем часто цитировать высказывания тех людей, которые пользуются лземным авторитетом».

Проблемы самореферентной логики
Но не демонстрируем ли мы, приверженцы ведической философии, свою ограниченность, всякий раз прибегая к шабде при проверке знания на достоверность? Есть ли что-нибудь более сомнительное, чем апелляция к самоочевидному авторитету? Да, есть: опровержение принципа самоочевидного авторитета. В сущности, я не могу сомневаться в существовании самоочевидного авторитета потому, что мое сомнение само по себе подразумевает, что я принимаю в качестве самоочевидного авторитета само сомнение (ануману).
Центральная тема философии Декарта, так называемый картезианский принцип, сводится к тому, что ум, обращаясь лишь к самому себе, приходит к фундаментальным достоверным выводам о бытии: существую я, существует Бог, а геометрическая логика по самой своей природе выше всех других видов знания. В наши дни среди философов модно отрицать аргументы Декарта, касающиеся души и Бога, считая их пережитком его христианского воспитания. Однако на Западе до сих пор признают главный принцип картезианской философии: ум, решая вопрос о том, что истинно, а что ложно, является единственным авторитетом для самого себя. Если истину можно познать лишь систематически подвергая все сомнению, тогда и впрямь de omnibus dubitandum Ч лсомнение есть все». Но что возможно достоверно узнать с помощью одного сомнения?
Декарт попытался доказать, что с помощью сомнения возможно получить достоверное знание, не обращаясь к другим источникам. Он отождествил мысль (лЯ мыслю») с самим собой (лследовательно, существую»). Для христианина, каковым он был, слова ля существую» означают: я Ч это вечная душа, которая отличается от материи именно тем, что мыслит. Это нефизическое тождество и стало для него основой достоверности, на которой была построена лнеопровержимая» картезианская система. Однако на самом деле это суждение с достоверностью утверждает одно: лЯ сейчас мыслю, следовательно, я сейчас существую». Наше ля» не всегда мыслит. Порой оно бывает совершенно бессознательным, как, например, во время сна без сновидений. Если мышление составляет природу ля» и если оно присутствует не всегда, то отсюда не следует, что ля» существует всегда. Суждение лмыслю, следовательно, существую» не менее и не более обоснованно, чем суждение ля сплю, следовательно, не существую». Таким образом анумана соотносясь только с собой, не может установить достоверную основу вечного существования Ч или несуществования.
Вторая проблема самореферентной логики ведет к парадоксу. Каждый, кто регулярно пользовался компьютером, сталкивался с тем, что иногда он лзависает», то есть, перестает функционировать и не может выполнять очередных команд. Единственный выход в подобном случае Ч заново лзагрузить» систему. Компьютер лзависает», попав в логическую петлю, из которой он не может выбраться. Точно так же наш ум соскальзывает в логическую петлю, когда мы переходим к рассмотрению главного тезиса Декарта: лвсе есть сомнение». Если это утверждение истинно, то оно ложно, потому что не оставляет никаких сомнений относительно природы всего. Но если оно ложно, то оно истинно, потому что его ложность еще раз вызывает сомнение во всем. И снова, если оно истинно, то оно ложно, и если ложно, то истинно... и так без конца. Из этой ловушки нам не выбраться, потому что логика этого суждения отсылает нас только к себе самой. Отсюда вытекает, что осмысленная логика должна опираться на истину, находящуюся за ее пределами, Ч вспомним о том, что лзависание» компьютера способен ликвидировать только оператор, находящийся вовне. Следовательно, истина есть нечто находящееся за пределами логики (ануманы).
Третья проблема заключается в том, что сам Декарт не смог последовательно придерживаться принципа самодостаточности разума. Чтобы подтвердить свои теории, он проводил эксперименты, то есть обращался за помощью к наблюдению (пратьякше).

Я не есть мой ум

Намерения Декарта были благими. Своим изречением лмыслю, следовательно, существую» он предлагал каждому простой метод самопознания, который, по его мнению, удостоверял нашу тождественность душе. Он надеялся, что его метод логического анализа поставит религию на рациональное основание. К сожалению, его метод не ведет к самопознанию, потому что путает душу с умом.
Ведическая шабда открывает истины, которые не в силах постичь замкнутый на себе ум. Одна из таких истин состоит в том, что ум Ч это тонкая материальная оболочка сознания, нечто вроде дыма, окутывающего пламя, которое горит нечисто. Пламя можно сравнить с душой, потому что пламя распространяет свет, как душа распространяет сознание. Коптящее пламя подобно душе, находящейся во власти майи, душе, забывшей о Кришне, или Боге. Из души, находящейся во власти майи, подобно дыму, поднимающемуся над пламенем, возникает ум. Дым и пламя Ч это тесно связанные, но противоположные качества. Пламя дает свет, тогда как дым его затемняет.
Ум на санскрите называется чанчала, что значит лнеустойчивый». Порой он бодрствует. Порой дремлет. Порой пребывает в глубоком сне без сновидений. Когда свет самопознания затемнен, бодрствование, дремота и глубокий сон вводят сознание в заблуждение. И поэтому мы делаем такие ложные высказывания, как: ля сплю», лпрошлой ночью я дремал», ля был без сознания» и т.д. Но все это время пламя нашего ля», душа, вечно горит, несмотря на дым, застилающий свет этого пламени. Неустойчивый ум бывает увлечен внешними чувственными впечатлениями. Душа, соблазняемая умом и чувствами, направляет свое внимание на вечно меняющийся материальный мир. А извращенное сознание приводит в движение колесо рождений и смертей, самсара-чакру.
Ум получает ложную информацию от несовершенных чувств. Введенный в заблуждение недостоверными данными чувственного опыта ум совершает ошибки. Когда, несмотря на это, мы упорно продолжаем думать, что обладаем неопровержимым знанием, мы вводим себя в обман. Предположим, мы с вами условились (на основании математической логики, которую считал неоспоримой Декарт), что лодин плюс один равняется двум» Ц непререкаемый факт. Мы создаем философскую школу лВерных последователей двойки». Мы бросаем вызов другим школам, которые смеют в этом сомневаться. Проигравшие должны отдать победителю все деньги из своего бумажника, кроме одной банкноты. Вызов принимает последователь школы лОдин на один». Он с помощью пипетки помещает каплю воды на плоскую стеклянную поверхность, а затем осторожно добавляет еще каплю. К нашему огромному удивлению результат не равняется двум каплям. Мы проиграли, обманутые чувствами и умом. После того, как мы с вами отдали свои деньги, у меня в бумажнике остается один доллар, а у вас банкнота в десять долларов. Объединяя наши фонды, мы впадаем в серьезное философское противоречие. Мои чувства говорят мне, что у нас две банкноты, но ваш ум говорит вам, что у нас одиннадцать долларов. Между нами разгорается спор. Я кричу: лВерь свои глазам! Две!» Вы кричите в ответ: лВерь своему уму! Одиннадцать!» Проклиная друг друга, мы распускаем нашу школу.

Можно ли доверять шабде?

Спор о двух банкнотах не просто шутка, позволившая читателям немного отдохнуть от гносеологии. Трения между рационалистами (теми, кто доверяет своему уму, то есть логике) и эмпириками (теми, кто доверяет своим глазам, то есть чувствам) были предметом философских споров, начиная с классических времен. Подобно оставленным без присмотра детям, пратьякша и анумана ссорятся между собой, пока отсутствует их авторитетный отец Ч прамана, ведическая шабда.
Как упоминалось выше, физики-теоретики вслед за Декартом отдают анумане предпочтение перед практьякшей. Они хотят построить Теорию единого поля, математическую формулу, дающую такое краткое объяснение вселенной, что ее можно было бы написать на футболке. Все это очень увлекательно, однако никто не знает, какое отношение эта формула имеет к реальности. лОдна теория надстраивается над другой. Мы не можем избавиться от подозрения, что, возможно, строим очень недолговечный карточный домик».8
К сожалению, ведическую шабда-праману принято считать чем-то вроде авторитета ipse dixit, против которого выступал Декарт. Поэтому интеллектуалы по-прежнему предпочитают шабде ануману, хотя она далеко не безупречна. Однако существует три простых стандартных правила семантики (науки о лингвистической коммуникации), предлагающих метод, с помощью которого можно убедиться, что шабда не сводится к пустым словам. Эти правила, признанные в современном контексте лразумными», в ведическом контексте действовали всегда. Если мне нужно узнать, действительно ли то или иное утверждение является истинным, я должен:
1) знать, что означает данное утверждение;
2) знать, как его проверить;
3) иметь надежные свидетельства, доказывающие его истинность.9
Во-первых, чтобы узнать, что означает данное утверждение, я должен владеть соответствующей терминологией и разбираться в данной области знания. Например, я не могу знать, что означают слова лнедетерминистический», лполиномный» и т. д., если являюсь специалистом по плетению корзин, садоводству или френологии. В данном случае подходящей дисциплиной является комбинаторика, наука о сложных логических проблемах. Подобно этому, если я хочу узнать, что означает высказывание лшабда Ч это звуковое воплощение Кришны», я должен принять систему обучения (парампару), через которую передается шабда.
Во-вторых, я проверяю утверждение лшабда Ч это звуковое воплощение Кришны», обращаясь к трем источникам шабды, признаваемым парампарой: гуру, шастрам и садху. Если я читаю это утверждение в шастрах, я обращаюсь за подтверждением к гуру и садху. Если я слышу его от гуру, я обращаюсь за подтверждением к шастрам и садху, а если я слышу его от садху, то обращаюсь к шастрам и гуру. Когда же я действительно следую шабде, истинность этого утверждения подтверждает Сам Господь Кришна, источник всех знаний, находящийся в моем сердце.
В-третьих, существует еще одно убедительное свидетельство, подтверждающее истинность слов: лшабда Ч это звуковое воплощение Кришны». Человек, признавший авторитет ума и чувств, ограничен ими и, значит, ограничен своим невежеством. Для низших живых существ подобное невежество естественно, однако, для человека Ч это порок, порождающий порок. Звук ipse dixit не способен освободить человека от порочных требований ума и чувств. Шабда, понятая и подтвержденная согласно двум предыдущим правилам, преображает того, кто ее слышит, тогда как звук ipse dixit не способен на это. Шрила Прабхупада пишет в лБхагавад-гите как она есть»:
Совершенное знание, полученное от Верховной Личности Бога, есть путь к освобождению.10
У преданных, вставших на этот путь, освобождение сознания от диктата ума и чувств, от невежества и порока самоочевидно. Непосредственный опыт очистительной силы шабды убеждает преданного в ее авторитете. В конце пути освобождения, пути слушания ведической шабды, Кришна открывает себя как Абсолютное Знание, Абсолютный Познающий и Абсолютный Объект Познания. Это состояние полного постижения истины называется сознанием Кришны.
Наш разговор подходит к концу, однако, у нас остаются невыясненными по меньшей мере два вопроса: лКаким образом шабда может руководить пратьякшей и ануманой?», а также лКаким образом шабда непосредственно открывает нам трансцендентные миры духовного измерения?» Эти и другие вопросы мы рассмотрим в следующих главах.

Примечания 1. Цитируется по книге: Kitty Ferguson. The Fire in the Equations, 1994, p. 253-254. 2. A.J. Ayer. The Problem of Knowledge, 1956, p. 45. 3. Рене Декарт. лПравила для руководства разумом». 4. Paul Davies. The Mind of God, 1992, p. 166. 5. Paul Davies. Other Worlds, 1988, p. 67. 6. Paul Davies. Other Worlds, 1988, p. 137. 7. В самом ли деле позиция профессора представляет современную науку? Нет ли у ученых более убедительных аргументов, чем признание за логикой права авторитетного доказательства? В книге Китти Фергюсон (The Fire in the Equations, p. 21) приводятся слова Стивена Хокинга о том, что квантовая теория имеет дело с тем, лчего мы не знаем и не можем предсказать». В связи с этим Фергюсон замечает: лПо общему мнению, наука ничего не может ДдоказатьУ» Ч (с. 26).

Великий философ и математик Бертран Рассел (1872-1970) писал по поводу того, что он называл лзнанием о вселенной в целом»: лПредлагаемые доказательства, согласно которым по законам логики такие-то и такие-то вещи должны существовать, а такие-то не должны, не выдерживают серьезной критики» (лProblems of Philosophy», 1912, p. 82). Однако, несмотря на это, студенты всего мира должны сдавать экзамены по теориям, недоказанность которых признают сами ученые. Почему? Ответ заключается в том, что теория принимается не потому, что достоверность ее доказана, а потому что ее никто не сумел опровергнуть. лВ лучшем случае о теории можно сказать, что ее еще никто не опроверг» (К. Ferguson, p. 26). Этот принцип лежит в основе современного научного знания.
По иронии судьбы, этот же принцип в классической философии считался порочным. Мы имеем в виду argumentum ad ignorantium Ч так называемый ларгумент к незнанию», рассчитанный на невежество убеждаемого. С помощью этого аргумента заключение об истинности какого-либо высказывания делалось на основании того, что никто не мог доказать его ложность, и наоборот, заключение о ложности делалось на основании того, что никто не мог доказать его истинность. Такой аргумент считался не имеющим силы.
8. Kitty Ferguson. The Fire in the Equations, 1994, p. 65.
9. John Wilson. Language and Pursuit of Truth, 1960, p. 76.
10. Шрила Прабхупада. лБхагавад-гита как она есть», комментаий к стиху 4.36.

Преданный и Божество или теология персонализма в действии Равиндра Сварупа дас

В июле 1973 года на первой полосе лондонской лГардиан» была помещена фотография деревянной колесницы, напоминающей те, на которых во время ежегодного шествия, испокон веков проводимого в Джаганнатха Пури (штат Орисса), везут божественные изваяния Джаганнатха, Баладевы и Субхадры. Но на этот раз высокий, покрытый тканью купол колесницы вырисовывался на фоне хорошо знакомого лондонского пейзажа. Заголовок гласил: лРатха-ятра ИСККОН соперничает с колонной Нельсона на Трафальгарской площади».
Эта фотография, на мой взгляд, довольно точно символизирует историческую метаморфозу, свидетелями которой мы время от времени становимся, когда оковы колониального режима со временем становятся своего рода проводником, с помощью которого культура порабощенного народа вторгается в культуру колонизаторов. В свое время поездка на фестиваль колесниц в далекую, экзотическую Ориссу считалась чуть ли не обязанностью каждого христианского путешественника. Их ледянящие кровь описания были призваны пробудить в набожном читателе чувство негодования в отношении действа, которое расценивалось как лживой пример идолопоклонства во всей его варварской помпезности».1 Кому в ту пору могло прийти в голову, что тот же самый фестиваль спустя некоторое время будет проводиться в самом сердце бывшей империи?
В наши дни преданные Джаганнатхи с Запада ежегодно проводят фестивали Ратха-ятры в крупнейших городах Европы и Америки, наглядно демонстрируя тот факт, что это поклонение изваянию Бога с успехом привилось в странах Запада. Каким же чудом это поклонение, прежде казавшееся людям Запада, воспитанным в духе иудео-христианской традиции, столь чуждым и отталкивающим, стало настолько привлекательным и близким их сердцу, что многие из них приняли его всей душой?
Не буду скрывать, я принадлежу к их числу. Я вступил в Международное общество сознания Кришны в 1971, году будучи еще студентом факультета религиоведения Темплского университета. Годом позже, когда я стал президентом филадельфийского храма Общества, мне представилась возможность установить Божества2 Джаганнатхи в храме и провести первый фестиваль Ратха-ятры на восточном побережье Соединенных Штатов. Такова, вкратце, исповедь американского лязычника».
Международное общество сознания Кришны (сокр. ИСККОН), известное также под именем Движения лХаре Кришна», представляет собой современное продолжение духовной традиции гаудия-вайшнавизма, и именно ачарья-основатель ИСККОН Его Божественная Милость А. Ч. Бхактиведанта Свами Прабхупада ввел и прочно укрепил в странах Запада поклонение Божествам. Запад повидал многих эмиссаров традиций индуизма, приезжавших туда и до и после Шрилы Прабхупады. Их проповедь состояла преимущественно из философских рассуждений на духовные темы в рамках монистической философии адвайта-веданты. Они делали упор на йогических упражнениях и медитации, не уделяя особого внимания ритуалу как таковому, либо же вовсе отрицая его, и полностью перенимали западный образ жизни. Однако Прабхупада в своем стремлении пересадить традиции бхакти на новую почву, выбрал принципиально иной подход, и вскоре ИСККОН на удивление всем расцвел во всем своем диковинном великолепии: этакий уголок средневековой Индии прямо посреди современной Америки.3 Люди, впервые посещавшие храм или сталкивавшиеся на улице с процессией Ратха-ятры, погружались в совершенно иной мир, их уносил с собой ошеломляющий поток ощущений: воздух наполняли голоса поющих, барабанные ритмы, звон ручных тарелочек и колокольчиков, в то время как преданные в развевающихся одеждах танцевали перед богато убранными Божествами, которых украшали драгоценности и гирлянды, и все вокруг было напоено густым ароматом благовоний и цветов. Для жителя Запада вполне естественно задаться вопросом, почему преданные придают такое большое значение внешней стороне, что общего с духовным имеет этот поток внешних ощущений? Зачем человеку, воспитанному в одной культуре, перенимать внешние атрибуты другой? Что толкает их на это?
Причина, по которой, Шриле Прабхупаде удалось сделать то, чего не смог сделать ни один индийский проповедник на Западе, кроется в уникальной природе бхакти. Шрила Прабхупада принес с собой и дал людям не просто некую философскую систему или отдельные аспекты традиции, но целую духовную культуру, доступную для каждого и охватывающую все стороны жизни. Традиция бхакти, какой он принес ее на Запад, была призвана полностью, без остатка одухотворить жизнь человека. И именно с этой целью в ИСККОН было введено поклонение Божествам в храме (арчана) Ч одна из наиболее важных составляющих бхакти.
Истоки уникальной духовной традиции гаудия-вайшнавизма связаны с именем Шри Чайтаньи Махапрабху (1486-1534), родившимся в Бенгалии. Хотя сам Чайтанья оставил после себя лишь несколько стихов, его ближайшие ученики по его указанию написали многочисленные книги, в которых подробно изложили его учение. Во главе их стояли братья Санатана Госвами и Рупа Госвами, которые прежде занимали министерские посты в правительстве Хуссейн Шаха. К Рупе и Санатане впоследствии присоединились еще четверо санньяси, последователей Чайтаньи: Джива, Гопала Батта, Рагхунатха Даса и Рагхунатха Батта. Труды этих шести госвами Вриндавана вместе с биографией Чайтаньи, написанной на бенгальском языке их учеником Кавираждей Госвами, являются каноническими текстами гаудия-вайшнавизма. Важные труды по теологии были написаны также Вишванатхой Чакраварти и Баладевой Видьябхушаной, жившими в XVIII веке. Перу последнего принадлежит лГовинда-бхашья», общепризнанный комментарий гаудия-вайшнавов к лВеданта-сутре».
Уже в XIX веке Бхактивинода Тхакур (1838-1914) вынашивал планы проповеди учения гаудия-вайшнавизма в странах Запада. Он получил западное образование и стал первым ачарьей, писавшим на английском языке. Бхактивинода Тхакур видел, что в учении гаудия-вайшнавов заложены возможности универсальной религии. Исполняя обязанности мирового судьи при британском магистрате штата Орисса, он написал около 100 книг, в которых подробно объяснил учение Чайтаньи. Бхактивинода Тхакур всеми силами старался возродить в гаудия-вайшнавизме дух проповеди, надеясь, что в один прекрасный день это учение выйдет за пределы Индии. Эти попытки были продолжены его сыном Бхактисиддхантой Сарасвати (1874-1937), который создал миссионерскую организацию лГаудияа-матх», насчитывавшую более 60 храмов по всей Индии. В 30-е годы нашего столетия он посылал проповедников-санньяси в Лондон и Берлин, однако они не добились там ощутимых успехов. Лишь позже одному из его учеников удалось оправдать ожидания Бхактивиноды Тхакура. Им стал А. Ч. Бхактиведанта Свами Прабхупада, основатель ИСККОН.
В своем стремлении принести движение Чайтаньи на Запад, Прабхупада очень многое позаимствовал у предшественников. По образцу лГаудия-матха» была создана организационная структура ИСККОН, и, подобно Бхактисиддханте, в проповеди он главным образом опирался на распространение книг. В своих произведениях Прабхупада старался раскрыть и передать западному читателю все богатство философского и духовного наследия гаудия-вайшнавизма. В основу его комментариев к лБхагавад-гите» легли труды Баладевы Видьябхушаны, а комментарии к лШримад-Бхагаватам» были составлены им на материале комментариев Санатаны Госвами, Дживы Госвами, Вишванатхи Чакраварти и Баладевы Видьябхушаны.
В учении Чайтаньи, которое Прабхупада усвоил от своих предшественников и принес на Запад, особое внимание уделяется повторению святых имен Бога (прежде всего в виде мантры Харе Кришна) как единственному действенному методу обретения освобождения в этот век. Тем не менее все учителя прошлого большое значение придавали также и практике арчана. Шесть Госвами Вриндавана, помимо проповеди и литературной деятельности, возводили храмы, устанавливали в них Божества и проводили пышные обряды поклонения им. Позже Бхактисиддханта делал то же самое. Когда Прабхупада только начинал проповедовать философию сознания Кришны в Америке, его последователи просто повторяли мантру Харе Кришна, однако позже, сочтя, что его ученики уже в достаточной степени духовно очистились благодаря повторению мантры, он ввел в практику поклонение Божествам Ч арчана. В марте 1967 года, спустя примерно год после того, как у Прабхупады появились первые преданные ему ученики, он устанавливает в Сан-Франциско Божества Джаганнатхи, Баладевы и Субхадры.4 Церемония установления Божеств была предельно простой, как и введенный им порядок поклонения. Но по мере того, как ученики приобретали необходимые навыки, Прабхупада постепенно поднимал стандарты арчана и уже в июне 1969 года в Лос-Анджелесе были установлены первые в ИСККОН Божества Радхи и Кришны.5
В наши дни поклонение Божествам проводится во всех храмах ИСККОН, и это упорядочивает и регламентирует жизнь преданных. В большинстве храмов на алтаре находятся три вида Божеств: Гаура-Нитай, Радха-Кришна и Джаганнатха-Баладева-Субхадра. Первые представляют собой изображения Чайтаньи (которого также называют Гаурангой или Гаурахари) и Его ближайшего спутника Нитьянанды;6 Радха-Кришна Ч это основные Божества гаудия-вайшнвов; кроме того, преданные поклоняются Божествам Джаганнатхи, поскольку Чайтанья ежедневно поклонялся им в храме Джаганнатхи в Пури, где Он провел последние 18 лет своей жизни. В некоторых храмах преданные также поклоняются шалаграма-шилам. Процедуры храмового поклонения в ИСККОН отвечают стандартам, установленным для Гаудия-матха Бхактисиддхантой Сарасвати и закрепленным в руководстве под названием лАрчана-паддхати», которое в свою очередь опирается на лХари-бхакти-виласу» Санатаны Госвами.7
В этой статье я хотел бы как можно яснее показать, что значит для преданного, подобного мне, поклонение и служение образу Господа в храме. Каждый, кто желает понять смысл этого духовного образа жизни, должен принимать во внимание как философскую (теологическую), так и практическую сторону арчана. Другими словами, даршан Божеств должен рассматриваться двояко: как философия, подводящая логическую основу под поклонение Божествам и объясняющая его, и как конкретный акт общения с Божеством. Эти две разновидности даршана тесно связаны между собой и весьма любопытным образом взаимодействуют друг с другом.
Буквально слово лдаршана» означает лсозерцание», однако созерцающего Божество преданного не следует считать обычным зевакой. По определению Дианы Экк, даршан Ч это лицезрение Божественного, лспособность воистину увидеть божественный образ».8 В то же время слово лдаршан» употребляется также по отношению к философии или теологии, и, как объясняет Шриватса Госвами, под этим подразумевается не некая абстрактная система познания, а лто, что позволяет видеть».9 Это же имел в виду и Прабхупада, когда говорил, что преданный смотрит на мир через призму священных писаний (лшастра-чакшус»),10 или глазами, открывшимися благодаря трансцендентному знанию.11
Я, как и те, кто, подобно мне, поклоняется Божествам, твердо убежден, что Бог может проявиться в конкретной, доступной для восприятия форме. Чтобы обрести подобную уверенность, мне пришлось преодолеть в себе определенные предрассудки о природе Бога, доставшиеся нам в наследство от иудео-христианской традиции. Эти предрассудки мешают большинству людей Западе по достоинству оценить поклонение Божествам. Несомненно, в лВетхом Завете» идолопоклонство строго осуждалось, что должно было удержать последователей Яхве от поклонения лБаалам и Истхарам» Ч идолам соседних племен, однако не это сыграло решающую роль в формировании представлений о Боге в классическом иудео-христианстве. Здесь основное влияние оказали толкования поздних теологов, уходящие корнями в метафизику греческой философской школы с ее презрением ко всему конкретному и осязаемому. В результате этого сложилось представление, что сама природа Бога делает невозможным Его изображение.
В философии Аристотеля и Платона неизменному и нетленному (т. е. божественному) отводится место в сфере сознания. В представлении Аристотеля, Бог Ч это беспримесный разум, независимо существующий бестелесный интеллект. В свою очередь, Платон полагал, что Всевышний является абстрактной эмпирической сущностью, или, другими словами, объектом познания Ч неким вселенским принципом. Эта тенденция рассматривать духовные категории с позиций некоего лразума» впоследствии нашла свое продолжение и в западной теософии. Примером тому может послужить выступление Вилльяма Джеймса на съезде протестантов-унитан, где он изложил свои взгляды на лосновные составляющие» понятия лБог». В его представлении, Бог должен рассматриваться как лперсонификация разума». Хотя Джеймс решительно отстаивал свое определение, он не посчитал нужным хоть как-то объяснить, что он понимал под лразумом». Судя по всему, Джеймс не видел в этом особой необходимости.12
Вместе с тем, некоторым западным теологам и вовсе претила мысль об использовании позитивных определений лБога». Филон Александрийский, философ иудео-эллинистической школы, в отличие от Платона, считавшего божественное доступным для познания, утверждал, к примеру, что Бог настолько отличен от всего, что не может иметь имени, не может быть описан или понят.13 Фома Аквинский, в свою очередь писал, что лмы не в силах познать что есть Бог, нам доступно только то, что Он не есть». Подобный подход к трансцендентному и божественному подразумевает отказ от лпозитивной теологии» в пользу лнегативной теологии». В этом случае даже позитивные описания Бога представляют собой совокупность отвлеченных понятий, таких, как лблагой», лмудрый», лсправедливый», лвсемогущий» и т. п. (Фома Аквинский, например, уверяет, что чем абстрактнее имена,...тем более они уместны в отношении Бога). Кроме того, смысл даже этих абстракций зачастую полностью искажается. Их принимают за красивые метафоры и считают не качествами самого Бога, а производными от Него.
Человек, воспитанный в духе этой традиции, вероятнее всего будет считать изваяние Господа в вишнуитском храме Ч имеющее сходное с человеческим обличие, да к тому же изысканно одетое, украшенное драгоценностями и гирляндами Ч не более чем порождением примитивного интеллекта, этаким объектом поклонения для тех, чьи представления о Боге по непонятным причинам изрядно запоздали в своем развитии, или же для тех, кому и вовсе нет дела до божественного и трансцендентного. К примеру, Вилльям Крук в своей статье лОбычай идолопоклонства» в энциклопедии Гастинга пишет, что людям Индии христианство и ислам лпринесли неоценимое благо, дав индусам более чистую концепцию Бога». Далее он цитирует А.К. Лаэла:
лВ сущности, идолопоклонство представляет собой не что иное, как ярко выраженный народный символизм. Оно зародилось еще в те времена, когда не знающий письменности человек решил воплотить в дереве и камне свое грубое и неразвитое представление о Боге. Подобное самовыражение с использованием разного рода предметов находит свое продолжение и в высокоразвитых обществах, пока в конце концов выражаемая идея не становится такой тонкой и возвышенной, что может быть выражена исключительно на письме или в речи».14Ещё одно препятствие для правильного понимания арчана исходит из самой Индии. Практически все индийцы, когда-либо выступавшие на Западе в защиту поклонения Божествам, являлись последователями адвайта-веданты. Их представления, по сути дела, мало чем отличались от критических представлений христианских философов о том, что люди, поклоняющиеся божественному образу, не отличаются особой духовностью и глубоким пониманием, поскольку само Божество, на их взгляд, является майей и поклоняющиеся ему пребывают в иллюзии. Как следует из учения Шанкарачарьи, Брахман познается как ниргуна, т.е. лишенный имени, формы, качеств и отношений, и человек, познающий Брахман, в конце концов осознает свою полную тождественность Ему.15 Однако для невежественных людей Брахман предстает как лсагуна» Ч как Божественная Личность, Творец, который отличен от поклоняющегося. Далее Шанкарачарья отмечает, что такие категории, как лпреданный», лобъект преданности» и т. п. являются атрибутами именно невежественных форм поклонения. Следовательно, человек, идущий духовным путем, должен в конце концов понять, что для осознания Бога ему следует поставить во главу угла лнегативную теологию», ибо Бога невозможно описать словами, а тем паче изобразить. Но несмотря на все это, последователи Шанкарачарьи весьма одобрительно относятся к поклонению Божествам, считая его своего рода шагом вперед, ведь, в конце концов, лвсе пути ведут к одному» (точнее, к адвайта-веданте). На самом деле если принять эту точку зрения, то окажется, что и Бог вайшнавов, котор
ого изображают в виде Божества, и более абстрактный христианский Бог, выражаемый исключительно в словах, в равной степени являются плодом воображения и нет нужды сравнивать их между собой, ведь и в том и в другом случае мы имеем дело с символами и материальными способами передачи того, что находится вне пределов досягаемости мысли и речи.
В действительности те защитники поклонения Божествам, которые приписывают арча-мурти символическое значение, выставляют существующую теорию и практику арчана в ложном свете, что подтверждают христианские борцы с язычеством. Преподобный В. Уард, баптистский миссионер, живший в Серампуре, отдает должное такой трактовке как ллучшему оправданию идолопоклонства», но в то же время отмечает следующее:
лИндус приучен думать, что Божество является самим Богом. Тот же, кто осмеливается предположить, что Божество Ч это не что иное, как совокупность материалов, из которых оно сделано, подвергается суровому осуждению. По словам Тантрусару, такому безбожнику уготованы адские муки. Таким образом, в представлении обычного люда идолы божественны; они занимают место, которое по праву принадлежит одному Богу, и им служат, возносят хвалу, выражают почтение, что следует делать лишь в отношении Бога, как этого Он Сам требует от нас. Тем самым игнорируется слово Бога и попирается добродетель, проистекающая из знания о Его величии и власти над сотворенным им разумным существом».16
О том же свидетельствует и Дж. Н. Фаргюхар, который цитирует одного индийского реформатора-иконоборца:
лКак бы ни уверяли нас защитники идолопоклонства в том, что поклонение материальным предметам представляет собой лишь способ сосредоточения помыслов на Едином Истинном духовном Боге, упрямый факт остается фактом: идолопоклонники действительно верят в то, что некоторые из идолов являются воплощениями Бога, называемыми ларчf-аватfрами» (воплощениями Бога, предназначенными для поклонения), а не просто символами...»17
Представления вайшнавов о Боге действительно отличаются конкретностью и недвусмысленностью (потому-то и существует возможность Его изобразить). Что же касается различных обвинений, то я хотел бы отметить, что в гаудия-вайшнавской традиции эти представления имеют теологическую основу, исключающую возможность того, что они продиктованы сентиментальностью, и выводящую нас за рамки лнегативных теологий» христианского и адвайтистского толка в мир трансцендентного.
Для начала я приведу несколько стихов их лБрахма-самхиты» (5.29-33),18 чтобы дать возможность яснее представить ту концепцию, о которой идет речь:
лЯ поклоняюсь Говинде, предвечному Господу, источнику всего сущего. Он пасет коров, исполняющих все желания, в обители, созданной из духовных самоцветов, где всюду растут деревья желаний (калпа-врикши) и где тысячи лакшми (или гопи) служат Ему с любовью и благоговением.
Я поклоняюсь Говинде, предвечному Господу, виртуозно играющему на флейте. Его глаза прекрасны, точно лепестки распустившегося лепестки лотоса, в Его волосах павлинье перо, а красота Его тела цвета грозовой тучи пленяет сонмы Купидонов.
Я поклоняюсь Говинде, предвечному Господу, на чьей груди цветочная гирлянда и прекрасное ожерелье с лунным камнем. В Его руках флейта, усыпанная драгоценными камнями. Он непрестанно наслаждается любовными играми, а Его великолепная, трижды изогнутая форма Шьямасундары вечна и нетленна.
Я поклоняюсь Говинде, предвечному Господу, чей трансцендентный, ослепительно прекрасный образ исполнен блаженства, знания и вечности. Каждая из частей Его трансцендентного тела наделена возможностями всех других частей. Он Ч свидетель, хранитель и источник существования мириад духовных и материальных вселенных..
Я поклоняюсь Говинде, предвечному Господу, который доступен для чистых преданных и остается непостижимой загадкой для штудирующих Веды. Он свободен от двойственности и непогрешим. Его форма бесконечна, и хотя Он Пуруша, изначальная причина всех причин, Он вечно остается цветущим юношей».19
В этих шлоках Бог предстает в конкретном, наделенном разнообразными чертами облике. Он Ч обладает телом определенного оттенка, Он стоит в характерной для Него позе, на Нем особые украшения. Он живет в поражающей своим изобилием духовной обители. Все это свидетельствует о том, что Бог, вне всяких сомнений, обладает именем, формой, качествами, что Он вступает в различные отношения и что Он разносторонне деятелен. Кроме того, все эти черты Его личности лтрансцендентны», т.е. по своей природе принципиально отличны от имен, форм, качеств, отношений и деятельности, существующих в материальном мире.
Хотя личностная ипостась Бога исполнена многообразия, это многообразие имеет недвойственную природу (адвайта). Духовная форма Бога имеет природу абсолютного единства. В отличие от обусловленных душ, душа и тело Кришны неотличны друг от друга, так же как неотличны друг от друга части тела и их обладатель, Его атрибуты и их владелец. К тому же, каждая часть тела Бога может исполнять функции всего целого. По словам Бхактисиддханты Сарасвати, тело Кришны Ч это лконцентрированный» Брахман.20
Приверженцам столь детализированного описания Бога, конечно же, приходится выслушивать со стороны своих оппонентов как на Западе, так и на Востоке, упреки в том, что они, дескать, привносят свои материальные представления в сферу духовного. В ответ на это, мы со всей решимостью заявляем, что наши представления о теле Кришны не есть проявление наивного антропоморфизма. Напротив, человеческое тело является лтеоморфным» Ч созданным по образу и подобию истинной формы Бога. Однако достаточно одного лишь упоминания о лдуховной форме», чтобы вызвать непонимание среди наших оппонентов, которые никак не могут взять в толк, как можно сравнивать столь разные, казалось бы, понятия. Они привыкли думать, что дух представляет собой нечто абстрактное, прямо противоположное конкретному и определенному Ч нечто запредельное и не имеющее ничего общего с телом и чувствами.
Духовный поиск через отрицание является, на мой взгляд, характерной чертой одной из стадий Ч промежуточной ступенью развития религии в обществе, и в разных ипостасях эта коцепция присутствует во всех основных религиозных традициях. На этой стадии выделяются как бы две сферы: сфера субъекта (т.е. человека, занятого духовными поисками) и сфера объекта (т.е. цели духовных поисков Ч божественного). Сферу субъекта характеризуют аскетизм и умерщвление плоти, а для сферы объекта характерно осмысление божественного путем постепенного абстрагирования или отрицания (via negativa). Эта стадия отрицания представляет собой реакцию на материализм, протест против такого образа жизни, при котором основное внимание уделяется погоне за преходящим счастьем, понимаемым как чувственные удовольствия. Сфере субъекта материализма зачастую присуще полное отрицание чего бы то ни было божественного. Но в то же время существуют так называемые материалистические религии, в которых объектом поклонения служат деваты Ч полубоги или подобные им существа, и поклонение или жертвоприношения им совершаются ради достижения каких-либо мирских целей. В Древней Греции стадия отрицания в развитии религии началась, когда Ксеофан подверг острой критике эллинистическую традицию поклонения различным человекоподобным богам. Ранние христиане также выступали с критикой в адрес политеизма и идолопоклонства, положительно отзываясь об лотрицающей теологии» древнегреческих мыслителей (в особенности Платона), которую они считали боговдохновенной.21
Принимая во внимание вышеописанную парадигму характерных стадий развития религии, следует отметить сходство позиций христиан и последователей адвайта-веданты, отвергающих вайшнавское поклонение Божествам. Это сходство проявляется в том, что суждения и тех и других, с присущими им особенностями, весьма характерны для стадии отрицания. На этой стадии изображение Бога в конкретной форме рассматривается как анохронизм, принадлежащий к предыдущему, уже пройденному этапу. Однако такая оценка вайшнавских представлений о Боге в корне неверна, поскольку в действительности эти представления относятся к третьей, высшей стадии развития религии.
В своих книгах и лекциях Прабхупада неоднократно подвергал критике теологические концепции, принадлежащие к первым двум стадиям развития религии, наиболее ярко представленным в Индии. К первой стадии относятся карми, которые стремятся обрести материальное благополучие с помощью ведических жертвоприношений или поклонения разного рода деватам. Вторую стадию представляют концепции гьяни или маявади, которые ищут освобождения, следуя философским доктринам адвайта-веданты. Между тем, критика Прабхупады лишь на первый взгляд была направлена на конкретные исторические традиции. В действительности объектом его критики было свойственное многим людям отношение к духовности, лежащее в основе подобных исторических образований. Один из первых учеников Прабхупады делится своими воспоминаниями по этому поводу:
лВ своих первых лекциях в Нью Йорке в 1966 году Прабхупада очень часто критиковал имперсоналистов-маявади, и, не понимая, кого он имел ввиду, мы с другом шутили по этому поводу: лМаявади?! Когда ты в последний раз встречал маявади?» Никто из нас не мог взять в толк, зачем он нам об этом говорил. Маявади, как мы их себе представляли, были группкой индийских философов, которым Прабхупада, судя по всему, объявил войну на почве теологии. Но на самом деле это мы были теми самыми маявади».22
Иногда могло показаться, что Прабхупада вступал в ненужную полемику или старался обосновать свои убеждения. Однако в действительности его слова были призваны излечить человека от заблуждений. Он был обязан помочь нам, своим ученикам, еще только вступающим на путь, ведущий к чистой бхакти, чистому преданному служению, преодолеть два препятствия на этом духовном пути: жажду материальных наслаждений и желание обрести освобождение с помощью умозрительного философствования. Еще Рупа Госвами определил чистую бхакти как преданное служение, неоскверненное примесями кармы и гьяны. Иначе говоря, чтобы достичь высшей стадии развития религии нужно, полностью избавиться от приверженности к представлениям, сформировавшимся на двух предыдущих стадиях.23
В бхакти нет места для привязанности органов чувств к материальным объектам, столь характерной для первой стадии (кармы), равно как и для полного игнорирования потребностей чувств и умерщвления плоти, присущих второй стадии (гьяне). В отличие от этого, чувства в процессе бхакти направляются на духовные объекты, в частности на имя Бога, Его форму, качества и деяния. Маявади возразят, что имя, форма и тому подобное присущи материи, но не духу, и что не следует путать материальное с трансцендентным. За этими возражениями кроется представление о том, что если бы у Бога действительно были имя, форма, качества и т. д., то они неизбежно были бы материальными. Однако с точки зрения логики у нас нет никаких оснований делать вывод, что все имена материальны, все формы материальны, все индивидуальные качества материальны и т. д. и т. п. Сами по себе подобные заявления являются следствием приложения мирских представлений об именах формах и качествах к сфере трансцендентного. В Индии вайшнава-бхакти испокон веков находилась в непримиримой оппозиции по отношению к гьяне, которую исповедуют маявади, и, оставаясь верным этой традиции, я хотел бы привести несколько доводов против всеотрицающей теологии адвайта-веданты.
Итак, цель гьяны Ч это познание Абсолюта путем отсеивания всего относительного. Однако, нелишне заметить, что подобное отсеивание имеет свои пределы и само по себе неполноценно. К примеру, если допустить, что лформа» Ч понятие материальное, то тогда Абсолют следует характеризовать как лбесформенный». Поскольку само определение требует, чтобы в нем присутствовало слово лформа», если понятие лформа» материально и относительно, то, стало быть, на тех же основаниях можно считать материальным и понятие лбесформенный». Следовательно, если к проблеме определения Абсолюта подходить исключительно с позиций лотсеивания», то в результате может сформироваться только некая относительная, материальная концепция.
Таким образом, нельзя опираться только на отрицание. Как я уже отмечал, попытки постичь Бога проходят три стадии: кармы, гьяны и бхакти. Любопытно, что эти три стадии вместе образуют систему, напоминающую диалектическую триаду: теза, антитеза и синтез. Метод отрицания представляет собой не заключительный, а лишь промежуточный этап в этой системе, и потому он не ставит последней точки в процессе познания. В конце концов понятие лформа» и противоположное понятие лбесформенный» приходят к конечному синтезу и образуют противоречивое, с материальной точки зрения сочетание формы и бесформенности. В наши дни со страниц книг философов-имперсоналистов довольно часто раздаются призывы выйти за пределы философии отрицания. Но, как правило, за этим стоит желание полностью исключить роль ума и интеллекта в процессе спонтанного, подсознательного лакта» познания. Не стоит, однако, считать сочетание понятий лформа» и лбесформенный» непостижимой игрой слов, лишенной всякого смысла. Прежде всего, для большей ясности, давайте определим понятие лформа» как лматериальная форма». Тогда отрицание формы, т.е. понятие лбесформенный», будет означать лотсутствие материальной формы». Теперь совсем нетрудно понять, к чему будет приводить синтез понятий лформа» и лбесформенность», или отрицание отрицания, которое содержится в понятии лдуховная форма». Понятие лдуховная форма» представляет собой единство понятий лформа» и лбесформенность»: наличие формы и, одновременно с этим, отсутствие (материальной) формы.
Тот подход, который я применил в отношении объекта, может быть использован и применительно к субъекту. Любая работа, осуществляемая действующими и познающими органами чувств, может быть названа кармой, но чаще это слово используется для обозначения деятельности, которая порождает привязанность субъекта к материальному миру (см. лБхагавад-гита», 8.3.). Продиктованная материальными желаниями деятельность является отличительной чертой стадии кармы. В свою очередь, на стадии гьяны субъект стремится полностью прекратить всякую деятельность. Так, Шанкарачарья пишет в своем комментарии к лБхагавад-гите», что лавидья и кама (невежество и желание) являются корнем любой деятельности»,24 и далее:
лКогда человек научится воспринимать этот двойственный мир как иллюзию, как сон, когда он постигнет свое лЯ», то тогда его долгом будет не деятельность, но отречение от всякой деятельности... Когда человек осознает свое лЯ», тогда органы восприятия и воспринимаемые ими объекты перестанут будоражить его сознание».25
Бхакти позволяет преодолеть подобную альтернативность действия и бездействия. Что касается чувственного восприятия, то в бхакти оно не отвергается, но и не становится поводом для наслаждения. По словам Рупы Госвами, который в свою очередь цитирует лНарада-панчаратру», бхакти означает служение Господину чувств (Богу) посредством самих органов чувств.26 Если органы чувств используются исключительно в служении Богу, то такая деятельность, как подтверждается в лБхагавад-гите», одновременно будет являться бездействием.27 Другими словами, преданное служение складывается из действий, которые не являются кармой. Их порождает не кама, которая представляет собой желание услаждать свои чувства, а према Ч бескорыстное желание доставить удовольствие трансцендентным чувствам Кришны.28
Итак, все сказанное выше имело своей целью показать, что духовная природа Бога нисколько не препятствует тому, чтобы Он стал трансцендентным объектом для чувств, и что духовная жизнь не требует от нас подавления деятельности чувств. Далее я расскажу, каким образом в гаудия-вайшнавизме рассматривается недвойственная природа Бога и как определяются Его отношения с миром.
Недвойственность (адвайта) для гаудия-вайшнава вовcе не указывает на отсутствие многообразия. Абсолютное единство заключает в себе и многообразие, что тем самым выводит его за рамки противоречия единства и многообразия, или единственного и множественного. Единство, отрицающее многообразие, является материальным единством. Этот принцип духовного единства распространяется и на отношения, связывающие Бога с миром. Факт существования реального мира вовсе не подразумевает существования чего-то отличного от Бога, что ограничивает Его безграничность. Бог всегда остается ладвайа», единым, свободным от двойственности и противоречий, ибо Он вмещает в себя весь мир, одновременно оставаясь в стороне от него. лВсе живые существа пребывают во мне, - говорит Кришна в лБхагавад-гите» (9.4), Ч Но я Ч не в них». Это утверждение в гаудия-вайшнавизме объясняет философия ачинтья-бхедабхеда-таттвы, в основу которой положен принцип одновременного единства и различия. Этот принцип гласит, что нет ничего отличного от Кришны, в то время как Кришна отличен от всего. лВ каком-то смысле, ничто не отлично от Кришны, но, между тем, ничто не является Кришной, кроме Него Самого». Весь наблюдаемый мир, состоящий из духа и материи Ч пара пракрити и апара пракрити, выражаясь языком лБхагавад-гиты» (7.5) Ч в каком-то смысле является Кришной, поскольку состоит из Его энергии.
Эти три утверждения, а именно то, что в сфере трансцендентного есть место многообразию форм имен и качеств, что существует абсолютное единство, которое включает в себя и многообразие, и что существует духовная деятельность чувств Ч формируют теологическую основу для поклонения Богу в образе Божества в храме.
Во-первых, если Бог является трансцендентной личностью, обладающей формой, качествами и цветом тела, а также множеством других характерных черт, то тогда вполне можно правдиво изобразить Его. Ничем не обоснованные заявления о том, что детализированное изображение Бога является плодом воображения или следствием материальных представлений, свидетельствуют об элементарном заблуждении. Создать изображение Бога, безусловно, можно и оно будет соответствовать действительности.
Во-вторых, свойственная Богу недвойственность (включающая в себя многообразие) дает все основания полагать, что изображаемый объект и само изображение (например, звуковое или запечатленное в камне) не отличны друг от друга. На основе этой концепции построена, к примеру, гаудия-вайшнавская теология Святого Имени. Вкратце, она сводится к тому, что Кришна неотличен от Своего имени и любой, кто произносит Его имя, сразу получает возможность непосредственно общаться с Ним. Таким образом, имя Кришны является аватарой Кришны в звуке. Подобно этому, Божество Кришны в храме тоже является Самим Кришной. Оно не просто символизирует Кришну или изображает Его Ч Кришна Сам присутствует в храме в образе арча-аватары. В этом и заключается смысл недвойственности Бога.
В-третьих, не существует причин, по которым Бог не может присутствовать в форме, сделанной из дерева или камня. Бог и Его энергия едины, к тому же, с точки зрения Абсолюта, разделения на дух и материю просто не существует, а есть лишь разнообразные проявления духа. И поскольку, в определенном смысле, Бог есть все, то следовательно, Он может без труда проявиться в материи. Он способен, так сказать, превратить материю в дух. Таким образом, хотя Бог и не является камнем или деревом, Он может в полной мере проявиться в форме, сделанной из камня или дерева.
Все духовное и материальное создано всесильной энергией Бога. Хотя энергия Кришны едина, она действует трояко: в качестве Его внутренней энергии (антаранга-шакти) она образует трансцендентное царство Бога, духовный мир; в качестве внешней энергии (бахиранга-шакти) она создает материальный мир; и в качестве пограничной энергии (татастха-шакти) она служит источником возникновения великого множества индивидуальных душ, джив, которые занимают лпограничное» положение, поскольку могут существовать в среде либо внутренней энергии, либо внешней. Хотя производные внутренней и пограничной энергий именуются лдуховными» проявлениями, а продукты внешней энергии Ч лматериальными», в конечном счете все духовно, поскольку все сущее так или иначе связано с Кришной, являясь порождением Его энергии. Термин лдуховный» означает лсвязанный с Богом», а термин лматериальный» значит лотделенный от Бога». И поскольку в действительности все связано с Богом, то материи просто не существует. Тем не менее, условно внешнюю энергию называют лматериальной», так как она заставляет очарованные ею души думать, что они не связаны с Богом. Под влиянием внешней энергии мы утрачиваем способность видеть связь между нами, окружающими нас людьми, предметами и Богом. В результате создается иллюзия материи. Эта иллюзия предназначена для тех, кто желает быть независимым от Бога, что само по себе онтологически невозможно однако Кришна вполне может избавить от влияния этой иллюзии тех, кто хочет этого. В этом случае, повинуясь Его воле, та же самая энергия, которая прежде отделяла живое существо от Бога, становится связующим звеном между ними. Так, благодаря своему могуществу, Кришна преобразует внешнюю энергию во внутреннюю. В качестве иллюстрации этому Прабхупада приводил пример электротехника, который с помощью соответствующих приспособлений использует электроэнергию либо для охлаждения, либо для нагревания. Когда лматерия» используется для того, чтобы связать живое существо с Кришной, она берет на себя роль внутренней энергии или духа. Следовательно, е
сли Бог по доброте Своей предстает в образе Божества в храме, становясь доступным для материально ограниченных органов чувств поклоняющегося, то в этом случае происходит преображение материи в дух. Прабхупада неоднократно подчеркивал следующее:
лГосподь в образе арча-мурти, формы, сделанной из материальных элементов, нематериален, поскольку, как утверждается в лБхагавад-гите», сами эти элементы, хотя и отделенные от Господа, представляют собой проявления Его энергии. Поскольку материальные элементы Ч это энергия Господа и так как между энергией и ее источником не существует разницы, то Господь может проявиться в любом из материальных элементов. Воздействие Солнца проявляется через его лучи, несущие тепло, и свет самого Солнца; подобно этому Кришна, посредством своей непостижимой энергии, может проявить Свою изначальную духовную форму в любом материальном предмете, включая камень, дерево, краску, золото, серебро и драгоценные камни... Шастры предостерегают нас: ачарйа вишнау шила-дхих Ч арча-мурти, Божество в храме, ни в коем случае нельзя считать камнем, куском дерева или материальным предметом... Несмотря на это, обывателю будет казаться, что Божество сделано из камня, дерева или другого материала. Но, поскольку источником всех материальных элементов в конечном счете является Высшее Духовное Существо, то фактически не существует ничего материального».29
Итак, согласно теологии гаудия-вайшнавизма, иллюзия материи исчезает, как только спадает пелена невежества. В то же время, это вовсе не означает, что вместе с этим исчезает и сам наблюдаемый нами мир. Напротив, все сущее предстает в истинном свете Ч как дух, как энергия Господа, одновременно тождественная Ему и отличная от Него.
Бог нисходит в этот мир в образе арча-аватары по просьбе Своих чистых преданных, которые всей душой стремятся помочь духовно неразвитым людям избавиться от невежества. Бог милостиво приходит к нам в образе арчи, становясь доступным даже для материально ограниченных органов чувств, и тем самым дает преданным возможность полностью погрузиться в преданное служение телом, умом и чувствами. Преданные, со своей стороны, обязанны старательно служить Божеству, оказывать Ему должное почтение и внимание. В одном из писем, затрагивающих тему храмового поклонения, Прабхупада пишет своему ученику:
лВыполняй все как можно лучше. Я пригласил Кришну прийти к вам, и поэтому нельзя допускать, чтобы с Ним непочтительно обходились. Я ввел систему поклонения Божествам среди неверующих, атеистов, млеччх, яванов, и я молю Кришну: лЯ пригласил Тебя прийти сюда, и, поскольку Ты находишься в их сердцах, пожалуйста, надели их достаточным разумом, чтобы они смогли служить Тебе, не причиняя неудобств»... Никогда не смотри на Божество как на камень или кусок дерева. Каждый поклоняющийся должен помнить, что Кришна лично присутствует в храме в образе Божества. Просто Он милостиво предстал перед нами в этой форме, чтобы мы смогли Его увидеть. Это Его милость. Иные Его формы недоступны нашему восприятию».30
Присутствие Божества делает храм в буквальном смысле домом Бога. Преданные, которые живут с Господом, являются прислугой, служащей верой и правдой своему Господину. Преданные служат и поклоняются Божеству в точно так же, как когда-то пажи, фрейлины и вельможи прислуживали и оказывали знаки почтения царю во дворце. Божество считается истинным владельцем храма. (К примеру, храм в Джаганнатха Пури и прилегающая к нему территория являются юридической собственностью мурти Баларамы, старшего брата Кришны.) Вокруг Божества вращается вся храмовая жизнь, и день преданного строится с учетом служения Ему.
Арча-мурти, играющая роль хозяина храма и господина преданных, своим ощутимым присутствием создает атмосферу святости, в которой живут преданные, чьи жизни посвящены служению Богу. Конечно, не каждый преданный способен служить в качестве пуджари, тем не менее все без исключения живущие в храме могут всегда помнить о Божестве, подобно тому, как верная прислуга не может не помнить своего господина, во имя которого она выполняет различную работу и чьим нуждам служит все домашнее хозяйство. Все, что готовится в храмовой кухне, предназначено исключительно для Божества, а Его слуги питаются только остатками с господского стола, иначе говоря, прасадом Божества. Даже кассовая книга храма регулярно выставляется перед Божеством или зачитывается вслух для получения Его одобрения. Ежедневный распорядок, включающий в себя подъем Божества и Его отход ко сну, а также подношение пищи, арати и киртан, задает ритм жизни в храме. Живя в храме, я могу проводить большую часть дня за бумагами в своем офисе, но я всегда буду знать, отдыхает ли Господь или принимает подношения, и о каждом арати меня будут оповещать звуки раковины и звон колокольчика. Хотя Божество находится во внутренних покоях храма, Его присутствие отчетливо ощутимо в каждом уголке храма.
Когда Бог нисходит в этот мир в образе арча-мурти, с Ним проявляется и Его духовная обитель и храм становится точной копией Ваикунтха-локи. Таким образом, храм Ч это не что иное, как царство Бога на земле. На Вайкунтха-локе Богу служат освобожденные преданные, обладающие духовным телом (сиддха-деха). Точно так же, в материальном мире присутствие арча-аватары дает преданным возможность служить Богу, оставаясь в материальных телах.
На самом деле благодаря такому служению, материальное тело преданного превращается в духовное. Если железный прут поместить в огонь, он постепенно начнет нагреваться и под конец раскалится добела, обретя все свойства огня. Точно так же, материальное тело, ум и чувства преданного постепенно одухотворяются в результате близкого соприкосновения с Божеством.
Присутствие Бога в храме в форме арчи позволяет преданному сосредеточить на Нем все свои помыслы и деятельность органов чувств. Каждый день преданный непрестанно медитирует на Бога пробуя прасад Божества, совершая арати для Его удовольствия, любуясь украшенным телом Божества, вдыхая аромат поднесенных Ему цветов и благовоний, растирая тело Господа ароматическими маслами и одевая Его, делая гирлянды, наряды и готовя для Него. Йоги достигают сосредоточенности ума, обуздывая свои чувства, а преданный достигает того же самого, должным образом используя все органы чувств. В результате его ум и чувства постепенно очищаются, и в конце концов он в полной мере осознает присутствие Бога в арча-мурти.
В основе представления о том, что преданный, находясь в освобожденном, духовно совершенном состоянии, обладает духовными чувствами, лежит вайшнавская концепция личностного Бога. Если Бог является личностью и имеет духовную форму, атрибуты, качества, то постичь и оценить их может лишь тот, кто обладает подходящими для этого органами чувств. Кроме того, если вечной дхармой (обязанностью) души является служение Богу, то душа должна иметь необходимые для служения инструменты (т.е. органы чувств). Также важно, что вся глубина в высшей степени личностного характера Бога проявляется в том, что Он вступает в разные отношения со своими бесчисленными преданными, которые по-разному служат Ему, считая Его своим господином, другом, сыном, мужем или возлюбленным. В лЧайтанья-чаритамрите» приводится описание всевозрастающего блаженства, которое испытывают преданные и Сам Кришна, находящиеся друг с другом в любовных отношениях. Так Кришна вечно наслаждается разнообразными отношениями, связывающими Его с преданными. Вайшнавская концепция Бога рассматривает Его вкупе с Его окружением, подчеркивая тем самым, что трансцендентное тело и чувства Бога связывают Его с теми, кто также наделен духовным телом и чувствами Ч с освобожденными дживами.
Следовательно, есть все основания утверждать, что джива имеет чувства. Но если она, как это часто случается, начинает питать зависть к Господу и отказывается служить Ему, то в этом случае чувства дживы приобретают материальные свойства. Такой дживе отводится место в сфере материальной энергии, где можно забыть о Боге. Таким образом она впадает в иллюзию независимости от Бога. Чувства дживы лматериальны», когда их деятельность направлена на то, чтобы испытать удовольствие, а не на служение Богу, и, поскольку джива заявляет о своих правах на объекты чувств, считая их своей законной собственностью, предназначенной для ее наслаждения, то, как результат этого, объекты чувств тоже кажутся лматерией», не имеющей ничего общего со своим истинным владельцем Ч Богом. Неправильное использование органов чувств приводит к тому, что Бог исчезает из поля зрения такой дживы и пред ее взором предстает одна материя.
Как уже говорилось ранее, в этом положении джива находится на стадии кармы. Когда, прожив много жизней и испытав многочисленные страдания, джива в конце концов понимает, что причиной всех ее страданий является материалистичная жизнь в погоне за чувственными наслаждениями, тогда она пытается игнорировать потребности чувств и отречься от их объектов. Это стадия гьяны. С точки зрения преданного, такая позиция неверна, поскольку в этом случае причиной страданий считаются сами органы чувств, а не злоупотребление ими. Гьяни решает полностью избавиться от тела, ума и чувств, видя в них источник своих страданий.
Однако простое подавление деятельности ума и чувств без их очищения не дает гьяни никаких преимуществ перед карми в том, что касается постижения личности Бога. С другой стороны, бхакта не использует чувства и объекты чувств для наслаждения и не отрекается от них: он занимает и то и другое в служении Господу. Так используемые в служении Богу чувства и их объекты освобождаются от покрова иллюзии и преобразуются в дух от соприкосновения с Богом. В лБхагавад-гите» (4.24) сказано, что подношение, тот кто делает подношение и сам акт подношения Ч все становится духовным (Брахманом), когда подношение приносится Всевышнему. В комментарии к этому стиху Прабхупада объясняет феномен одухотворения следующим образом:
лЗдесь, в ДГитеУ, говорится, что сознание Кришны способно излечить обусловленную душу, которая погружена в материальное. Это обычно называется ДягьяУ, или деятельностью (жертвоприношением), совершаемой ради удовольствия Вишну или Кришны. Когда какие-то поступки в материальном мире совершаются в сознании Кришны, т.е. исключительно ради Вишну, тогда, пропорционально этому, все вокруг одухотворяется, вовлекаясь в этот процесс. Брахман означает ДдуховноеУ. Господь духовен, и лучи, исходящие от Его тела, называются брахмаджьоти, духовным сиянием. Все сущее расположено в этом брахмаджьоти, но когда джйоти покрывает иллюзия наслаждения (майя), оно превращается в материю. Этот материальный покров может быть немедленно сброшен с помощью сознания Кришны. Таким образом, подношение, сделанное во имя Кришны, инструменты подношения, акт подношения, тот, кто сделал подношение, и полученный результат Ч все вместе является Брахманом, Абсолютной Истиной. Покрытая майей, Абсолютная Истина называется материей. Но материя, задействованная в служении Абсолютной Истине, вновь обретает свои духовные свойства. Сознание Кришны Ч это процесс преобразования покрытого иллюзией сознания в Брахман».31
Практика арчана в преданном служении является высокоэффективным методом использования материи в служении Абсолютной Истине. Благодаря этому чувства преданного очищаются и когда они окончательно возвращаются в свое изначальное состояние, преданный снова обретает способность полноценно общаться с Богом. Полностью погрузившись в служение Божеству, преданный вступает в вечную жизнь. Еще находясь в этом мире, он уже вошел в царство Бога и его деятельность в преданном служении не влечет за собой никаких кармических последствий. Служение преданного Ч это действие, которое одновременно является бездействием, так же, как и та форма, которой он служит, является формой Бесформенного. К такому преданному освобождение приходит само собой, как своего рода побочный результат его служения.
Изобилие конкретных, живых подробностей в изображении Бога, столь характерное для вайшнавской литературы и воплощенное в Божествах, установленных в вайшнавских храмах, разумеется служит благодатной почвой для возникновения разного рода ложных представлений. Именно поэтому Рупа Госвами предостерегает нас, цитируя лПадма-пурану», где говорится, что трансцендентная природа имени Кришны, Его формы, качеств и развлечений недоступна для оскверненных материей чувств; лишь чувства, очищенные преданным служением, способны ощутить трансцендентную природу. Для человека, чьи чувства осквернены, арча-мурти кажется всего лишь безжизненной статуей, так же, как и лилы Радхи и Кришны для него не более чем сексуальные отношения. Тем не менее, для преданного, который обладает духовным сознанием, эти подробности, раскрывающие великолепие духовного многообразия, дают пищу для чувств, тем самым очищая их.
Принимая во внимание все сказанное выше, было бы неправильным, с одной стороны, считать изображение или описание Бога метафорическим или символическим. С другой стороны, не менее ошибочно считать их материальными. Что же тогда в действительности означают такие слова, как лформа», лсиний», лгирлянда», лфлейта» и т.д., когда с их помощью описывают Бога? Их значение может быть либо буквальным, либо нет.
В ответ на это нужно сказать, что все эти слова приобретают свое буквальное изначальное значение лишь в том случае, когда ими описывают Бога. Наши же материальные представления имеют мало общего с буквальным значением этих слов. Ведь царство Бога является истиным, изначальным миром, тогда как этот мир представляет собой всего лишь его имитацию или бледное отражение. Но, несмотря на это, Бог может явить себя в этом мире в форме звука или в виде Божества, и, сосредоточив ум и чувства на словах, описывающих Бога, и на изображении Бога, человек может постепенно очистить их, и в конце концов ему откроется их буквальное значение.
Такое откровение происходит на одной из стадий преданного служения, называемой бхавой. На этой стадии преданный осознает, что между Богом, Его именем, изображением и описанием нет никакой разницы. Это позволяет стереть границу, разделяющую имя и носящего имя, изображение и изображаемый объект. Тождество слова и объекта являет такую степень близости между предметом и его обозначением, какую невозможно адекватно передать даже термином лбуквальное значение».
Итак, даршана как теория и даршана как практика, связанные с поклонением Божеству в храме, составляют вместе гармоничное сочетание, дополняя друг друга. Теология, которая рассматривает Бога как личность, наделенную особой духовной формой, качествами и атрибутами, санкционирует храмовое поклонение точному изображению Бога Ч Божеству. Служение Божеству позволяет слуге очистить свои ум и чувства, сделав их духовными инструментам, с помощью которых можно постичь духовную природу формы Бога, Его качеств и атрибутов и благодаря этому увидеть Бога в Его изображении. Это и называется даршаном или ллицезрением божественного», лспособность воочию увидеть божественный образ», по определению Дианы Экк.

Примечания
1. Роберт Соутей, придворный поэт Англии с 1813 по 1843 год, во многом способствовал формированию образа фестиваля колесниц для обывателя времен царствования королевы Виктории, описав это шествие в своей поэме 1809 года лПроклятие Кехама» (14.5).

«««Назад | Оглавление | Каталог библиотеки | Далее»»»


Sponsor's links: